Баллада о шереметьевских грузчиках

Народ не поверил, что работяги могут получать больше чиновников правительства. И правильно не поверил. Фото: globallookpress.com

Коллапс в главной воздушной гавани - подходящий повод поговорить о зарплатах


В понедельник весь трудовой российский народ позавидовал грузчикам аэропорта Шереметьево. Еще бы: после громких скандалов из-за багажного коллапса, созданного менеджментом при реорганизации «чемоданной службы», в парадных воздушных воротах решили заливать проблему деньгами. Гендиректор Шереметьево Михаил Василенко объявил о пятикратном (!) повышении заработков: грузчикам — до 211 тысяч рублей, операторам погрузчиков — до 290 тысяч.

Народ выдохнул: да не может такого быть, чтобы работяги получали больше чиновников правительства! И правильно не поверил. Ближе к вечеру первый замгендиректора Андрей Никулин уточнил: не всем столько денег дадут, а лучшим, причем озвучены суммы с учетом матпомощи. И это не только зарплата, а плюс премия, бонусы, «весовые» и т. п. И не навсегда, а только за июнь. Как в старом анекдоте: не Иванов, а Рабинович, не в «Спортлото», а в преферанс, не 10 тысяч, а 10 рублей и не выиграл, а проиграл...

Хотя грузчики все равно в большом плюсе. Раньше у них в среднем выходило около 50 тысяч, теперь будет 82 тысячи (после вычета НДФЛ — 71 300 рублей).

Кстати, вы думаете, что 200 тысяч — чересчур? Но загляните в интернет: в Германии средний заработок дворника и водителя — 2,5 тысячи евро в месяц, а у рядового грузчика (не в аэропорту) поменьше — 2,2 тысячи евро (160 тысяч рублей). Но без авралов и бонусов. И во Франции приемлемой зарплатой считается не менее 2,7 тысячи евро в месяц — те же 200 тысяч рублей.

В России такой заработок тоже считается нормальным, и не только в аппарате правительства (там средняя зарплата — 240 тысяч). С одним уточнением: нормальные деньги почему-то у нас платят не «кое-где», а «кое-кому». Рекрутинговое агентство «Арес» подсчитало, что рядовой сотрудник средней российской компании («офисный планктон») получает примерно четверть от зарплаты коллег в США и Германии. Менеджмент среднего звена — около половины. Зато у топ-менеджеров заработки вполне «западные». А вот производственному персоналу — водителям, операторам, мастерам — в России платят меньше в 6-8 раз. На них экономят — для кого?

Ситуация общефедеральная. На днях новостные агентства обнародовали список российских регионов с самыми высокими доходами, взяв за основу цену фиксированного набора товаров и услуг в каждом конкретном субъекте РФ в 2018 году. Лидеров три: Ямало-Ненецкий, Ненецкий и Чукотский автономные округа. На Ямале доходы составили тройную цену фиксированного набора, в Ненецком округе чуть меньше — 2,9, на Чукотке — 2,38. Даже Москва оказалась беднее — 2,07, а Санкт-Петербург и Татарстан набрали лишь 1,93. Но заметьте: все три лидирующие территории — северные, с районными коэффициентами от 1,8 до 2 и максимальными северными надбавками («полярками»), увеличивающими заработок еще на 80-100%. То есть людям здесь платят не столько за количество и качество выполненной работы и ее результат, сколько за суровые природно-климатические условия и оторванность от цивилизации. И даже в Ямало-Ненецком округе среднемесячный доход на жителя в нынешнем году составляет 59 166 рублей. Отними северные надбавки — что останется?

А ведь еще в 2012 году майским указом президента ставилась задача создать в стране 25 млн высокотехнологичных (и высокооплачиваемых!) рабочих мест, что равно населению средней европейской страны. Но до сих пор в России не появилось ни одного региона, где бы не отдельные начальники, а все население зарабатывало больше, чем получают северяне за свое «северное сияние» — жизнь у черта на куличках и зиму с сентября по июнь.

Нам говорят: плохо работаем! По показателю производительности труда (26,5 доллара в час) Россия уступает всем странам Организации экономического сотрудничества и развития, кроме Мексики (там 21,6 доллара). Средний для ОЭСР показатель — 54,8, а у лидеров — Ирландии и Люксембурга — на уровне 99 долларов в час. Но в Ирландии (по данным ООН) на 100 тысяч жителей всего 262 полицейских, в Люксембурге — 331, а в России — 516. И это без учета Росгвардии, составляющей около 400 тысяч «штыков». Что еще интереснее: госохрана не помогает, и по количеству частных охранников Россия тоже впереди планеты всей: их у нас 1,5-2 млн. Вот вам и производительность труда...

Есть у нас и ударники труда. По данным журнала Forbes, проанализировавшего итоги нынешней декларационной кампании, в 2019-м 100 богатейших госслужащих и депутатов России совокупно заработали более 1,1 млрд долларов. Еще любопытная цифра: суммарная капитализация российских компаний, входящих в топ-100, за прошедший год выросла на 1,3%, хозяева разбогатели на 8,4 млрд долларов. А по данным компании «БКС Экспресс», 14 крупнейших компаний объявили о выплатах в нынешнем году дивидендов с доходностью свыше 10% — это вдвое выше доходности банковских депозитов. Но не персоналу, а владельцам, в том числе менеджменту.

К слову, в прошлом году зарплата выросла лишь у каждого 10-го гражданина РФ (данные исследовательского холдинга «Ромир».) А ведь должны были повысить всем: в Трудовом кодексе РФ, принятом Госдумой еще в декабре 2001-го, записана обязанность работодателей по регулярной индексации зарплаты — «в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги». В минувшем году инфляция в России составила 4,2%, на эту же цифру должна была вырасти зарплата всех работающих россиян, но...

Делиться надо, господа! Увы, не хотят. Лишь у 5% стабильно трудящихся жителей страны доход в 2018-м увеличился на более чем 10%, что сопоставимо с уровнем инфляции. Остальные сверлят на ремнях новые дырочки. Их натурально грабят. Но никто не кричит: «Караул!» Россияне вообще не любят жаловаться. Не верят, что из этого будет толк. Председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев привел статистику трудовых споров за период с 2014-го по 2018-й. Общее количество завершенных дел в 2018-м по сравнению с предыдущим годом уменьшилось на 24%. Хотя жить стало труднее, реальные доходы падают пять лет подряд.

Но на что жаловаться — мало платят? На такие деньги не прожить? А в каком кодексе, в каком законе сказано, что если жизнь дорожает, то и платить работающему нужно больше — иначе государство накажет? Увы: Вот они и не делятся.

Зато в стране растет протестная активность. По данным Центра социально-трудовых прав, в I квартале текущего года СМИ сообщили о 429 акциях протеста вокруг конкретных нарушений трудовых прав, в первую очередь невыплаты зарплат. Власти пытаются их в упор не замечать. По официальной статистике, забастовок в России просто нет: в 2017-м зафиксирована одна, в предыдущие годы — от двух до пяти ежегодно. Хотя в 2005-м их было 2,6 тысячи. С тех пор жизнь лучше не стала, но ужесточилось законодательство. Юридически право на забастовки гарантировано ст. 37 Конституции, однако Трудовой кодекс максимально затрудняет их проведение, хотя причины забастовок так или иначе связаны с неплатежами зарплаты, ее низким уровнем. Но протестующие поодиночке рискуют вообще потерять заработок, массовые же действия блокируют сами профсоюзы. А власть не хочет понять: протестному движению можно противопоставить только наведение порядка в работе и оплате этой работы. Иначе на смену одним формам противостояния придут другие.

В последнее время в стране обретают популярность «итальянские забастовки» — работа по правилам. Самая недавняя случилась в службе скорой помощи в Пензе. Там ситуация была уникальная: бастующие врачи и медсестры требовали от руководства: исполнения указа президента РФ Владимира Путина: повышения зарплаты до уровня, определенного главой государства, приведения в порядок служебного автотранспорта... Результат оказался потрясающим: в области сменили министра здравоохранения, медикам подняли зарплату, нашлись деньги на закупку новых реанимационных автомобилей и оснащение бригад оборудованием. Новый министр пообещал вернуть надбавки, которые срезали до него, и заявил: «Будем думать, как повышать тариф на оказание одного вызова скорой помощи. В настоящий момент он действительно низкий...»

В столичном аэропорту Шереметьево забастовки «снизу» не было, но по результатам ситуация оказалась идентичной: в службе багажа наводят порядок, набирают дополнительных работников, объявили о повышении зарплат.

Кто следующим примерит «итальянскую кепку»?

Кстати

Лишь после 18 лет действия Трудового кодекса Федерация независимых профсоюзов выступила с предложением внести в него существенную поправку — «установить положение об индексации заработной платы ежегодно на прогнозную величину индекса потребительских цен для всех работников независимо от формы собственности организации». Профсоюзы требуют, чтобы индексация имела опережающий характер, а пропуск индексации был приравнен к «необоснованному снижению заработной платы». Но ни один российский парламентарий пока не выступил в поддержку этой идеи.




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?