Иван Кудрявцев: «Заражение» помогает сохранить здоровье

Один из хитов телепоказов — «Страшные истории для рассказа в темноте». Кадр с сайта kinopoisk.ru

Директор по киноканалам медиакомпании «Цифровое телевидение» рассказал «Труду» о некоторых особенностях зрительских запросов


С недавних пор на российском телевидении появились каналы, о которых лет 20 назад и помыслить было нельзя. Например, «Настоящее страшное телевидение», где идут хорроры, или FAN, специализирующийся на аниме и фантастике. Почему в наше сугубо прагматичное время возник запрос на такую продукцию, по мнению многих, несерьезную и маргинальную? И зачем нам те же фильмы ужасов, когда наша жизнь и без того не обделена страхами и кошмарами? Об этом мы спросили директора по киноканалам медиакомпании «Цифровое телевидение», киноведа и телеведущего Ивана КУДРЯВЦЕВА.

— Один из ваших свежих телепоказов — «Страшные истории для рассказа в темноте», продюсерский проект Гильермо дель Торо. В прокате он только в России собрал под 100 млн рублей, а во всем мире — свыше 100 млн долларов. Так все-таки зачем зрителям, жизнь которых и так не сахар, еще пугать себя такими фильмами?

— На это уже ответил Стивен Кинг в своей программной книге «Пляска смерти». Он писал, что хорроры вытаскивают на поверхность те глубинные страхи, которые мы боимся осознать до конца. А то, что видимо и конкретно, не так пугает. Поглядите, что происходит сейчас со вспышкой коронавируса: моментально в топ-продаж на популярной интернет-платформе iTunes попадает фильм «Заражение» Стивена Содерберга. С момента его премьеры прошло 11 лет, казалось бы, все, кому хотелось, эту ленту уже давно посмотрели. Но сегодня она делает явными наши подсознательные страхи: мы боимся, что вспышка обернется эпидемией и пандемией, в магазинах кончатся продукты и лекарства, нам придется уезжать в деревню, рыть там рвы и ставить колья, чтобы никто не отнял еду... Люди смотрят «Заражение», можно сказать, в профилактических целях, чтобы сохранить психологическое здоровье.

— А как объяснить тот факт, что фильмов ужасов не было в тоталитарных государствах? А в СССР настоящий хоррор был, пожалуй, только один — «Вий» 1967 года с Натальей Варлей и Леонидом Куравлевым.

— Там, где государство требует от искусства крутить турбину идеологии, все, от драмы до комедии, должно быть назидательным.

А какая назидательность в хоррорах? Вот их и относили к жанрам низким, площадным. Кстати, давно замечена связь между всплесками интереса к хоррорам и кризисами в мире: людей тянет к этому жанру, когда им особенно тревожно.

— У вас есть любимая эпоха из истории хорроров?

— Мне нравятся ужасы 1980-х, такие как «Кошмар на улице Вязов», «Полтергейст», — все то, что я смотрел в детстве. Даже «Муха» с Джеффом Голдблюмом живет в моих воспоминаниях как очень крутая картина, хотя сейчас ее грим и спецэффекты смотрятся безнадежно устаревшими.

— Другой экзотический для российского ТВ телеканал, FAN, специализируется на аниме, но эта мультипликация отнюдь не детская. Чем, по-вашему, так привлекает взрослых созданный в Японии сказочный жанр?

— Прежде всего тем, что воображение его создателей гуляет по тропкам, далеким от привычных нам мотивов. В японских аниме необычный для россиян образный ряд. А сами проб-лемы вполне универсальны — посмотрите хотя бы фильмы Миядзаки. Любовь к сказочным историям объясняется и эскапизмом — стремлением хоть на время убежать от проблем, отдохнуть от них. Этим вовсю пользуется и Голливуд.

