06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЛЕГ ПАВЛОВИЧ СЕРДИТСЯ...

Олег Павлович Табаков хочет отсудить у "Труда" полмиллиона рублей за "морально-нравственный ущерб". Уязвила мэтра отечественной сцены одна строка в статье Любови Лебединой "Три сестры" не рвутся в Москву", напечатанной 18 июля 2006 года. Конкретно сказано было следующее: "В чеховском МХТ за май и июнь не смогли выплатить премиальные, так как на спектаклях не было привычных аншлагов". Казалось бы, что тут такого оскорбительного? Ну да, лето - люди на курортах, а не в душном московском мегаполисе. Разве в этом вина театра? Просто констатация факта.

Ан нет, в иске, принятом к рассмотрению Тверским судом г. Москвы 25 сентября, утверждается, что данное заявление журналиста "наносит ущерб деловой репутации нашего театра". И даже уточняется, какой именно: "МХАТ имени А. П. Чехова имеет репутацию наиболее художественно и комерчески успешного театрально-зрелищного предприятия России". И вот тут вопросы возникают уже у нас. Что именно подразумевает под "деловой репутацией" театр, который на исковых бумагах остается академическим (МХАТ - Московский художественный академический театр), а на всех афишах значится как просто МХТ? То есть для судебных инстанций он - академический, а для зрителей - нет? Но это так, к слову. А теперь по сути.
Первое. Вообще-то Любовь Лебедина - театральный критик, а не аналитик финансово-хозяйственной сферы. И статью свою она писала не о "коммерчески успешных зрелищных предприятиях", а о театре. То есть организме творческом, живущем в первую очередь по законам именно творчества и лишь затем - по рыночным правилам. И если речь в материале зашла о пустующих местах в зале, то вовсе не потому, что автор хотела уличить какой-либо коллектив в неправильной хозяйственной политике. А о том, что многие даже очень хорошие спектакли московских театров летом остаются невостребованными, потому что москвичи в отпуске, на гастроли коллективы ездят все реже, а провинциальным театралам - гостям столицы - цены на билеты именитых коллективов часто не по карману.
И в данном случае словосочетание "деловая репутация" звучит не слишком уместно. Если бы все театры пеклись о своей репутации так, как это делает сейчас МХАТ (здесь и далее пишем его название согласно официальным документам), то иски с их стороны должны были бы подаваться в суд каждый день. На кого? Ну, разумеется, на критиков, пишущих разгромные рецензии на спектакли. (Между прочим, даже на те, которые собирают полный зал.) Слава Богу, до этого еще дело не доходило. Во всяком случае, нам не известно, чтобы московские театры через суд пытались компенсировать нанесенный им статьями критиков морально-нравственный ущерб. И, кстати сказать, почему-то другие театры, упомянутые в статье, не сочли себя уязвленными. Видимо, у них репутация не "театрально-зрелищных предприятий", а какая-то другая.
Второе. Табакова возмущает неправда по поводу отсутствия аншлагов во МХАТе в мае и июне. Но ведь если следовать определению слова "аншлаг", означающего "все билеты проданы", то это все равно не 94 и не 97 процентов заполняемости зала, как указано в документах, представленных театром в суд. И потом, театр не указал посещаемость спектаклей по каждому представлению в течение этих двух месяцев. Ведь, скажем, на свежем "Гамлете" она может быть и все 100 процентов, на возобновленной "Чайке", к примеру, 88... Возможно, Л. Лебедина имела неосторожность оказаться как раз на том спектакле, где показатель был наименьший. К слову сказать, администрация театра подводит итоги по количеству проданных билетов. И никогда не считает, сколько человек ушло в антракте, а сегодня, увы, это бывает...
Правда, докопаться, кто из актеров получил премию, а кто нет (по-видимому, последние и пожаловались корреспонденту "Труда" о невыдаче премиальных), невозможно, потому что это коммерческая тайна, и она не оглашается даже в суде. Но, как нам кажется, даже если премия и была вручена всем поголовно, а источники внутри коллектива сообщили о невыплате с исключительной целью подорвать "деловую репутацию" родного коллектива, дело все же не заслуживает столь резкой реакции человека, обладающего всеми возможными титулами: любимца властей, крупного хозяйственника, реформатора. Кумира публики, наконец. Кстати сказать, весьма странно, что Олег Павлович запамятовал, что в течение года "Труд" не раз писал о его коллективе, и в основном в позитивных выражениях, неоднократно предоставлял страницы актерам Табакова, с неизменным уважением отзывавшимся о нем. Но, видимо, все эти сотни строчек ничто по сравнению с одной вышеупомянутой.
Конечно, можно предположить, почему Олег Павлович так беспокоится о "деловой репутации" своего коммерчески успешного "театрально-зрелищного предприятия" и почему все эти большие проценты имеют для него такое значение. Просто цифры так же магически действуют на спонсоров, которым важно знать, насколько полезно расходуются их деньги. А театральные рецензии и интервью они вряд ли читают. Но и эту статью Л. Лебедина писала не для спонсоров.
Жаль, конечно, что Олег Павлович заподозрил "Труд" в том, что редакция решила дискредитировать его в качестве рачительного хозяина театра. В этом его качестве мы ничуть не сомневаемся. Но не сомневаемся и в том, что своим иском в суд он дал понять строптивым журналистам: так будет с каждым, кто отныне осмелится....


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников