Антитела надежды

Фото: © Carlo Cozzoli, globallookpress.com

Какие результаты даст тестирование на антитела к коронавирусу и ждать ли нам «иммунных паспортов»


На днях Федеральное медико-биологическое агентство зарегистрировало первые две российские тест-системы, разработанные специально для выявления антител к COVID-19. Если до сих пор частные медицинские лаборатории закупали такие тесты в Южной Корее, Китае и других странах, то теперь можно рассчитывать на массовое и более дешевое производство систем. А значит, не за горами широкомасштабное тестирование населения на антитела к коронавирусу. Кому нужен такой анализ, что он покажет и насколько результату можно доверять? Разбираемся в деталях.

Одну из отечественных тест-систем на антитела к коронавирусу разработали в НМИЦ гематологии. Первые наборы уже отправлены для медиков в московские больницы, где принимают пациентов с COVID-19. Научно-медицинский центр уверяет, что вот-вот начнет тестировать всех желающих, кто готов приехать в Новый Зыковский проезд.

Московский градоначальник Сергей Собянин пообещал, что уже через несколько недель тесты станут доступны в поликлиниках по системе ОМС. Пока не вполне понятно, будут ли анализы делать по показаниям или всем желающим, но в любом случае приоритет будет отдаваться медикам, контактирующим с больными COVID-19.

А частные медицинские лаборатории уже на днях начнут делать тесты всем, кто может за них заплатить. При этом предложения различаются как по способу забора материала для проведения анализа, так и по типу антител и по методу их определения.

Собираясь сдать кровь, прежде всего важно понимать, что на сегодняшний день известно два типа антител к COVID-19 — IgG и IgM. Антитела типа М вырабатываются организмом в острой стадии заболевания, а когда пациент поправляется, они быстро исчезают. То есть их наличие или отсутствие способно показать, болен ли человек прямо сейчас и болел ли совсем недавно.

Диагностике этот анализ не подходит, поскольку выработка антител начинается только с пятого дня заболевания, а «окно» для их определения довольно короткое. Поэтому людям с подозрением на коронавирус делают ПЦР-анализ (тоже, кстати, дающий до 30% ложноотрицательных и ложноположительных результатов). Единственное, что можно понять с помощью анализа на IgM, — это покинул ли вирус организм или нет.

Другое дело — антитела типа G. Они показывают, переболел человек коронавирусом или нет. Антитела появляются даже в том случае, если никаких симптомов болезни не было или они были совсем легкими. Тест на IgG имеет смысл делать, если вы переболели чем-то подозрительным или похожим на коронавирус, но не уверены, что это действительно был COVID-19.

Российских медиков начали тестировать на антитела такого типа еще в середине апреля. Первый этап проверок показал, что в Москве только у 7% медиков, работающих в ковидных отделениях, есть иммунная защита от заражения. На сегодняшний день проведено уже более 50 тысяч экспресс-тестов этого типа. Их результаты, как правило, становятся известны уже через 20-30 минут, а кровь для анализа берется из пальца.

Взятие крови из вены — более дорогостоящий и затратный по времени вариант, но и более информативный. Тест такого типа позволяет не только определить наличие антител в плазме, но и подсчитать их количество.

Обычно, когда речь идет о достаточно изученных заболеваниях, врачи настаивают на проведении именно такого анализа — чтобы свериться с контрольными цифрами. Это позволяет понять, достаточно ли антител для того, чтобы быть уверенным в защите организма от повторного заражения, или антител слишком мало.

Однако COVID-19 еще во многом загадка, и пока ни один ученый не способен сказать, каким должен быть титр, чтобы с уверенностью говорить об иммунитете к коронавирусу. Тем не менее в разных странах мира проводятся исследования, целью которых является ответ именно на этот вопрос. Так что, возможно, в скором времени, имея на руках данные количественного теста на IgG, можно будет определять степень угрозы.

Пока ВОЗ рекомендует государствам не торопиться с введением «иммунных паспортов» и требовать от жителей, стремящихся вернуть себе свободу передвижения, подтвердить наличие в крови антител. И дело не только в том, что неизвестно количество антител, гарантирующее защиту. Есть и другие вопросы. Например, до сих пор неизвестно, сколько времени продержится выработанный иммунитет. В случае с предшественниками нынешней напасти, атипичной пневмонией и ближневосточным респираторным синдромом, защита от повторного заражения сохранялась в течение трех лет. А вот, например, грипп мутирует так быстро, что в течение одного сезона есть шансы подхватить сначала одну разновидность, а потом и другую: антитела, выработанные после первого эпизода, во втором ничем не помогут.

Кроме того, результаты теста могут быть ложноотрицательными. Они вырабатываются в организме с разной скоростью: иногда это несколько дней после выздоровления, иногда — несколько недель. Если взять кровь слишком рано, данные окажутся ошибочными.

Ну и, наконец, как признают ученые, может оказаться так, что пока удалось выявить и выделить не все возможные антитела к COVID-19. Так, например, в Китае было зафиксировано несколько необъяснимых случаев, когда у людей, переболевших коронавирусом, не удалось определить в крови антитела.

И все же тестирование на наличие антител имеет определенный смысл. Не в последнюю очередь потому, что обобщенные данные позволят эпидемиологам получить представление о масштабах распространения коронавируса и, главное, скорости формирования коллективного иммунитета. В отсутствие действенного лечения от COVID-19 и при задержке с разработкой надежных вакцин, предохраняющих от заражения, это единственный механизм, способный снизить число заболевших.

P.S. Как сообщает РБК, введение системы документов об иммунитете человека к коронавирусу рассматривают в Италии, Германии и США. Ведущий эксперт США по коронавирусу Энтони Фаучи говорил, что для обладателя такого сертификата могут быть сняты некоторые ограничения — к примеру, на посещение общественных мест.

 



Как вы думаете, должен ли оплачиваться труд домохозяек? Правительство считает, что нет.