09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВАЛЕРИЙ ТОДОРОВСКИЙ: ЛЮДИ СХОДЯТ С УМА ОТ НАТИСКА СЕРИАЛОВ

Безрук Мария
Опубликовано 01:01 12 Января 2006г.
Режиссер и продюсер Валерий Тодоровский - одна из самых ярких личностей на кинематографическом небосклоне страны. Каждый его фильм, будь то режиссерская работа или продюсерский проект, неизменно попадает в десятку. С его картин "Любовь", "Лимита" и "Подмосковные вечера" начали свое триумфальное шествие первые ныне российские актеры Евгений Миронов и Владимир Машков. Спродюсированные им сериалы "Идиот" и "Бригада" собрали все возможные кино- и телепризы, а сериал "Курсанты" стал первым отечественным проектом, вышедшим в финал EMMY INTERNATIONAL. Минувший год завершился показом телеромана Владимира Бортко "Мастер и Маргарита", в котором Тодоровский выступил в качестве сопродюсера. В первый же день показа фильм собрал неслыханные рейтинги, побив все возможные рекорды и автоматически став лидером эфира уходящего года. Именно поэтому мы начинаем разговор о самом популярном нынче жанре - телесериале - именно с Тодоровским.

- Наши телеканалы в прайм-тайм показывают безвкусные юмористические программы, ссылаясь на их популярность. Но рейтинги, скажем, "Идиота" или "Мастера и Маргариты" - не меньше. Так почему бы не поставить производство подобных сериалов на поток?
- Классику невозможно экранизировать поточным методом. И мы не ставим перед собой конкретной задачи выдать в год, скажем, пять картин "по мотивам". Потому что, во-первых, это в принципе трудно, а сделать это хорошо - еще труднее. Во-вторых, это дорого. В-третьих, для того, чтобы это происходило, должен найтись человек, который может и хочет это делать, для которого это не просто очередная работа, а нечто большее. И еще напомню: не так много на свете существует литературных произведений, пригодных для телевизионной экранизации. Ну, и последнее: не надо забывать, что зритель вовсе не настроен смотреть классику ежедневно. Поэтому добротная классическая экранизация - вещь штучная. Она может появляться в эфире два раза в год, а иногда и раз в пять лет.
- Но есть и еще один, так сказать, просветительский жанр - биографический фильм, где через судьбу писателя или поэта можно поднять весь пласт его произведений и его времени?
- Ну, да, один биографический фильм "Есенин" мы недавно посмотрели. То есть эта линия в нашем новейшем телекино уже началась. Я думаю, что она имеет очень хорошую перспективу. Потому что есть личности, о которых очень хотелось бы снять кино. Есть такие фигуры, как Маяковский или Максим Горький. Но в каком-то смысле это даже еще сложнее, чем просто экранизировать классику. Потому что за этим стоят реальные люди и конкретные факты. И тут в первую очередь есть одна опасность. Всегда тянет сделать это всерьез. А всерьез - никому не нужно. То есть в этом случае надо делать какую-то достаточно попсовую биографию. А попсовую не хочется, потому что фигуры, кого ни возьми, в основном с драматической судьбой. А в России они вообще все трагические. И как это делать, для кого, в какой интонации - я, например, не знаю.
- Некоторые продюсеры считают, что успешных телепроектов без звезд быть не может. Другие, напротив, предпочитают незамыленность, свежесть героев и набирают в свои сериалы никому не известных артистов. Какова ваша точка зрения?
- Да, действительно, есть масса примеров, когда фильмы без участия звезд собирают огромные цифры, из чего, казалось бы, можно сделать простой вывод: без звезд можно обойтись. Но производители перестраховываются. Именно потому, что не уверены до конца в том, что картину будут смотреть, не увидев в списке артистов знакомых фамилий. Меня, например, такое бесхозяйственное, порою бездумное использование на телевидении некоторых звезд просто раздражает. Хотя я их прекрасно понимаю, артисты - люди зависимые, они годами ждут, когда их позовут, и когда их начинают приглашать, они уже не в силах отказаться. Они, как не наигравшиеся дети, готовы работать бесконечно, 24 часа в сутки. У меня есть внутренний запрет на некоторых артистов, потому что я не знаю, как их еще можно использовать - они использованы до последнего. Поэтому мне гораздо интереснее сегодня иметь дело с какими-то новыми молодыми артистами. Которые пока еще не совсем затерты и от которых все чего-то ждут. А ошибиться можно как со звездой, так и с дебютантом. Никто от этого не застрахован.
- Известно, что сегодня ни один крупный кинопроект не снимается без участия того или иного телеканала. Иначе просто невозможно вернуть деньги, вложенные в производство. Не становится ли в этом случае творческая группа заложником канала в смысле формата?
- Если канал является заказчиком, основным продюсером, основным инвестором проекта, ты всегда в каком-то смысле являешься заложником его требований. Но в любом случае все упирается в персоналии - с кем лично ты имеешь дело. До недавнего времени такого жесткого разделения между прокатным кино и кино для телевидения не было. И история "сделаем версию для кинотеатров и четыре серии дня телевидения" - похоже, наше изобретение. И придумана она была как раз для того, чтобы "отбить" деньги, вложенные в производство. Но эта система дает сбои. Потому что часто из хороших полнометражных фильмов получаются плохие сериалы. И, наоборот, из хороших мини-сериалов после их урезания получаются плохие кинофильмы. В общем, скрестить коня и трепетную лань пока получается далеко не всегда. Кроме того, сейчас выясняется еще одна очень интересная вещь. Оказывается, зрители в кинотеатрах и у экранов телевизоров - это практически две диаметрально противоположные аудитории. И то, что собирает в кино огромную кассу, может провалиться на телевидении, и наоборот. А потому в ближайшее время производителям нужно будет предпринять какие-то нечеловеческие усилия, чтобы две эти аудитории сблизились. Ведь ситуация, когда в кино ходят одни подростки, а телевизор смотрят одни пенсионеры, - ненормальна в цивилизованном обществе: там пенсионеры тоже ходят в кино, а подростки тоже смотрят телевизор, потому что им есть что смотреть.
- Как вы думаете, как дальше будет развиваться сериальный жанр в нашей стране?
- Я думаю, что сериал будет развиваться в общемировом цивилизованном русле. В первую очередь изменится само понятие сериала. Оно разобьется на определенные формы, которые существуют во всем мире. Потому что там такого, чтобы сняли 4, 8, 10, 12 серий, показали в прайм-тайм и забыли, - нет. Будут появляться новые ситкомы (комедии ситуаций. - М.Б.), разовьется сериальная индустрия, когда каждый год снимается новый сезон сериала с одними и теми же героями и его показывают раз в неделю. И будут, безусловно, некие телесобытия, такие, как фильмы выходного дня или большие экранизации. А все, что за пределами этого, должно будет отмереть. Потому что это бред, когда по нескольким каналам в прайм-тайм идут сплошные премьеры. Люди теряют возможность ориентироваться в названиях, артистах, сюжетах. Я, например, уже начинаю сходить с ума. Такое ощущение, что вся страна снимает сериалы. В общем потоке что-то выплывает, а что-то нет, и это больно бьет по творцам. Потому что ты вылизываешь фильм, готовишь его, а потом он становится в линейку: вчера закончился один сериал, а после твоей картины начнется другой, и вероятность того, что в общем потоке тебя разглядят, - очень невелика. Сегодня съемки сериалов становятся все менее престижным занятием.
- В свое время с выходом "Бригады" телеканал "Россия" пытался ввести систему работы с актерами, при которой в период простоя они регулярно получали зарплату на канале, но при этом отказывались от проектов на других каналах. Но вскоре актеры начали нарушать договоренности, и система развалилась сама собой. Нужна ли она в принципе?
- В определенных случаях она имеет смысл. Но тут важно понять вот что. В тот момент, когда это делалось, не было задачи заграбастать артистов. Просто тогда были созданы новые звезды, и хотелось, чтобы они не мельтешили везде, то есть им же хотели создать некий шлейф эксклюзивности. И тогда это удалось. Ребята из "Бригады" не пошли в разнос. Они снимались и снимаются сейчас, но благодаря тому, что тогда они не стали хватать по 5-7 предложений одновременно, они до сих пор не приелись зрителю. Что касается моей позиции в этом вопросе, то я бы безусловно заключал бы такие контракты с молодыми, талантливыми людьми, потенциальными "звездами". Потому что когда актриса играет главную роль в картине, и тут же ее видят в рекламе крема - это вредно. И я со своими актерами, которые будут работать на моей новой картине, буду заключать соглашение, по которому в течение года, во время съемок и до выхода фильма на экран, они либо не должны сниматься нигде, либо я должен знать, где и в чем, чтобы не было истории с кремом. Делаю это и для себя, и для них.
- Возможно ли у нас выработать систему градаций артистов, которая существует на Западе, когда в полнометражном кино снимаются одни артисты, в сериалах другие, в рекламе - третьи?
- Эта система выработается сама. Нельзя взять и нарушить естественный ход вещей. Потому что еще 5 лет назад была тотальная безработица в кино. Ситуация сменилась, а психология пока осталась той же. Агенты пока что стараются продать артиста как можно в большее количество проектов. Есть артисты, которые могут себе позволить выбирать, а некоторые не могут себе этого позволить. Есть артисты циничные, которые все понимают, но говорят при этом: "Я все понимаю, но пока снимают, надо сниматься". И это тоже честная позиция. Но в тот момент, когда эта система начнет буксовать, актер начнет задумываться, стоит ли ему сниматься в определенном проекте, потому что это будет грозить ему тем, что его не возьмут в другие, - тогда начнут задумываться и их агенты, начнет вырабатываться новая система. А есть люди, такие, например, как глубокоуважаемый Олег Иванович Янковский, которые это всегда понимали. Для него выбор роли - это мучительный, серьезный, ответственный процесс. Он 30 лет - звезда, он человек обеспеченный, он может себе позволить выбирать. Ну, так, может быть, он и обеспеченный потому, что всегда выбирал, и на него всегда стоит очередь желающих? Но многие этого не понимают.
- Скажи, что заставляет таких режиссеров, как Валерий Тодоровский, каждый из фильмов которого - явление, продюсировать чужие фильмы, вместо того чтобы заниматься всецело своими?
- Дело в том, что каждый человек может снять ровно столько и так, сколько ему на роду написано. У людей неизбежно возникают паузы. Вот если представить себе это арифметически. Съемки картины в среднем занимают полгода. Соответственно теоретически можно снимать две картины в год. Но не всегда все получается так, как запланировано, что-то не состоялось, в чем-то ты разочаровался - и идет время. Будучи лишь режиссером, я проводил это время на диване в депрессии: я не снимаю, а что снимать - не понятно, это мне не нравится, а это разонравилось... Теперь есть счастливая возможность быть все это время в кино. При этом быть продюсером - это значит делать фильмы, которые ты сам никогда бы не снял по тысяче причин. Потому что у тебя не хватило бы желания, умения например. Но их могут снять другие, а ты можешь им в этом помочь и быть причастным к результату. И это интересно. Это благородно. Да, это фильм другого режиссера, и он другой, и чем больше он отличается от твоего кино - тем интереснее работать. А главное, это позволяет быть в форме. Когда ты долго не снимаешь, возникает страх съемочной площадки. Кто-то преподает и набирается от студентов свежих идей. А я делаю это, работая с режиссерами в качестве продюсера.
- Некоторые режиссеры часто появляются в своих фильмах в эпизодических ролях. Ты никогда этого не делаешь, почему?
- Я это тоже делаю, но скромно, появляясь спиной, затылком, в качестве случайного прохожего. А явно я этого не делаю, потому что не хочу отвлекать зрителя.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников