Будет, как в Европе: сыр с плесенью на каждом углу

На парижском рынке прилавки ломятся от местных продуктов. Фото: globallookpress.com

Правительство снова обещает фермерам рынки, а потребителям - свежие продукты. Когда же дождемся?


Причем глава Минпромторга Денис Мантуров это обещание озвучил не где-нибудь, а на встрече с президентом РФ. Будет, как в Европе, заверил министр. «В городах появится больше продовольственных рынков, а в деревни проложат постоянные маршруты автолавки. Это не только расширит ассортимент на прилавках, но и поможет устанавливать на товары оптимальные цены», — написала о грандиозных планах правительственная газета. По словам Мантурова, в ближайшие годы ожидается поток частных инвестиций в торговлю, что позволит создать аж 250 тысяч рабочих мест, а сельхозпроизводителям — увеличить поставки своей продукции на 4,5 млн тонн в год.

Цифры впечатляющие, поди потом проверь... Но в головах благодарных обывателей возникает фантастическая картинка: дороги страны бороздят чудо-фургоны с надписями: «Дорблю от фермера Иванова», «Мраморная говядина из села Кукуева». Хиреющие российские деревни чудесным образом расцветают и наполняются свежими кулинарными ароматами.

Удивительная вещь: сколько существует новая капиталистическая Россия, столько звучат заявления о создании несметного числа фермерских рынков. Но дальше карикатурных «рынков выходного дня» дело не идет. Специально под Новый год заглянул на один такой, расположенный поблизости от дома. Скудный ассортимент, повторяющий набор сетевых магазинов, отсутствие местной продукции, все те же лица кавказкой национальности у прилавков. Тамбовскую картошку здесь при тусклом свете фонариков найти можно. Из-под полы (своему) продадут домашнюю курицу и кусок свинины без ветеринарных сертификатов. А ведь сколько было громких обещаний от городских властей! Мол, они завалят Москву отечественной продукцией, всяк желающий сможет привезти свежие плоды своего труда и напрямую (без посредников и накруток) сбыть жителям столицы. Как видим, это светлое завтра уже давно минуло. И так прочно забылось чиновниками, что они вновь заводят старую пластинку «воспоминаний о будущем». Причем это касается не только Москвы, но и практически всех городов-миллионников, где нет продуктовых рынков в нормальном (европейском) понимании. Без кучи бумаг и специальных разрешений даже горсть семечек продать невозможно.

Оговоримся: оптовый рынок продовольствия в столице был-таки построен. Но широко разрекламированный «Фуд-сити» не имеет ничего общего с теми планами, которые заявлялись при его создании. А английское слово в его названии ни на йоту не приближает его к лондонским Borough или Billingstate Fishing Market, где местные деликатесы небольшими партиями продают местные же жители по ценам куда ниже магазинных. Да что там Лондон и Париж...

Меня лично поразил французский курорт Довиль с его фешенебельными виллами знаменитостей, где в самом центре городка местные бабуси торгуют только что выловленными устрицами, вызревшим в соседнем подвале сыром, домашним вином и медом. Цены по тамошним меркам смешные.

У нас же в отсутствие нормальных рынков продвинутые фермеры-энтузиасты вынуждены тусоваться на интернет-площадках в поисках доступа к потребителям мегаполиса. Сложности самих производителей, логистика и накладные расходы организаторов перемещают эту продукцию в высший ценовой сегмент. Элитный творог, элитные соленые огурцы... Крестьяне попроще за гроши сбывают плоды своего нелегкого труда скупщикам, а те — крупным заводам. Так молоко ручной дойки смешивается с импортным порошком. Местный натуральный продукт, которым Всемирная организация здравоохранения велит кормить народ, превращается в пойло, которое, по данным Роспотребнадзора, чуть ли не наполовину фальсифицировано. Но в целом на нашем сельхозрынке правят крупные производители и сбытовики.

Даже при неповоротливом социализме была система потребкооперации. Кооперативы скупали у населения грибы, ягоды, мясо, молоко и прочее варенье с медом — все, что мог принести на приемный пункт частник. И потом все это худо-бедно доносилось до тех, кто к земле и лесам отношения не имел. Была даже сеть магазинов «Дары природы». В новой России потребкооперация была разрушена, гигантское имущество и мощности по обработке растащены или захирели и не восстановлены. Не помогли ни указания с самого верха, ни санкции.

Бывает, где-то у станции метро в центре Москвы вдруг появляется бабулька со своим нехитрым набором: огурчиками с пупырышками, мясистыми помидорчиками, домашним салом, редиской. И тут же рядом вырастает страж порядка: незаконная торговля. Или же человек в форме маячит поблизости, но тогда огурцы продаются по цене экзотических фруктов. Даже периодические попытки столичной мэрии организовать фермерские ярмарки превращаются в дорогой (для потребителя) пиар. Как это случилось с прошлогодней ярмаркой сыров, устроенной чуть ли не на Красной площади. От таких цен попадали бы в обморок все мэры европейских городов: кило сыра — от 50 евро. Потому что у них цены на местные сыры начинаются от 10 евро за килограмм.

А ведь как было бы хорошо, если бы, как в проклятой Европе, продуктовые рынки вслед за землей отдать крестьянам. Как там по Мантурову — в деревни проложат постоянные маршруты автолавки? А что если в обратном направлении — из деревни в город? Получится, как в Париже или в Брюсселе, где фермеры на своих автолавках пару раз в неделю приезжают в центр города, радуют горожан натуральными продуктами. А к обеду возвращаются к своим полям, фермам и мини-заводам.

Трамп хочет купить у Дании Гренландию. А какую российскую территорию вы бы продали?