Как тучи развести руками

Яне Ким всего 30 лет, и 10 из них она работает в филиале «Аэронавигация Юга» Ростова-на-Дону. Диспетчер УВД первого класса
Галина Пономарева
Опубликовано 23:37 16 Марта 2019г.

Знакомьтесь: Яна Ким, которая без штурвала управляет самолетами


Профессию диспетчера управления воздушным транспортом в авиации не так давно считали исключительно мужской. По понятной причине: зашкаливающий уровень стресса, психологические и эмоциональные перегрузки, огромная ответственность — все это требует огромной силы духа и недюжинного здоровья. Неслучайно диспетчеры, как и пилоты, имеют жесткие медицинские допуски к работе и отправляются на пенсию в 45 лет. Но технический прогресс постепенно приводит к тому, что женщин в этой сфере становится все больше. Представляем одну из них.

Яне Ким всего 30 лет, и 10 из них она работает в филиале «Аэронавигация Юга» Ростова-на-Дону. Диспетчер УВД первого класса, имеет четвертый уровень языковой подготовки по шкале ИКАО. А еще Яна — активистка Федерального профсоюза авиадиспетчеров (ФПАД), который борется за трудовые права работников. На днях она была награждена нагрудным знаком «Отличник воздушного транспорта».

«Все самое лучшее, что есть в человеке, можно смело сказать о ней» — так отзывались о Яне коллеги-мужчины, которые тоже были среди награжденных. И перечисляли список добродетелей: позитивная, открытая, обаятельная, спокойная, надежная, внимательная, отличные организаторские способности: В общем, «комсомолка, спортсменка, красавица»!

— Как вообще девочке пришла идея управлять воздушным движением? — задаю я наивный вопрос. — Может, в детстве вы играли в самолетики?

— Да нет, все проще. В школе профессию выбрать сложно, поскольку нет жизненного опыта. А мама, потомственный медицинский работник, мне и посоветовала подать документы в Санкт-Петербургский авиационный колледж. Девушек в группе было немного, да и те после выпуска разлетелись кто куда. А я осталась в профессии и с тех пор ни разу об этом не пожалела. Приехала в Ростов-на-Дону, поскольку тут больше работы и перспектив. В Московский центр АУВД тогда девушек не брали: там слишком высокая интенсивность полетов.

— Яна, а можно с небес на землю? Если не секрет, сколько зарабатываете?

— Скажу так: по ростовским меркам очень даже неплохо. Но деньги даются не просто так. У нас очень стрессовая работа. Очень часто выходишь после смены с мокрой спиной. И необязательно это значит, что было много самолетов. Иногда достаточно двух-трех бортов с нештатными ситуациями, сложными метеоусловиями, постоянным цейтнотом. Вообще женщине порой приходится снова и снова доказывать свою профессиональную состоятельность. Хотя специфика этой работы такова, что даже подготовленный мужчина может прийти и не справиться.

— Нужны какие-то особые личные качества?

— Быстрая реакция, самодисциплина, способность держать себя в руках и справляться со стрессом, принимать решения и нести за них ответственность. Плюс помнить о последствиях, в том числе и юридических, каждого сказанного в эфире слова. Мы изучаем огромное количество документов. В сфере воздушного транспорта все строго регламентировано. Нужен отличный английский — как специальная фразеология, так и разговорный, который может пригодиться в любую минуту. Нельзя расслабляться ни на минуту, надо постоянно быть в тонусе на случай ЧП.

— Можете привести пример?

— Представьте ужас, когда внезапно перед тобой оказывается черный экран, а люди в это время в воздухе. Дальше все по инструкции: оповестить об отказе экипажи, доложить старшему диспетчеру, руководителю полетов, инженерам, включить резервные серверы. Действия отрабатываются на тренажерах. На все уходит пять минут. Метки появляются на экране. Восстановить полную картину происходящего в воздухе можно только по памяти. Тут все зависит от профессионализма диспетчера. Полностью быть готовым к нештатной ситуации невозможно, эмоции все равно присутствуют. Даже если это происходит не с тобой, а с коллегой. Важно уметь с ними справиться и действовать с холодной головой.

Были случаи разгерметизации в воздухе, когда надо в экстренном порядке посадить самолет. Или стало плохо пассажиру, и надо дать этому самолету приоритет на посадку. Однажды с борта просили разузнать о действии лекарственного препарата: сомневались, можно ли его принимать ребенку, с которым случился приступ астмы.

— Правда ли, что девушкам доверяют менее сложные участки работы при управлении воздушными потоками?

— Диспетчеры аэродрома, руления, старта, круга, подхода — это все действительно разные по интенсивности участки, но женщины уже есть везде. В нашей смене, обеспечивающей связь в верхнем воздушном пространстве, кроме меня еще шесть девушек. Пожалуй, только в Московском центре (МАДЦ), имеющем самую высокую интенсивность движения, на этом участке пока заняты исключительно мужчины.

— Ваши коллеги помнят: когда профсоюз объявил бессрочную голодовку, вы были единственным человеком, кто догадался привезти забастовщикам несколько 20-литровых канистр питьевой воды. Что это за история?

— Конечно, я привезла тогда воду, я ведь тоже находилась среди голодающих и понимала, что нам необходимо, чтобы продержаться как можно дольше. В 2010-м или даже раньше такие были формы протеста. Тогда нас не слышали, в переговоры не вступали, забастовки уже запретили законодательно, но голодовка оставалась действенным методом. Мы ходили на работу, а после смены отправлялись голодать в довольно-таки спартанских условиях. Нас поддержали коллеги в других городах. Это был коллективный протест, он длился три недели. Некоторых уже стали отстранять врачи стартового медпункта, где проводится обязательный медицинский контроль перед каждой сменой. Но в целом народ был крепкий и позиции свои отстоял. Как-то все решилось, требования коллектива выполнили. Это были справедливые требования, надо сказать. Сейчас все решается мирным путем.

— Чем вы увлекаетесь помимо работы и общественной деятельности?

— Люблю водить машину. Читаю классику. Иногда хожу в местный театр, хотелось бы, конечно, в Мариинский... Люблю выращивать цветы, которым уже тесно в квартире. Сейчас строится мой новый дом в пригороде Ростова, и я полностью увлечена этим проектом, очень хочется простора.

— Во всем, что вы делаете, вы добиваетесь высоких результатов. Быть отличницей — ваш принцип?

— Просто стремлюсь все делать лучшим образом. Отличницей была в институте. Сразу после колледжа поступила в МГТУ ГА и окончила его с красным дипломом. За активную общественную деятельность и отличную учебу министр транспорта наградил меня часами. А вот недавнее вручение знака «Отличник воздушного транспорта» стало для меня неожиданностью. Не скрою, приятной. Хотя мне всегда казалось, что есть люди достойнее. Я и сейчас так думаю.

— Вы, можно уже сказать, «женщина, сделавшая себя сама». Мама гордится вами?

— Об этом как-то не принято говорить у нас в семье. Но по косвенным признакам догадываюсь, что маме по душе моя самостоятельность. В конце концов, все началось с ее идеи — получить профессию, которая традиционно считалась мужской и не скоро станет рутинной. Очень люблю бывать в родительском доме, это для меня «место силы».




Экс-соратник Порошенко рассказал, куда может бежать украинский президент, если проиграет выборы. А куда бы бежали вы?