05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРЯЧЕМ ГЛАЗА?

Сегодня, в 18-ю годовщину вывода советских войск из Афганистана, в стенах Государственной Думы РФ должна была открыться фотовыставка "Не забывай нас, Родина". На ней всего 250 фотографий наших солдат и офицеров. Они и еще два десятка бойцов, снимков которых даже и разыскать не удалось, и сегодня остаются на том берегу реки Пяндж. Кто живым, кто мертвым, в плену у душманов или просто сгинувшие без вести. Кто о них нынче помнит в России? Да почти никто. Комитет воинов-интернационалистов, затеявший выставку, хотел прокричать об этом хотя бы законодательной власти. Власть окриков не любит. Выставку депутаты Госдумы не разрешили.

Вы помните, как торжественно выглядел тот день - 15 февраля 1989 года? Конец войне. Колонны бронетехники 40-й армии по мосту через Пяндж катили домой. Цветы на танковых башнях и кумач боевых знамен. Последним по мосту прошел командарм Герой Советского Союза Борис Громов и на весь мир сказал в телекамеры: "За моей спиной нет ни одного нашего солдата". Выглядело красиво - под стать моменту. Впрочем, на митингах государственной важности великим простительны маленькие неточности.
На самом деле позади Громова оставались сотни его подчиненных. Тридцать два утонули при форсировании горных рек в ходе боевых операций. Тела девятерых из-за плотного вражеского огня не удалось эвакуировать с поля боя. Тридцать пять точно погибли в плену. Двадцать два после 1992 года вернулись в Россию. Еще про восемьдесят ничего не известно и поныне. Но семьдесят два бывших советских солдата, по данным компетентных органов, и теперь удерживаются в Афганистане или в зоне свободных кочевых племен. Без нашей помощи им никогда не вернуться домой.
Нельзя сказать, что их никто не ищет. Ищет Комитет воинов-интернационалистов. Ищет общероссийская организация "Боевое братство". Ищет давний автор "Труда", известный военный журналист полковник Евгений Кириченко. Тот самый, что вначале на НТВ, а потом на страницах нашей газеты вел рубрику "Забытый полк". Лишь в минувшем году он, по крохам собирая деньги немногих благотворителей, вместе с Рашидом Каримовым из комитета воинов-интернационалистов дважды с риском для жизни ездил в Афганистан. Они-то ищут и находят. Не ищет только государство, пославшее своих солдат на войну. И решившее, видимо, о той войне забыть. А заодно - о ее так некстати пропавших без вести солдатах.
В итоге - позорище даже не всероссийского масштаба. Созданная было в 90-х правительственная комиссия по делам военнопленных, интернированных и пропавших без вести практически прекратила работу. Первыми обеспокоились не мы - американцы. Они сейчас фактически хозяйничают в Афганистане и потому имеют куда больше возможностей для поиска, чем наши. Свидетельства той войны - там на каждом шагу. Пентагон, в котором подобные программы имеют ранг государственных, готов делиться с Москвой полученными данными о советских военнопленных. Но с кем конкретно? Кому передать 500 комплектов для генетической экспертизы, которые заокеанские дяди готовы выделить нашему Минобороны для идентификации останков павших?
А как вам такой факт? В надежном месте в Кабуле ждут возвращения на родную землю кости восьми наших военных, обнаруженных в Панджшерском ущелье и на перевале Саланг Евгением Кириченко и его спутниками-энтузиастами из Комитета воинов-интернационалистов. Кости, конечно, совестливые ребята когда-нибудь вывезут. Но как? Как и останки тех павших в Афгане, которые усилиями энтузиастов уже упокоились в родной земле - не под гром салюта и не под шелест приспущенных знамен. Их привезли тайно, как контрабандный груз. В картонных коробках и полиэтиленовых пакетах. Потому что с афганским правительством у России нет соответствующих соглашений.
На таком вот отчаянном фоне и родилась идея выставки, что намеревались сегодня развернуть в Госдуме. Дело сразу не заладилось. Вначале оказалось, что самый посещаемый коридор в стане депутатов предоставить никак невозможно - там свои изделия народным избранникам как раз в эти дни демонстрируют ювелиры. Что, конечно, выглядит куда более жизнерадостно, чем глаза соотечественников, брошенных Родиной за Пянджем. Предложили было коридор на Охотном ряду похуже и потемнее. Но тут подоспел отказ Комитета Госдумы по культуре за подписью его председателя Иосифа Кобзона: "Комитет считает, что экспозиция, посвященная годовщине вывода советских войск из Афганистана, не должна носить характер мартиролога. На наш взгляд, выставка должна содержать материал, отражающий в полной мере не только трагизм последствий войны, но и героику ее солдат и офицеров, трудности и лишения воинской службы, ратные будни и ратный подвиг советских воинов-интернационалистов". Оптимизма, то есть, народу не хватает. Во имя этой идеи, видимо, давно царит на нашем телевидении чудовищная "Смехопанорама". Протесты бесполезны. Не надо мрачных красок в победном марше российского народа к высотам капитализма. Какие могут быть пропавшие без вести?
Правда, устроители несостоявшейся выставки усматривают в случившемся и совсем уж неожиданный, но, надо признать, правдоподобный подтекст. Дело в том, что их поддержала, в том числе и материально, партия "Справедливая Россия". О чем упомянуто на стендах. А руководство Госдумы, как известно, контролируют соперники той партии из "Единой России". За здорово живешь в предвыборный год устраивать рекламу прямых конкурентов в собственной цитадели - с какой стати? Вы сомневаетесь в этой версии? Тогда знайте - завтра выставка все же откроется. Пусть не к дате, но справедливость восторжествует. В стенах Совета Федерации, который возглавляет, как известно, лидер "Справедливой России" Сергей Миронов.
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
"Труд" продолжает следить за судьбой бывшего советского солдата Юрия Степанова, который вернулся с афганской войны через 20 лет. Мы уже писали о том, что парень был ранен, попал в плен, принял ислам и новое имя Махибулло. Сегодня он пытается обустроиться в небольшом башкирском поселке Приютово.
- Ни на миг не пожалел, что вернулся на родину, - говорит Юра.- Трудностей хватает, но дело движется. Временный вид на жительство уже оформили, имею право выйти на работу.
- Какое имя в паспорте - Юрий или Махибулло?
- Конечно, русское! Махибулло остался в Афгане. Жена станет Галиной, чтоб привычнее было для окружающих.
В понедельник Юра ездил в Уфу, чтобы оформить документы на жену и сына. Неожиданно возникла проблема - не нашлось в столице Башкирии переводчика с дари. Потом собрался выйти на работу, которую ему помогла подыскать местная администрация, как свалилось несчастье - умер старший брат Юрия. Скорбные хлопоты растянулись на несколько дней.
Не переехали Степановы и в квартиру, с которой тоже помогли власти, ждут, пока вид на жительство будет у всех членов семьи.
- Жене на новом месте тоже нравится, - рассказывает Юрий. - Мама приняла ее как дочку, они друг друга без слов понимают. Если что, я всегда за переводчика сгожусь, язык дари в плену выучил.
МНЕНИЯ НЕСЛУЧАЙНЫХ ЛЮДЕЙ
Иосиф КОБЗОН, председатель комитета Госдумы по культуре:
- Глядя на снимки, предложенные для этой выставки, можно подумать, что у нас не было Аушева, Востротина, других героев афганской войны. Как будто не было самих афганцев, которым помогали наши ребята, не было ни госпиталей, ни врачей наших. Ну зачем же такую, извините, "заупокойную" выставку делать? Вы поймите, я хоть сам не афганец, но за воевавших там ребят глотку перегрызу. И я считаю, что на этой выставке надо было показать радость и печаль, торжество и горе. И поэтому мы сказали: доработайте, мы сделаем эту выставку. Ну не обязательно к дате, к 15 февраля: устроители не успевали все заново оформить, пусть сделают 20 или 30 - это не имеет значения. Но пусть Афганистан будет отражен в полном объеме. Надо показать будни, показать афганских пацанов, которых наши ребята спасали и воспитывали, наших врачей. Пусть страна увидит всех героев. И, конечно, надо показать тех, кого мы потеряли, тех, кого еще ищем в Афганистане. В общем, должна быть какая-то пропорция...
Александр ПРОХАНОВ, писатель:
- Этот запрет исходит от клерков, которые не нюхали пороха. Афганская война начиналась под патриотическими и пафосными лозунгами, она вовлекала в себя огромное количество энтузиастов, тогда еще верящих в советскую идеологию, в пафос мировой революции. Я и сам был охвачен этими энергиями. А затем, после долгих лет войны, в спину наших солдат и офицеров направили свои кинескопы либералы, назвавшие советских воинов палачами. Теперь новое поколение так называемых патриотических агитаторов намерено снова воспевать афганскую героику, но так, чтобы люди не вспоминали о трагизме той войны. Это бесчестно и отвратительно. Я знаю, как свято относятся к афганской войне ее участники. Уверен, на фоне сегодняшней действительности они не станут высказываться о ней столь примитивно, как от них ждут нынешние пропагандисты. Потому что все они сами несут в себе огромную трагедию этой зачумленной либералами войны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников