Нашлись девичьи дневники Матильды Кшесинской

Матильда Кшесинская. Фото: globallookpress.com
Сергей Бирюков
Опубликовано 00:03 12 Октября 2018г.

Выход фундаментального издания совпал со скандалом вокруг фильма «Матильда»


Книге «Матильда и Иосиф Кшесинские. Дневники, письма, воспоминания» («Навона», 2018) уже самим ее заголовком обеспечена популярность. Хотя еще пару лет назад он привлек бы разве что балетоманов.

Но так случилось, что выход фундаментального, богато иллюстрированного издания совпал со скандалом вокруг фильма «Матильда». Хотя создатели книги, ректор петербургской Академии русского балета имени Вагановой Николай Цискаридзе и преподаватель вуза Марина Радина, на такую «рекламу» точно не рассчитывали.

Когда в 2013-м закончилась сценическая карьера Николая Цискаридзе в Большом и началась академическая в старейшей русской балетной школе в Петербурге, он постарался мобилизовать научные силы вуза. Так появились труды о династии Легатов, Энрико Чеккетти, Жанне Аюповой, о годах военной эвакуации Вагановской школы и о блокадном балете... И вот, читая найденную старую, обгоревшую (в здании Академии лет 15 назад был пожар) английскую книгу о Николае Легате, Цискаридзе обратил внимание на постоянные отсылки к воспоминаниям Иосифа Кшесинского, брата Матильды. Но где же сами воспоминания?

Марина Радина обнаружила их в московском Театральном музее имени Бахрушина. Всего полсотни рукописных страниц, но тут же сыскался и куда более объемный документ — дневники самой Матильды, подробное описание жизни юной воспитанницы Императорского театрального училища с 1886 по 1894 год. А часть тех же дневников нашлась в Российском государственном архиве литературы и искусства.

Как же оказались рядом записки брата, всю жизнь проведшего в России и умершего в блокадном Ленинграде, и сестры, в 1920 году страну покинувшей и дожившей до начала 1970-х? Матильда при первом известии о Февральской революции ушла из своего особняка на Кронверкском проспекте, взяв только саквояж с драгоценностями. Уехала на юг, потом за границу — навсегда. Все бумаги остались в доме и всплывают теперь в архивах...

Ценность находки огромна. Написанные Матильдой Феликсовной в 1950-х воспоминания касаются более поздних времен, расцвета карьеры. Кстати, любопытный эпизод, связанный с передачей тех мемуаров в начале 1960-х из Парижа в Мос-кву. С Кшесинской наладили контакт сын основателя Бахрушинского музея Юрий Бахрушин и дирекция Музея Чайковского в Клину. Балерине удалось передать на родину некоторые мемориальные вещи, в том числе сценические костюмы. Но мемуары до адресата не дошли, их арестовала цензура, документ осел в спецхране Ленинской библиотеки. Опубликованы они были только в 1992-м. До дневников же очередь дошла лишь сейчас.

— Я категорически не поклонник Кшесинской, — уверяет Цискаридзе. — Я поклонник Анны Павловой, действительно звезды мирового балета. Но даже Павлова, встретив в эмиграции Матильду Феликсовну, невольно сделала книксен.

Их было две — железных дамы, двигавших фигурами на императорской сцене: Кшесинская и драматическая актриса Мария Гавриловна Савина. Под дудку прим плясал даже царь. Известны слова: «Если император считает лучшей балериной госпожу Кшесинскую, то директор императорских театров обязан полагать то же».

Кшесинская вырезала маникюрными ножницами из балетных клавиров те вариации, которые заказывала для себя, а потом из-за беременности и рождения сына не могла танцевать. Зачем? Чтобы их не станцевали другие. Вариации Павловой, Седовой, Гельцер сохранились, а вот ее — нет. Некоторые жесты Матильды оказывались поистине судьбоносными. Так, рассорившись с Дягилевым, с которым она собиралась ставить мариинский репертуар в Париже, Кшесинская оттолкнула Сергея Павловича от классики — и возникли авангардные «Русские сезоны». Если б не эгоцентризм Матильды, не родились бы «Петрушка», «Весна священная» и прочие произведения Стравинского, шедевры других композиторов и хореографов, изменившие ход мировой театральной истории...

И еще одна яркая деталь из рассказа Николая Цискаридзе. Одна из недавних выпускниц Академии русского балета, Элео-нора Севенард (по словам ректора, «в ней есть лица необщее выражение»), сегодня работает в Большом театре, а сейчас в его классе подрастает Элина сестра Ксения. Так вот, Эля и Ксюша — праправнучки Иосифа Кшесинского. Такая связь времен...



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?