10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕСТО "ВСТРЕЧИ" ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ

Садчиков Михаил
Статья «МЕСТО "ВСТРЕЧИ" ИЗМЕНИТЬ НЕЛЬЗЯ»
из номера 191 за 13 Октября 2005г.
Опубликовано 01:01 13 Октября 2005г.
Вот уже 38 лет в отечественном радиоэфире существует передача "Встреча с песней", и все эти годы ее ведет Виктор Татарский. Он верен раз и навсегда выбранной стезе, его неповторимый проникновенный голос бархатного тембра, по-прежнему трогает сердца миллионов слушателей. Осталась неизменной и концепция программы: радиослушатели присылают письма, в которых рассказывают свои жизненные истории, связанные с той или иной, порой давно забытой песней. Виктор Татарский читает эти письма, находит песни и ставит в эфир. Разговор на радиоволне ведется в доверительной, исповедальной тональности.Идут годы, сменяются поколения, рушатся эпохи, возникают новые средства коммуникаций, а почта "Встречи с песней" не скудеет.

- Виктор Витальевич, многие радиослушатели знакомы лишь с вашим голосом... Расскажите немного о себе.
- Я родился в Ленинграде в тридцать девятом. Когда началась война, родители отдали меня в детский дом. Если бы они этого не сделали, я бы просто умер: дети в этих домах получали больше питания, чем некоторые категории взрослых. Мой отец был заведующим кафедрой Ленинградского университета, профессором. И мать тоже доктор наук. В блокаду мама продолжала работать в Ленинграде, отца эвакуировали в связи с научной военной работой. Когда в сорок шестом семья воссоединилась, мы переехали в Москву. По образованию я актер и режиссер. Но настоящее призвание нашел на радио, а делом моей жизни стала передача "Встреча с песней", которую я начал вести в уже далеком 1967 году...
- Сколько программ вышло в эфир на сегодняшний день?
- Точно сказать не могу. Знаю, что 950-й выпуск уже прошел. Если все будет нормально, 31 января 2007 года исполнится сорок лет "Встрече с песней". И где-то в том же году может выйти в эфир тысячная программа. Хотя говорю об этом очень осторожно, потому что суеверен. Надо дожить. Как говорят французы, "шаг за шагом - пойдешь далеко". То есть не торопись и ничего не загадывай - иди и делай спокойно свое дело. Пока знаю одно: "Встреча с песней" выходит в эфир в 21.10 во вторую, четвертую (и пятую, если она есть) субботу на "Радио России".
- Почему бы не выходить в эфир каждую неделю?
- По материалу песен и количеству писем слушателей это вполне возможно. Но еженедельный выпуск диктовал бы мне совсем другой ритм. А мне очень важен сам процесс работы...
- Не менее важен, чем результат?
- Более важен! Потому что результат - те 50 минут, что передача находится в эфире. А процесс - недели работы дома, иногда месяцы поиска музыкального материала. Этот процесс должен превращаться в радость, быть интересным для тебя самого.
- Не обижаетесь, когда вас называют "одиноким радиоволком"?
- Как заметил Шарль Азнавур, успех не приходит без продуктивного одиночества. Он совершенно прав. Мне как-то не случилось сотрудничать с режиссерами, сценаристами. Все сам. "Встреча с песней" на девяносто процентов делается дома, в одиночестве. Нажимаешь на кнопки, звонишь, узнаешь, ищешь, спрашиваешь. К сожалению, вокруг меня остается все меньше людей, которых можно спросить об истории создания той или иной песни, ее авторах.
- Как же выходите из положения?
- Во "Встрече с песней" я часто выступаю как "следователь", который ведет поиск нужной песни. Есть вещи, которые я искал в течение долгих лет. Слушатель присылает письмо, а там две-три строчки из давно забытой песни, которую он слышал много лет назад. И надо понять, что же он имел в виду, а потом начать поиск.
- Где удается отыскивать желаемое?
- У филофонистов Москвы, Питера, Екатеринбурга.
- Их круг широк?
- Узок, и страшно далеки они от народа. Большинство, если и дают что-то, то взамен также хотят получить какой-то раритет. Им интересен процесс обмена. А я же не коллекционер. К счастью, сохранилось несколько бескорыстных людей, которым я могу позвонить или обратиться к ним прямо в эфире, и если у них есть нужная запись, они присылают ее просто так. Это же не для меня, а для человека, который разыскивает этот "музыкальный момент", потому что он связан с каким-то важным эпизодом его жизни.
- У вас в программе нововведение - теперь можно посылать заявку по Интернету!
- Не произносите слово "заявка" - у нас не прачечный пункт!
- По Интернету приходят хорошие письма?
- Не хуже, чем обычной почтой. Но пишут в основном с далекого Запада - из Канады, Германии, Америки. Там тоже слушают "Радио России". Но, конечно, основная часть моих слушателей - не пользователи Сети.
- А кто же? Одно время вы говорили, что очень активны ветераны войны...
- Накануне 60-летия Победы был всплеск писем с искренними, трогательными воспоминаниями. К сожалению, ветераны с каждым годом пишут все реже - возраст дает о себе знать. Но по их просьбе и от их имени письма часто пишут их дети и внуки.
- Какое самое "юное письмо" встретилось в вашей почте?
- Был пятилетний мальчик, который прислал трогательные рисуночки и написал печатными буквами: "Я люблю Родину, птиц и все на свете".
- А кто стал самым пожилым адресатом?
- 93-летний дедушка. Причем у него сохранился довольно внятный почерк. Обычно в такие годы у человека такие каракули, что не разобрать. Но опять-таки выручают дети и внуки.
- Как вы думаете, такая передача, как ваша, могла бы существовать в других странах?
- Нет, конечно. Это наше ноу-хау. Сделано в СССР. Оттуда пришло и в нашем времени осталось. Я не так давно был по приглашению Евразийской академии радио в Германии, на "Новой волне", перенимал опыт, изучал их манеру общения со слушателями. И лишний раз убедился, что ничего подобного "Встрече с песней" там быть не может. И слушатели другие, и все другое. Видимо, это желание выговориться, быть откровенным с незнакомым человеком в поезде свойственно только нам. Дело даже не в одиночестве, одиноких людей и на Западе хватает. Здесь что-то другое, иная ментальность.
- Однако солист дуэта "Модерн Токинг" Томас Андерс рассказывал мне, что одно время в Германии вел в прямом эфире передачу, куда слушатели могли позвонить и рассказать о наболевшем. Звонил ему, например, парень: "Томас, меня бросила любимая, что мне делать, помогите!"
- Такие люди звонят в состоянии некоего аффекта. Но писем писать они не будут. Чтобы написать письмо, надо собраться, купить марку - здесь целая история, одним порывом не ограничишься. Письмо надо продумать. Вот на это немцев не хватает. А наших хватает!
- Как вы оцениваете тотальное наступление попсы по ТВ- и радиофронтам?
- Еще пятнадцать лет назад "Встреча с песней" предупреждала, что если шоу-бизнес и юмор будут развиваться в таком направлении и дальше, то вкус публики будет испорчен окончательно. Это и произошло, причем стремительно. Нынче попса в широком понимании проникла не только в эстрадную музыку, но и в кино, телесериалы, театр, изобразительное искусство. Все больше людей, в том числе и молодых, ситуация не устраивает, и у такой аудитории есть стремление к осмысленности, мелодизму, классике. Это совершенно конкретный протест, вызов попсе.
- Скажите честно, а в ваши программы новомодные исполнители попадают?
- Редко. И только в том случае, когда песня становится каким-то явлением. Либо если эта песня с хорошим текстом, хорошей музыкой, исполнением. Но при всем этом должно быть письмо, которое бы доказало не только мне, но и слушателям правомерность включения в передачу этой песни.
- Случалось ли вам придумывать письма слушателей?
- Упаси Бог! Зачем туфту гнать? У меня огромное количество материала! Кроме того, я ввел рубрику "От автора передачи". Там могу без всякого письма сказать буквально несколько слов - почему я передаю эту вещь. Например, даю Эллу Фитцжеральд из 60-х годов, о ней забыли. Когда был 90-летний юбилей Эдит Пиаф, тоже не было ни одного письма с просьбой поставить ее песню, вот тогда я и взял слово от автора. Слушателям эта идея понравилась, они ее поддержали, но тут же стали писать и советовать мне, что нужно дать от автора. Я сказал: нет уж, господа!
- Сколько человек в наше время реально слушает радио?
- Больше, чем мы думаем... Десятки миллионов! И "Встречу" слушает несколько миллионов. Слушают в поездах, машинах. Слушают в больницах, местах заключения - там транслируется государственное радио, и чаще всего - "Радио России". Занимаясь чем-то на кухне, люди не так утомляются, если слушают радио, а не смотрят ТВ. Во многих небольших российских городках ламповые телевизоры, советские еще, испортились, а купить новые - нет возможности. И поэтому глубинка слушает радио. Наконец, есть люди, которых не устраивает интеллектуальный уровень нынешнего ТВ. Недаром в Америке ТВ называют "ящиком для дураков". У нас тоже некоторые руководители телевидения, когда им говорят: "Ну что вы даете народу, ну это же невозможно! Это же безобразие! Что же это за юмор? Что за эстрада?", - отвечают: "А вы не смотрите, это не для вас передачи!"
- У ТВ-ведущих нынче заработки очень высокие. А на радио?
- Ведущие и журналисты на государственных радиоканалах получают очень скромно. Но я работаю не за деньги, а по любви.
- Что вы приобрели и что потеряли, проработав столько лет на радио?
- Чем больше живу, тем больше теряю опыта.
- Теряете?!
- Вот именно! Не приобретаю никакой мудрости. Все это сказки, что человек с возрастом становится мудрее, опытнее. Дай бог удержаться на уровне сорока лет, если тебе за шестьдесят или за семьдесят...
- В чем секрет вашего глубокого, бархатного эфирного голоса? До какой степени он "сделанный"? В жизни ведь вы говорите другим тембром...
- Никакой "сделанности"! Просто на радио другие микрофоны, другие задачи. Есть понятие "радиофоничный" голос и "нерадиофоничный". Так же, как киногеничный актер или нет. В театре нормально, а смотрит на актера кинооператор и восклицает: "Ой, нет!" Бывают и голоса красивые в жизни, на сцене, но не ложащиеся на микрофон. К счастью, мой голос микрофоном улучшается.
- У вас есть последователи, подражатели?
- Одно время были. А сейчас я считаюсь "голосом из прошлого". Но проблема популярности меня решительно не трогает. В течение семи лет я вел на Первом канале программу "История одного шедевра" о жемчужинах изобразительного искусства, и когда ко мне на улицах люди подходили, узнавали, то я испытывал чувство неловкости - ничего больше.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников