Кирилл Полухин: Вы на меня из-за бритой башки так смотрите?

Актер Кирилл Полухин во время съемок сцены фильма Юрия Быкова "Дурак". Фото: РИА Новости

 Мы запомнили его по криминальной драме «Чужая», где он лихо сыграл бандита по кличке Малыш.


И с тех пор его герои – как правило, обаятельные негодяи – не сходят с телеэкранов в стрелялках всех мастей. Он стал майором Кумачом в «Дознавателе», легендарным Котовским в сериале «Жизнь и приключения Мишки Япончика», участковым капитаном Свистуновым в «Чужом районе», наконец, криминальным авторитетом по кличке Безумный Макс в сериале «Шеф» (сейчас уже «Шеф-2»). И дело не только в его харизме, гладко выбритой голове, умении ловко обращаться с оружием и по фене ботать. Просто Кирилл – профи с прекрасной актерской школой. К тому же – артист БДТ.

Кирилл, известность пришла к вам не сразу. Не обидно?

– Нет. Все, что было до института, и армия в том числе, – в актерскую копилочку. Мы ведь черпаем все из себя. Потом, я особо не ощущаю эту славу – и не лукавлю. Я за ней не гнался, просто занимался любимым делом. Почему так поздно все пришло? Я поздно поступил в театральный институт – в 25 лет. Окончил в 30.

– А чем занимались до того?

– Много чем. 90-е годы стояли на дворе. Но в 25 лет решил идти в актеры.

– Кого можете благодарить за это?

– Моего мастера, царствие ему небесное, Андрея Юрьевича Толубеева. Он увидел, разглядел что-то во мне. А когда я хотел бросить все, он настоял, чтобы я остался, занимался этой профессией. И, в общем, он невольно нас подталкивал дальше, тянул. Ведь молодым артистам после института тяжело пробиваться. Где-то словечко замолвил – но мы об этом не знали. Опять же повезло, что нас с курса взяли в БДТ, восемь человек. Это уже огромный опыт – 15 лет работы в Большом драматическом.

– А в кино как вы попали?

– Случайно. В моей жизни никогда не бывало все и сразу – все маленькими шажочками. Эпизодик без слов, со словами, чуть больше эпизодик, роль второго плана, сквозная роль, главная роль… И так потихоньку… Знаю одно: у меня всегда было огромное желание работать и в театре, и в кино.

– И вы стали Котовским.

– Я очень долго думал. Мы же все мыслим стереотипами. Есть некий создавшийся образ – это с одной стороны. С другой – не так часто предлагают сыграть исторических персонажей. Когда мне предложили эту роль, я спросил режиссера: «Вас ничто не смущает? Котовский был в два раза шире меня и на голову выше. Если вы берете меня только из-за бритой башки, то бритых актеров довольно много». «Нет, – отвечает, – мы хотим вас». Но я понимал, что есть такой стереотип Котовского, на который я не очень внешне похож. Я много читал, приглядывался к нему.

– Изменилось отношение к герою после фильма?

– В худшую сторону. Я дитя советского периода. Нас учили, что Котовский – герой Гражданской войны, я вырос на этом. А выяснилось – натуральный бандит, который, придя из Бессарабии, пытался подмять под себя криминальную Одессу. Отчего у него была такая жуткая ненависть к Япончику? Тот не дал ему развернуться. Котовский затаил злобу. Я пытался играть не героя войны, а злобного уголовника. Мстительного.

– Кирилл, не угнетает, что в основном вам приходится играть либо криминальных авторитетов, либо ментов, либо военных?

– А время какое? Сейчас у нас не режиссерское кино, а продюсерское. Зачем продюсеру рисковать? Он знает, что Полухин хорошо сыграет уголовного авторитета, маньяка либо отставного военного… А того же дворника дядю Васю, пьющего и размышляющего у себя на кухне, – еще вопрос. Не будем рисковать. Сейчас от фактуры отталкиваются.

– А не обидно?

– Конечно, обидно. Зато в театре у меня либо характерные, либо острохарактерные роли. Я не играю там то, что в кино. У меня есть баланс. Хотя сейчас в БДТ я играю гораздо меньше. Но есть еще антрепризы, например спектакль «Любовь не картошка». Я стремлюсь быть разноплановым. Уважаю универсальных каскадеров, которые могут и на лошади скакать, на машине ездить, и стрелять, и фехтовать. Я не боюсь пробовать, не боюсь быть
смешным.

– Как в театре относятся к вашей киноактивности?

– Плохо. А вы слышали где-то другое? В каких театрах приветствуется, когда актеры уезжают на съемки? Но я свою профессиональную деятельность в репертуарном театре уже заканчиваю. Тяжело совмещать. Мое глубокое убеждение: мы работаем либо за деньги, либо для удовольствия. Если вы зарабатываете деньги, дайте и мне заработать. Если творите, я готов работать бесплатно. Прекрасно, когда все совпадает, но это очень редко бывает. Были бы в театре яркие роли, я бы вполне мог отказаться от второсортного кино. А так – играю. Это наша профессия. Но сейчас появилась возможность отказываться, а раньше ее не было. Поэтому у меня огромное количество сыгранных ублюдков.

– Например, ваш Ребров в «Страстях по Чапаю»? Не самый приятный тип.

– Это как посмотреть. Человек-то любящий… Время было такое. Он искренне полюбил женщину: и так к ней, и эдак. И в один прекрасный день у него сорвало крышу – расстрел, пьянка. Решился на насилие. Я всегда пытаюсь оправдывать своих героев, даже самых ужасных. И где-то получаются обаятельные подонки – бандиты со своей правдой.

– Как у вашего героя в фильме Олега Погодина «Дом»?

– Он человек военный, получил приказ. Но старается оттянуть момент атаки, спрашивает: а если там дети? Конечно, в восприятии зрителя это не очень приятный тип. Но опять же, я оправдываю его: у него не было другого выхода. Да, это жестоко. Но он человек военный – должен выполнять приказы.

– Мне кажется, вы могли бы сыграть и в комедии…

– Вот в сериале «Чужой район» играю такого солнечного придурка. И это очень хорошо получается. Зрителям нравится этот персонаж.

– Это нормально. И Шварценеггер играл в комедии.

– Да. Но у людей есть стереотипы: вот вижу такого придурка в комедии – значит, он и в жизни такой. Могут вполне подойти и предложить выпить. Они же не воспринимают меня как актера –считают, что я и в жизни такой. Слава богу, во мне и здоровое чувство юмора присутствует, и жесткость, когда нужно. Видимо, моя внешность соответствует неким стереотипам.

– И ваша брутальная лысина?

– Между прочим, лысая голова сужает круг ролей.

– Правда? А в парике?

– Если в театре со сцены это не очень заметно, то в кино заметно. Но вот Месхиев не испугался – надел на меня парик и усы в своем новом фильме «Батальон смерти».

– Вы там за белых?

– Нет, опять за красных. Бумбараш такой в парике.

– Трюки выполняете сами?

– Какие-то элементарные – сам: драки, машины, стрельба. Один раз даже горел. Но особо сложные трюки должны делать профессионалы. Каждый должен заниматься своим делом. Зачем нам отбирать хлеб у каскадеров?

– С кем из режиссеров вам комфортнее всего?

– С Погодиным. С Барматовым. Мне интересны режиссеры, у которых нет жесткого диктата. Коли мы создаем нечто вместе, хочу, чтобы и ко мне прислушивались. Я не дурак, не зацикленный. Если то, что я предлагаю, не в контексте, то объясните мне почему. Мы же вместе творим. И хотя есть некий жесткий стержень у режиссера, внутри своей роли я могу что-то сделать. Я люб­лю режиссеров, с которыми совместно придумываю некую историю.

– А попробовать себя в режиссуре не хотите?

– Пока нет. Это совершенно другая профессия. Меня пока устраивает то, чем я занимаюсь.

– А чем для вас интересен криминальный авторитет Безумный Макс, которого вы играете в «Шефе-2»?

– Это человек со своей правдой. Как Креон в «Антигоне» Жана Ануя. Вы можете совершать плохие поступки из лучших побуждений. Креон не хотел быть тираном, но пришлось. И мой Безумный Макс живет по понятиям. Да, он занимается нелегальным бизнесом, но запрещает под угрозой смерти торговать в своем районе наркотиками, потому что для него это дело принципа. Его ослушиваются – он убивает.

– Он запрещает одно плохое, а другое делает. Заповеди-то нарушает…

– Нарушает. Но, грубо говоря, пусть он и убил плохого человека, но не дал тысячам подростков сесть на иглу. Вроде бы молодец, но вроде и подлец. Две правды.

– То есть не мажете черной или белой краской?

– Я больше люблю промежуточные цвета.

– А кого вы играете в новом фильме Юрия Быкова «Дурак»?

– Начальника службы МЧС района.

– О чем будет кино?

– В двух словах – о борьбе человека с системой. Мальчик-сантехник начинает биться за дом, который вот-вот рухнет.

Наше досье

Кирилл Полухин родился 3 мая 1969 года в Ленинграде. Актер театра и кино. Окончил в 1999‑м СПбГАТИ. С 1999‑го – актер труппы БДТ имени Товстоногова. Снялся более чем в 60 фильмах и сериалах, в их числе «Мангуст», «Опера. Хроники убойного отдела», «Гибель империи», «Капкан», «Литейный», «Морские дьяволы» «Пером и шпагой», «Поп», «Мы из будущего – 2», «Чужая», «Дознаватель», «Дом», «Отрыв», «Шеф», «Чужой район», «Ангелы войны», «Страсти по Чапаю», «Шеф‑2».



В Госдуме предложили восстановить прежний пенсионный возраст для жителей Дальнего Востока. Ваше мнение по этому поводу.