Вот, например, «Малефисента» — вроде бы сказка. А по статистике, средний возраст тех, кто ее смотрит, — 29 лет. Что, кстати, совпадает с адресной аудиторией телеканала FAN, который хоть и появился совсем недавно, но его смотрят уже 7,1 млн человек в месяц. В основном, как и в случае с «НСТ», это люди 18-44 лет. Фантастика, фэнтези, аниме работают просто: глядя на героев, можно себя с ними отождествить. Почувствовать, что любую проблему можно решить, что тебя поддерживает любовь, у тебя есть верные друзья... Между прочим, кино — один из весьма действенных способов психотерапии, к которому, по данным недавнего опроса телеканала «Синема», регулярно прибегают 80% практикующих российских психологов, рекомендуя пациентам посмотреть тот или иной сюжет. Например, тем, кому нужно принять правильное решение, советуют «Белое солнце пустыни», страдающим от алкоголизма или наркомании — фильмы «Реквием по мечте» и «На игле».

— Когда вы планируете выпускать собственную продукцию?

— На мой взгляд, рынок кинопроизводства в России временно перегрет, пока не вижу смысла активно ввязываться во всеобщую гонку. Количество производимого продукта зашкаливает, а вот его качество снижается. В последнее время ни один проект, созданный специально для российских платформ, не возбуждает желания срочно садиться и смотреть его.

— Зрители ваших телеканалов жалуются, что фильмы на них чересчур часто повторяются...

— Мы реагируем на их отклики, регулярно обновляя сетку. Так, развивая концепцию «любимого кино» на канале «Синема», включили в нее не только самые успешные европейские ленты, но и голливудские картины, проверенные десятилетиями зрительского интереса, — 80-х, 90-х и 2000-х. А на телеканале «Настоящее страшное телевидение» в 2020 году будет очень много свежего кино, в том числе первые показы хитов сразу после кинопроката.

— «Цифровое телевидение» поддерживает проект «Мульт в кино». А как в России сейчас обстоят дела с игровыми полнометражными фильмами для детей школьного возраста?

— Могу поделиться хорошими новостями: в этом году в Фонде кино, где я состою экспертом, прошло представление проектов семейных и детских фильмов — и оказалось, что всем крупным российским студиям есть что сказать. Ближайшие две премьеры — «Вратарь Галактики» от студии «СТВ» Сергея Сельянова и «Последний богатырь — 2» от российского подразделения компании «Дисней». А на осень запланирован выход роскошного «Конька-горбунка» от студии Сергея Сельянова и студии спецэффектов CGF Александра Горохова с Павлом Деревянко в главной роли. Эти картины выйдут при поддержке нашей материнской компании ВГТРК.

— Осенью московские любители кино горевали по закрывшемуся киноцентру «Соловей»«. А как вы отнеслись к этому?

— Конечно, с грустью. Это было прекрасное, намоленное место, что подтверждала и статистика. «Соловей» был самым посещаемым кинотеатром России, обеспечивавшим 1,5-2% валовой посещаемости в масштабах всей страны. Там можно было посмотреть не только фильмы свежего проката, но и ленты, на которые сохранялся длительный спрос. Канал «Синема» собрал эти данные и составил «Топ «Соловья» — какие фильмы Москва смотрела дольше всего. И знаете, у нашей столицы оказался отменный вкус! Зрители шесть лет смотрели «Великую красоту», пять лет — «Повар, вор, его жена и ее любовник» Питера Гринуэя, четыре года — «Магию лунного света» Вуди Аллена... Конечно, подобный кинотеатр нужен, и очень надеюсь, что в Москве появится его аналог.

— Теперь уже бывший министр культуры Владимир Мединский призвал не показывать иностранные фильмы в кинотеатрах на майские праздники. Это правильно?

— Вообще-то российское кино нуждается в решительных мерах поддержки, ведь на своем родном рынке оно находится в резервации, «выскребая» себе долю в 30% у голливудского и европейского кинематографа. Пока мы не начали активно и с огоньком продавать наше кино по всему миру, как это, например, делают французы, надо жестко бороться за свою долю дома. Кстати, в новогодние праздники российские фильмы собрали в стране 86% всей прибыли. Нашим людям хочется видеть на экране наших же людей, и, по-моему, это совершенно естественно.

 



Что лучше: провести парад Победы без зрителей, как в Волгограде, или отменить его, как в Якутске?