11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕЗАБЫТЫЙ ПОЛК

Славуцкий Александр
Опубликовано 01:01 16 Марта 2004г.
Армию у нас или ругают или жалеют. Сегодня тысячи солдат и матросов, мичманов и прапорщиков, офицеров, не нуждаясь ни в жалости, ни в упреках, выполняют свою не очень престижную, плохо оплачиваемую и весьма нелегкую работу с полной самоотдачей. Корреспондент "Труда" совершил марш со специальными подразделениями 149-го мотострелкового полка 201-й дивизии к афганской границе.

Подполковник Юрий Аксенов - комполка молодой: всего 34 года. На все расспросы о задачах части и предстоящем марше к Пянджу отвечает примерами из истории военного искусства. Подполковник не так давно окончил академию, так что походы Александра Македонского и наполеоновские войны еще не успели выветриться из памяти. Правда, во время обильного ужина, а потом в жаркой полковой бане все же удалось выведать, что его бойцы способны оказать противодействие практически любой группировке, которая попытается прорвать границу. А с пограничниками у мотострелков не только отлажено взаимодействие, но и сложились дружеские отношения. Видимо, это важно: ведь от Куляба, где стоит полк, до границы - рукой подать.
На следующий день нас разбудили очень рано. Пока собирались, на плацу выстраивался личный состав, которому предстояло совершить марш. Нам повезло: угодили как раз на пересменку. Обычно через месяц, порой и через три - в зависимости от погоды и состояния дорог - происходит смена личного состава тактических групп. Это выделяемые полком специальные подразделения, усиленные артиллерией, которые предназначены для поддержки пограничников. Они располагаются прямо за заставами. Хотя каждая из групп способна прикрыть не одну, а две-три заставы - огневая мощь позволяет.
В полку служат только контрактники. Выезд на границу для них - дело обычное. Большинство солдат успевает побывать в тактических группах по десятку раз, а офицеры - и того больше. Поэтому напряжения и суеты нет. Все происходит достаточно буднично.
В Таджикистане пыль зимой заменяет снег. Сквозь густую пылевую завесу артиллерийские самоходки, БМП, грузовики с личным составом и припасами медленно выезжают из ворот части. Потом делятся на две колонны: одна пойдет на Сары-Чашма, другая - на Шуроабад. В каждой - две тактические группы.
Наш "автобус" - это жестяная будка на обычном армейском "КамАЗе". Но все же он быстрее боевых машин. И на Сары-Чашму мы идем впереди колонны. Вначале дорога изрядно петляет, поднимаясь в горы. Но после Сары-Чашминского перевала кончается и превращается, говоря военным языком, в направление. Миновав полуразоренный с виду кишлак, долго трясемся по пересохшему руслу реки. Начинаем гадать, способны ли вообще передвигаться по этим скользким, напоминающим огромные дыни камням САУ и БМП? Но сопровождающий офицер только улыбается: "Еще как способны!". Потом опять появляется грунтовка, круто уходящая вверх. Пока грузовик ползет по обрывистому берегу Пянджа, с замиранием сердца следим в окна, как задние колеса время от времени зависают над пропастью. Но едва грунтовка расширяется, появляются участки кустарника, огороженные проволокой. На ней таблички с лаконичной надписью "мины". В начале 90-х берег Пянджа и окрестные горы минировали все, кому не лень. Пытались таким образом закрыть границу с Афганистаном "на замок". И никаких карт минных полей при этом не составляли. Так что обезопасят эту напичканную "сюрпризами" землю, видимо, не скоро.
Ребята из тактической группы у 10-й заставы "Бахорак" (это знаменитый Московский погранотряд) нас уже ждут и сразу ведут показывать хозяйство. Здесь все свое: от генератора до складов с продовольствием и боеприпасами. Огневые позиции оборудованы по всем правилам военной науки. Подразделение достаточно долго может действовать автономно.
Условия жизни тактической группы спартанские - солдаты размещаются в палатках, офицеры в блиндажах. Заглядываем в один из них: 5 коек, печка, посредине - складной столик. Вместо шкафа - снарядный ящик. А патронный заменяет полку на стене. Полы деревянные. И очень чисто.
Командир батареи капитан Роман Ковалев - загорелый до черноты, в выцветшем, пропыленном камуфляже, показывает нам на том берегу Пянджа афганский кишлак Ворича. До него метров 300.
- Места здесь беспокойные, - как-то совсем буднично рассказывает он, - постреливают частенько. Не так давно неподалеку обнаружили тайник, где было больше тонны наркотиков. Волокут эту дрянь через границу на чем угодно и как угодно. Если партия большая, наркоторговцы ни перед чем не остановятся. Месяца три назад мы из самоходок вели огонь по банде, которая пыталась прорваться с пулеметами. Пограничникам в такой ситуации самим не справиться. Их мало, да и вооружение легкое. Вот для чего мы здесь.
Артиллерии приходится выполнять подобные задачи не реже двух-трех раз в год. Перестрелки с мелкими бандами происходят гораздо чаще. А ежедневно личный состав занимается боевой учебой, проводит тренировки, ведет наблюдение и разведку.
Едва колонна со сменой доползает до Бахорака, мы снова трогаемся в путь. Через час такого же тряского пути и любования табличками "мины" достигаем конечного пункта своего путешествия - позиции тактической группы у погранзаставы "Баг". Баг - в переводе с таджикского - сад. Заброшенная мандариновая рощица действительно зеленеет рядом с заставой. Здесь Пяндж совсем узкий, со всех сторон нависают горы. Из кишлака Анджис с афганской стороны, как нам сказали, по погранзаставе постреливают регулярно. Не случайно расположение группы обнесено каменным забором, а весь личный состав несет службу исключительно в блиндажах. Кстати, несмотря на опасность и минимальные удобства, солдаты и офицеры полка едут на границу весьма охотно. Дело в том, что за это положены командировочные - по 100 рублей в сутки. Где-то читал, что в Конго за одно ночное патрулирование наемникам платили по 250 долларов.
Колонна с отдежурившим личным составом уйдет через пару дней. А новая смена останется делать свою, как говорится, суровую мужскую работу.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников