03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ТОВАР" ПО СИСТЕМЕ CТАНИСЛАВСКОГО

Лебедина Любовь
Статья «"ТОВАР" ПО СИСТЕМЕ CТАНИСЛАВСКОГО»
из номера 121 за 12 Июля 2007г.
Опубликовано 01:01 12 Июля 2007г.
Международный чеховский театральный марафон, длящийся два месяца, перевалил за середину. Что же интересного увидела московская публика в международной программе, отобранной экспертами Чеховского центра, которые выезжали ради этого в Лондон, Париж, Буэнос-Айрес?

Поскольку цены на билеты были запредельными (в среднем по 2 тысячи рублей), то простым москвичам, которые не могли охватить всю программу, пришлось выбирать между скандально "голубым" балетом "Лебединое озеро" Метью Боурна, спектаклями Питера Брука "Сизве Банзи умер" и "Великий инквизитор", мюзиклом "Любовь и смерть в Буэнос-Айресе" из Аргентины, балетом "Весна священная" Игоря Стравинского из Канады... В рамках фестиваля состоялась также мировая премьера оперы Клода Дебюсси "Пеллеас и Мелизанда" - совместный проект Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко и Международного фестиваля имени Чехова. Так как опера была впервые поставлена в России, то заинтригованные меломаны рванули на это представление, перекупая билеты у пронырливых студентов, которые покупали их с большой скидкой.
Успех любого театрального фестиваля в Москве, как ни странно, определяется количеством "зайцев", стремящихся бесплатно проскользнуть на представления. На сей раз их было предостаточно. Не попав в зал с первого захода, многие ждали антракта и потом входили в зал вместе с законными зрителями. А что делать? Увидеть новинку сезона хочется, да и не привык наш народ платить бешеные бабки за спектакли. Пока в его сознании живет совковая установка: раз искусство у нас для народа, то оно должно быть дешевым, а то и вовсе бесплатным для этого самого народа.
Я тоже поначалу возмущалась неимоверно дорогими билетами, но потом узнала, что не от хорошей жизни Чеховский центр повысил на них цены. Оказывается, Федеральное агентство по культуре и кинематографии наполовину урезало фестивалю обещанную сумму, к тому же гостиницы, в которые селили участников и гостей форума, подорожали за последнее время в 3-4 раза. Да и директора театров заламывают нынче жуткие цены за аренду помещений - иногда она доходит до 10 тысяч евро за вечер. Так что некоторые московские коллективы хорошо поживились за счет фестиваля. К примеру, Театр Моссовета и Театр имени Пушкина специально пораньше закончили сезон, чтобы во время отпуска им капали отчисления от аренды. А МХТ имени Чехова, Театральный центр имени Мейерхольда, Музыкальный театр имени Станиславского наполовину сократили свой репертуар ради дорогих в прямом смысле этого слова гостей.
В общем, деньги из одного кармана плавно перетекают в другой, а за все расплачиваются потребители. Иногда они покупаются на имя прославленного режиссера, в частности Питера Брука, показавшего в Москве два спектакля с двумя исполнителями: "Великого инквизитора" и "Сизве Банзи умер". Конечно, в искусстве стоимость шедевра не исчисляется количеством исполнителей и шикарными декорациями, но все же... Дирекция фестиваля понимала, что постановки прославленного режиссера захочет посмотреть любой театрал и не пожалеет для этого нужную сумму. На этот крючок попалась и я, поскольку аккредитованным на фестиваль журналистам тоже пришлось покупать билеты на спектакли Брука. И что же?
Увы, я увидела весьма традиционные постановки, скорее литературного плана, чем собственно сценического. То есть, пока мы тут колотимся, изобретая, как бы сразить пресыщенную публику наповал и загрузить ее режиссерскими ребусами, самый великий мастер современности выводит на пустую сцену артиста, и тот с помощью текста напрямую общается со зрительным залом. В том же "Великом инквизиторе" по роману Федора Достоевского "Братья Карамазовы" Инквизитор в исполнении Брюса Майерса весьма методично и изобретательно внушает зрителям на английском языке, что прав он, а не Иисус Христос. Второй артист, молча сидящий на стуле и как бы олицетворяющий собой Сына Человеческого, в конце полуторачасового монолога иезуита подходит к нему и целует в лоб, прощая ему все его заблуждения.
Честно сказать, особого потрясения от этой театральной проповеди я не испытала, в отличие от спектакля Камы Гинкаса "Нелепая поэмка" по тому же произведению, который тоже был показан на этом фестивале в off-программе, как и все московские театры. Я не знаю, по какому принципу эта программа составлялась, но в нее не вошел ни один из спектаклей крутых авангардистов - Нины Чусовой, Владимира Мирзоева, Елены Невежиной. Преобладали постановки психологического театра: Сергея Женовача ("Игроки"), Генриетты Яновской ("Трамвая "Желание"), Юрия Бутусова ("Король Лир"), Миндаугаса Карбаускиса ("Рассказ о семи повешенных"). И даже Кирилл Серебренников был представлен не эпатажным спектаклем с матерщиной "Изображая жертву", а инсценировкой классики - "Господами Головлевыми".
Значит, эксперты понимали, что для зарубежных "купцов", приезжающих на эту театральную ярмарку, нужен сугубо русский "товар", в котором живет система Станиславского и виден национальный характер. И это один из немаловажных уроков нынешнего Чеховского фестиваля.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников