От нашего Рима – вашему

Выставка представляет историю четырех столетий связей между Россией и Папским престолом. Фото с сайта Государственного архива РФ
Елена Широян
11:35 16 Февраля 2018г.
Опубликовано 11:35 16 Февраля 2018г.

В Москве завершает работу выставка «Романовы и Папский престол: 1613-1917. Россия и Ватикан»


Хотя в фокусе лишь четыре столетия, не стоит забывать: сага об отношениях России со Святым Престолом может быть столь же длинна, как история Русского государства. Взаимодействие двух несхожих стран – огромной империи, где преобладала православная вера, и города-государства, куда сходятся все нити мира католического, строилось на политико-дипломатической основе.

В старинных царских грамотах его именовали «папа и учитель костела римского». Если на протяжении столетий Рим и вынашивал тайные планы унии католиков и православных, то уже в XVII веке от них отказался. Тем более что даже византийская принцесса Софья (Зоя) Палеолог, которая воспитывалась при Римском дворе и перешла в католицизм, вернулась к православию, едва оказавшись в Москве в 1472 году. Тем самым она весьма разочаровала Папу Павла II, ведь он так рассчитывал усилить влияние Ватикана через брачный союз племянницы последнего императора Византии с великим князем Московским Иваном III. Эта инициатива Ватикана -- следствие того, что с середины XIV века участились контакты Московского государства со Св. Престолом. А восходят эти отношения к 988 году, к истокам христианского государства на древнерусских землях: по преданию, уже в год крещения Руси великий князь Киевский Владимир принимал послов Папы Иоанна XV.

Однако эти легендарные времена остались «за кадром», а выставка охватила последующие четыре с лишним столетия: от приезда Софьи Палеолог в Первопрестольную, после чего Москву стали называть Третьим Римом, до отречения последнего из русских царей. В марте 1917 года Ватикан, по донесению поверенного в делах России при Св. Престоле министру иностранных дел Милюкову о признании Временного правительства, выражал «удовольствие по поводу беспримерной быстроты величайшего переворота» вкупе с радостью «по поводу отмены…всех вероисповедных ограничений и уверенностью, что отношения… улучшатся при новом строе».

Римские прелаты ошиблись: Временное правительство вскоре утратило власть, а атеистический режим большевиков порвал с Ватиканом. Впрочем, это не помешало советской России в 1922 году заключить соглашение о помощи Св. Престола голодающим Поволжья.

В залах экспозиции

Однако и при монархии отношения России и Ватикана далеко не всегда были безоблачными, а порой балансировали на грани разрыва. Кураторы правдиво показали сложное взаимодействие двух держав, опираясь на две сотни мемориальных предметов, артефактов и документов из крупнейших хранилищ России. Свои тайны раскрыл и Рим: «это первая выставка, когда архивы Ватикана и архивы России вместе показывают те сокровища, которые они хранят», -- отметил научный руководитель Государственного архива Российской Федерации Сергей Мироненко. Секретный архив Ватикана прислал в Москву 32 раритета, многие из них прежде никогда не демонстрировались. В их числе и письма русских самодержцев в адрес Св. Престола.

Верный своему правилу бесстрастно показывать историю сквозь документы, позволяя зрителю самостоятельно делать выводы, Госархив лишь в одном отступил от традиций. К рукописям и машинописным листам, договорам и запискам в Выставочном зале федеральных архивов добавлено множество картин – пейзажей и портретов, медалей и камей, богослужебных облачений и утвари. Это красочно иллюстрирует историю дипломатии, а заодно напоминает: Рим для русского человека был не только резиденцией пап, но и средоточием эстетических образцов, и школой художников. А Москва по сей день хранит наследие Софьи: в своем приданом она везла и византийские иконы, и мощи, отправленные из Рима, и ценнейшие книги, вошедшие в легендарную библиотеку Ивана Грозного. Вместе с ней прибыл и зодчий Антон Фрязин, заложивший основу для нового строительства – традиции древнерусской архитектуры обогатились идеями итальянского Возрождения. Среди сакральных экспонатов -- процессионный крест из серебра с горным хрусталем, вошедший в сокровищницу Успенского собора в Кремле.

Пергамент 1582 года с золотой папской печатью – поздравительная грамота Григория XIII по случаю заключения мира Московского государства с Польшей – воссоздает другую главу доромановской истории. Папский нунций Антонио Поссевино при дворе Иоанна IV (Грозного) выступил посредником в примирении царя с Речью Посполитой. В дальнейшем Св. Престол пытался привлечь русских правителей к созданию Священной лиги, способной дать отпор Османской империи, которая в XVII веке угрожала Центральной Европе.

Из иной эпохи – булла Папы Пия VI о признании первого назначенного русской императрицей архиепископа Могилевского Станислава Сестренцевича. Екатерина II увеличила количество римско-католических епархий в империи, следуя заветам Петра I. В ходе его конфессиональных реформ в России возникли первые католические храмы. Петровские дипломаты плели интриги: так, в 1707 года царь послал в Рим князя Куракина с личным тайным письмом, в котором Петр I высказал пожелание, чтобы папа не поддерживал избрание на польский престол Станислава Лещинского. В ответ Климент XI сообщал, что Куракин обещал ему построить в Москве католический монастырь, а также пропустить католических миссионеров через российскую территорию в Китай. Аналогичным образом к концу правления Петра I в Петербурге появилась мраморная статуя античной Венеры, ныне хранящаяся в Эрмитаже. За этим подарком Папы – просьба раздобыть мощи св. Бригитты, находившиеся на территории Швеции.

Вследствие раздела Польши при Екатерине II была заложена и основа для конфликтов с Ватиканом. Выставка отразила усилия, которые предпринимали Россия и Св. Престол для урегулирования положения католиков, которые жили на территориях в составе Речи Посполитой и перешли в юрисдикцию Российской империи.

О спорах и примирениях напоминает Большой крест Мальтийского Ордена, оставшийся от Павла I. Эта золотая регалия принадлежала Великому магистру Ла Валетту и в 1797 году была преподнесена императору при посвящении его в Протекторы Мальтийского Ордена. На коронации Павла I присутствовал папский легат архиепископ Лоренцо Литта, однако позже он был выдворен из России: императору донесли, будто папа Пий VI считает незаконным его избрание Великим магистром Мальтийского ордена.

Большой золотой крест магистра Мальтийского ордена, подаренный Павлу I в 1797 году

Павел был в числе тех правителей России, кто посетил Вечный город (в статусе цесаревича). В экспозицию вошли картины со сценами визита Павла Петровича в Рим, полученные им в подарок мозаики.

Его сын Александр I учредил постоянную русскую миссию при Св. Престоле в 1817 году. Тогда в заслуги России ставили экспедицию атамана Платова: после разгрома Наполеона он вызволял Пия VII из плена в Фонтенбло.

Однако договор между Римом и Петербургом впервые подписал лишь Николай I – единственный из русских монархов, кто посетил Ватикан в своем полномочном состоянии, пусть инкогнито. В 1847 году император и Папа Григорий XVI встретились для заключения конкордата, что отразил находящийся в центре экспозиции комплекс документов. В их числе записка понтифика с изложением претензий Св. Престола к России, на ней сохранились собственноручные замечания императора. Это было первое и последнее формальное соглашение о правах и прерогативах католической церкви на территории России. А зимой 1854 года Николай I послал благодарность за поддержку России в Крымской войне уже Папе Пию IX.

Спустя 20 лет, при Александре II, конкордат был разорван – после подавления Польского восстания 1863 года и выступления папы Пия IX в защиту католиков Российской империи. Хотя в последующие годы отношения улучшились, о чем говорит секретная телеграмма посланника России при Св. Престоле Нелидова, направленная в МИД уже в декабре 1915 года. «Ввиду приближения Нового года позволяю себе напомнить о крайней желательности… включения Папы в списки монархов и глав Правительств, коих Его Величество удостаивало ежегодно новогодними поздравительными телеграммами. Все правители стран, представленных в Ватикане, неизменно поздравляют Его Святейшество к этому дню». Урок вежливости был воспринят – на документе стоит пометка карандашом: «Государь телеграфно поздравил Папу».

Советские годы не входят в тематику выставки, но скажем несколько слов и о них. Многочисленные контакты с представителями Ватикана так и не привели к установлению дипотношений. Уже в эпоху Хрущева возобновились попытки, приведшие к визитам в Ватикан официальных лиц в 1960-х. Однако прорыв наступил лишь в перестройку: по случаю празднования 1000-летия Крещения Руси папский нунций посетил Москву и встретился с Михаилом Горбачевым, который дважды наносил визиты в Ватикан и был принят Иоанном Павлом II. Да и сам харизматичный понтифик был готов приехать в Советский Союз, однако не смог этого сделать из-за отсутствия приглашения со стороны Русской православной церкви. Тем не менее в 1990 году СССР и Ватикан установили официальные дипотношения, а спустя два года Св. Престол признал Россию правопреемницей СССР...

P.S. Экспозиция в выставочном зале Госархива Российской Федерации работает по 18 февраля.



Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?