06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧУТЬ ЖИВАЯ ЛЕГЕНДА

Васильев Анатолий
Опубликовано 01:01 10 Ноября 2004г.
Здоровье палестинского лидера Ясира Арафата, находящегося в коме во французской больнице под Парижем, еще оставляет некоторый простор для спекуляций, однако уже очевидно, что фактически началась эпоха "после Арафата". В Париж направился палестинский синклит, чтобы выяснить реальное состояние лидера и решить, что делать дальше.

Палестинский лидер обречен стать легендой, национальным мифом, который с течением времени будет крепчать, все более отдаляясь от реальной личности. Политический баланс жизни и деятельности Ясира Арафата вызывает разноречивые оценки. Несомненно одно - это бесспорный лидер, который, несмотря на все перипетии судьбы, пользуется наибольшим авторитетом среди палестинского народа.
Практически же итог "эры Арафата" весьма печален. Палестинский народ влачит ужасающее существование, перспективы урегулирования палестино-израильского конфликта как никогда далеки. То, что удалось наработать во многом благодаря авторитету Арафата, пошло прахом. Палестинская автономия, главой которой в 1995 году был избран Арафат, существует лишь номинально. Фактически сохраняется израильская оккупация, в результате ежедневных карательных акций гибнут десятки, сотни боевиков радикальных организаций и мирных жителей. Уровень нищеты и безработицы среди палестинцев беспрецедентно высок, повсеместно распространены чувства отчаяния и безысходности, которые толкают палестинскую молодежь к экстремизму. Да и сам Арафат до эвакуации во французский госпиталь пребывал вот уже почти три года под домашним арестом.
Некоторые наблюдатели полагают, что в 2000 году в Кэмп-Дэвиде Арафат упустил шанс достичь в целом взаимоприемлемое и максимально справедливое при нынешнем соотношении сил урегулирование на условиях, выработанных палестинскими и израильскими экспертами. Из-за своего весьма авторитарного стиля руководства он стал скорее препятствием на пути разрешения застарелого конфликта, нежели фактором, способствующим его урегулированию. Другие продолжали утверждать, что альтернативы ему, как общенациональному лидеру, нет и, если Израилю все-таки нужен партнер на переговорах, кроме Арафата, ему не к кому обратиться, а время, дескать, работает на палестинцев - они привыкли страдать и бедствовать, а вот "разбалованное" демократией израильское общество не выдержит тягот интифады, волны терактов и бесконечных кровавых зачисток и пойдет на односторонние уступки.
В любом случае, при любом уравнении ключевой фигурой оставался Ясир Арафат - личность бесспорно неординарная, далеко не однозначная и весьма противоречивая, под стать окружающей среде. Даже находясь под фактическим арестом, он пресекал все попытки своих премьеров взять на себя переговорный процесс.
Критики Арафата, а их немало и среди его соотечественников, упрекают его в том, что он в междоусобицах пролил крови палестинцев гораздо больше, чем израильтян. Они говорят, что Израиль на протяжении десятилетий выпестовал Арафата как неоспоримого палестинского лидера, способного пойти на исторический компромисс. Израильтяне методически уничтожили все окружение Арафата, но какая-то волшебная невидимая рука неизменно спасала его от всех покушений и политических передряг, создавая ему ореол неуязвимости, стойкости, сказочного везения, почти святости. Отсюда и крайне негативная по отношению к Арафату позиция, которую заняло руководство Израиля после провала Кэмп-Дэвида.
Противники Арафата указывают на колоссальную коррупцию, поразившую его аппарат, обвиняют его лично в присвоении значительной части средств, поступление которых от израильтян (после соглашений 1993 года в Осло и формирования Палестинской автономии) и из-за границы - от арабских доноров и от Евросоюза - он контролировал единолично. В печати проскальзывали названия латиноамериканских банановых и африканских кофейных плантаций, куда якобы под подставными именами были вложены его деньги, и упоминались его заграничные миллиардные банковские счета. В вину Арафату ставится и вмешательство в межарабские конфликты. Упомянем хотя бы гражданскую войну в Ливане. Другой пример - Арафат поддержал аннексию Саддамом Хусейном в 1990 году соседнего Кувейта.
Сторонники Арафата выдвигают свои аргументы. Палестинский лидер стал символом национальной борьбы и среди своего народа, и на международной арене. Никто, кроме Арафата, не осмелился бы признать Израиль и пойти на соглашение в Осло, открывшее путь мирному справедливому ближневосточному урегулированию и принесшее Арафату Нобелевскую премию мира...
Теперь, естественно, встает вопрос о преемнике Арафата. Его оппозиция в лице палестинских экстремистских организаций - "ХАМАС", "Аль-Джихад аль-Ислами", Народного фронта освобождения Палестины уже высказалась за коллективное руководство. Непосредственно управленческие функции, видимо, возьмут на себя представители "старой гвардии" - бывший и нынешний палестинский премьеры Махмуд Аббас и Ахмед Курея, участвовавшие в разработке кэмп-дэвидских соглашений. Шансы "нового поколения" в лице бывших руководителей служб безопасности в Газе и на Западном берегу Мухаммеда Дахлана и Джебрила Раджуба несколько меньше. Им не хватает харизмы, политического веса и опыта. Наиболее перспективным лидером представляется сидящий сейчас в израильской тюрьме за организацию терактов против израильтян руководитель арафатовской организации ФАТХ на Западном берегу Марван Баргути. Многие наблюдатели считают его самым популярным после Арафата политиком. Похоже, на него, как на будущего партнера, положили глаз и израильтяне. Не исключено, что в будущем он выйдет из тюрьмы и через выборы займет лидирующее положение как в автономии, так и позже в палестинском государстве. Арафату же гарантировано весьма почетное место "отца нации" в палестинском пантеоне.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников