Ольга Шелест: Самое удивительное, что все эти уникумы - обыкновенные люди

Фото предоставлено компанией ВайТМедиа и каналом «Россия 1»
Сергей Бирюков
Опубликовано 19:01 16 Сентября 2018г.

Телеведущая рассказала корреспонденту «Труда», что в шоу «Удивительные люди» самое удивительное


Ольгу Шелест удивить трудно. Вряд ли найдешь на телевидении человека с более разнообразным опытом: в ее послужном списке участие в программах «Бодрое утро», «Народный артист», «Цирк со звездами», «Девчата», «Пойми меня», «Временно доступен» — перечисление может быть очень долгим. Но и Ольга вместе с другими звездными гостями — хореографом Евгением Папунаишвили, абсолютной чемпионкой мира по боксу Натальей Рагозиной, экспертом Василием Ключаревым и ведущим Александром Гуревичем — не скрывает изумления, когда участники программы «Удивительные люди» (студия «ВайТ Медиа», канал «Россия 1») демонстрируют перед публикой сверхспособности. Кто-то знает 24 языка, кто-то помнит тысячи знаков после запятой числа «пи», кто-то с точностью до секунды определяет длину песенного трека. О сегодняшних проектах популярной ведущей, о том, что нравится, а чего не хватает на сегодняшнем телевидении, о ее передаче мечты и многом другом — наш разговор.

— Ольга, только что на канале «Россия 1» стартовал третий сезон «Удивительных людей». Что для вас на этой программе самое удивительное?

— Ну разве не чудо: парень из Китая жонглирует тремя кубиками Рубика и одновременно собирает их. Для меня, за свою жизнь научившейся с трудом собирать только одну сторону одного-единственного кубика, и то, конечно, не жонглируя, а нормально держа его в руках, это нечто запредельное. Но знаете, что еще более удивительно? Что большинство наших участников — обыкновенные люди, такие же, как мы с вами, а свои способности они развили упорным трудом. Как, например, девушка, которая после курса мнемотехники (упражнений по развитию памяти) перестала испытывать необходимость в записных книжках, калькуляторах и прочем — а она по профессии секретарша, представляете, какая это находка для шефа! И вот этот опыт — самое ценное в нашей передаче. Я, кстати, тоже оказалась вполне обучаемой — победитель прошлого сезона Роман Страхов, выигравший главный приз в миллион рублей, тоже спидкубер (так называют мастеров скоростной сборки кубиков Рубика), назвал мне сразу несколько техник, с помощью которых можно освоить его искусство, и выбрал подходящую для моего уровня. Теперь я уже собираю две стороны, а к четвертому сезону (надеюсь, он у нашей программы будет), возможно, освою и все шесть.

— На базе вашей передачи просто уже можно открывать университет удивительных людей.

— Знаете, так стихийно и происходит. Участники прошлых сезонов приводят к нам своих учеников, помогают новым участникам в развитии их навыков. А сколько тысяч зрителей благодаря программе узнали о существовании, например, той же мнемотехники или ментальной арифметики, занятия которыми, наверняка, помогут им в жизни.

— Не вступает ли необходимость взвешенно комментировать выступления в конфликт с чисто человеческой симпатией? Ну как устоять, когда выходит, допустим, карапуз лет семи и демонстрирует потрясающее умение узнавать любую из сотен стран мира, более того, любую из областей России по ее географическому контуру? Как не выставить высший балл?

— Такая проблема существует, и конечно же, как любой нормальный человек, тем более мать, я не могу не растрогаться при виде ребенка, но стараюсь все же руководствоваться чувством справедливости. Иначе игра обессмысливается.

— У вас столько проектов — никогда не путаетесь: здесь я должна быть строгой дамой, а тут своей в доску рокершей?

— Такого не случается, потому что у меня нет придуманного имиджа, на всех программах веду себя одинаково естественно. Допустим, в одной передаче сужу выступления взрослых, а потом еду на детский канал и там общаюсь точно так же доверительно и уважительно, как с большими дядями и тетями. С нюансами, конечно — подбираю понятные детям слова, нахожу эмоциональный подход, если ребенок вдруг застеснялся, застопорился, стараюсь раскрутить его на какую-то забавную историю — впрочем, так же я поступала бы и со взрослыми.

— А если бы вам сказали, что есть возможность сделать такое шоу, о котором вы грезили в самых хрустальных мечтах?

— Возможно, это и было бы что-то вроде «Удивительных людей». Я бы позвала тех, кого хорошо знаю, звезд шоу-бизнеса, актеров, телеведущих, но говорила бы с ними не об их профессии, а придумывала бы им всякие забавные задания или неожиданные встречи. Всегда хочется даже в хорошо известном тебе человеке открыть какой-то неведомый тебе, а может, и ему самому талант, эмоцию.

— А были такие шоу, из которых вы почему-либо уходили?

— Случалось. Для меня очень важна не только идея проекта, но и его команда. Обожаю чувство эйфории, когда ты идешь на съемки и знаешь, что тебя ждет встреча с единомышленниками. Если этого нет... Однажды у меня на глазах уволили гримера, с которым я работала много лет, чтобы поставить вместо него своего человека. И даже не спросили, как я к этому отнесусь. Я написала заявление об уходе. На какое-то время компания дала задний ход, но поскольку решение уже было принято на уровне продюсера и редакторской группы, то девушку все-таки уволили, я вторично заявила о намерении покинуть проект — и ушла с чистой совестью.

— Видел ваши интервью — например, с Сергеем Лазаревым. Как вам удается создать эту атмосферу непринужденности, дружественности, приязни? Словно и не маячит перед вами камера, а вы просто встречаетесь с человеком, который вам интересен и которому вы приятны.

— Никаких «законов взятия интервью» не существует. Единственное правило — искренний интерес и человеческое расположение. Никакого подобострастия и высокомерия. Притом могут быть и «неудобные» вопросы, я их Сергею тоже задавала. Он, если хотел, отвечал, если нет — так же без обиняков, как я с ним, говорил, что эта тема — его личное пространство. Но дело еще в том, что меня саму не интересуют дрязги, сплетни, личные тайны. Когда говорю с человеком творчества, то и вопросы — о творчестве. Собеседник чувствует этот интерес и уж тут раскрывается по максимуму...

— Каков был самый высокий ранг человека, с которым вы общались?

— Я очень волновалась перед интервью с Жоресом Алферовым, который как раз тогда получил Нобелевскую премию и был героем прессы. Мне не хотелось выглядеть глупой журналисткой рядом с этим выдающимся ученым, человеком с громадным профессиональным и культурным опытом. Но он покорил меня открытостью, мы замечательно пообщались. Еще одно доказательство старой истины: чем человек крупнее, тем он проще с другими людьми. В этом качестве истинно великие дадут фору тем, кто СЧИТАЕТ себя великим.

— А вы не чувствуете культурного, поколенческого разрыва с той средой, из которой вышли? Ваши родители, первостроители КамАЗа, принадлежат к тем, кого раньше уважительно называли «люди труда», но сейчас такая формула почти не применяется, и людей этих, в отличие от прошлых времен, почти не увидишь на телевидении.

— Понимаю, о чем вы. Да, пожалуй такой разрыв существует. Наши родители выросли и состоялись в другое время. Я совершенно по другому принципу строила свою самостоятельную жизнь. Например, мама мне все время говорила: «Учись готовить, иначе муж из дома выгонит». Но я так и не научилась, и это не мешает мне вот уже 21 год быть счастливой рядом с одним мужчиной, который, кстати, прекрасно готовит! То есть сытый муж — это не обязанность жены в наше время, поменялись устои, патриархат себя изживает. Мужчина за плитой — уже не нонсенс... Или — родители очень переживали, что я в Москве который год, а прописки до сих пор нет, для них это непонятная, нестабильная ситуация, а я об этом даже не задумываюсь. Или помню, мама сокрушалась, что я из Москвы приезжала налегке: «Купи себе шубу, а то вроде известная телеведущая, а ходишь в пальтишке каком-то». Для старшего поколения шуба — это статус, а я вообще мех не ношу, считаю это пережитком... Но всё это не отменяет того факта, что вырастили меня именно эти люди и своим примером, любовью к семье, к труду указали мне истинные ценности жизни. Конечно я тоже хочу оставаться современным и интересным человеком для своих детей, когда они подрастут, но... Мои родители уехали из деревни строить новый город, я из этого города уехала в столицу, мои дети, уверена, прыгнут ещё выше. В том и ценность, что каждое новое поколение, считаю, лучше предыдущего. Поэтому не надо бояться разности поколений, главное, чтобы оставалась связь.

— Так, может, и сделать ваше шоу об удивительных людях труда? Пусть их лиц сегодня в эфире не увидишь, но сами люди-то есть!

— Такую программу пытались сделать мои друзья. Даже сняли несколько сюжетов. Один был о династии троллейбусных водителей. У них предки еще на конке начинали, прабабушка водила один из первых московских троллейбусов, и правнуки их сейчас водят. Но Москва, как известно, взяла курс на ликвидацию этого вида транспорта. Обрывается семейная традиция. Вы, может быть, улыбнетесь — ну подумаешь, были машины с рогами, а поедут без рогов. А для них это драма... Авторы обратились с этим материалом на несколько телеканалов. И что, вы думаете, им сказали? Что это будет неинтересно зрителю.

А теперь посмотрите, что делается, например, на американском телевидении. Там тоже есть шоу со звездами, но наряду с этим очень много передач об обыкновенных людях — тех, на которых держится жизнь. Повара, кинологи, фермеры, врачи — куча реалити-шоу про работяг. А как американцы уважают свою профессиональную униформу! Там не удивительно встретить в метро, допустим, медсестер, которые едут со смены в своих рабочих халатах. Или уборщиков, официантов в фирменной одежде. У нас такое невозможно себе представить, а им так, во-первых, проще — все равно дома стирать, так чего уж снимать, а главное — это предмет гордости, знак того, что ты трудяга и, значит, достойный член общества.

И нам бы полезно сделать программу, скажем, о дворниках. Показать труд такого человека от зари до зари. Тогда, может быть, соотечественники меньше мусорили бы на улице.

Я так горячо об этом говорю, потому что сама, как вы верно заметили, из рабочей семьи. Мама вставала чуть свет и залезала на свой башенный кран, где была машинистом. Папа шёл на завод. А в обеденный перерыв они, ну точно как в кино «Москва слезам не верит», шагали с бутылкой кефира и батоном хлеба по строящемуся району многоэтажек. Вот типичная картинка из моего детства.

— Ваши дочки ТВ смотрят?

— Мы с мужем их сознательно ограничиваем. Телевидение ведь засасывает. Помню, в моем юном возрасте в два часа дня, когда передавали мультфильмы, дворы пустели. Ну а сейчас их передают круглосуточно. Если позволить детям влипнуть в экран, они вообще перестанут гулять, книжки читать. Уже сегодня многие не воспринимают литературу без картинок — у них воображение убито тем, что без конца такие картинки мелькают перед глазами.

Но когда мои девочки видят, что я наряжаюсь и крашусь для эфира, они просят, чтобы и им можно было посмотреть на мамину работу. И я им включила на YouTube программу «Это наша комната!», прошлый сезон нашего с Женей Папунаишвили шоу «Танцуют все!» Смотрели не отлипая.

— В студию дочек еще не водили?

— Нет, вот сегодня на съемки программы хотели взять, но муж занят на работе, не смог их привезти. Но я обязательно покажу им съемочную площадку.

— Как вы все успеваете при такой колоссальной занятости?

— Дети — приоритет, ради этого приходится от многого отказываться, иной раз — от очень денежных предложений. И не то что девчонки во мне так уж каждую минуту нуждаются — я в них нуждаюсь! Из-за этого в выходные у нас табу на работу — только семья. Спешу общаться — ведь не за горами подростковый возраст и неизбежное: «Мама, чао!»

— Но от экстремальных увлечений вы все же не отказались.

— Да, летом выезжаем к какой-нибудь воде, где есть сёрфинг, зимой катаемся на сноуборде. Пытались сперваприучить девочек к более простому делу — лыжам, но глядя на родителей они были категоричны — только сноуборд! Сначала их учил папа, а этой зимой пошли в сноубордическую школу. В следующий сезон уже присоединятся к нам на склоне.

— В одном из ваших интервью я прочел удивившую меня мысль: детей нельзя воспитать!

— Мне так кажется. Просто ребенок, когда рождается, он уже не чистый лист. У него есть темперамент, основы характера и даже мировоззрения. Ты не можешь это изменить, разве что сломать, а это самое худшее. Подействовать можно только своим примером. Ты проживаешь СВОЮ жизнь и показываешь, как надо. Бесполезно внушать, что, когда входишь в магазин, надо поздороваться с продавцом. Совсем плохо, когда это внушение сопровождается подзатыльником. Просто поздоровайтесь сами, и ребенок возьмет это на заметку. Но и тут спорный вопрос, что первично, среда или природа: иначе откуда у одних и тех же родителей отпрыски диаметральных характеров и судеб? Один — профессор, другой — криминальный авторитет...

— По музыке, с которой началась ваша телевизионная работа, не скучаете?

— Вы имеете в виду MTV? Нет, хотя оно действительно было яркой вспышкой в моей карьере. Когда год назад русскому MTV исполнилось 20 лет, меня долго уговаривали дать интервью Юрию Дудю. Хотя все остальные коллеги легко согласились. Но я не люблю эту рефлексию по прошлому, пусть даже прекрасному. Что прошло, то прошло, к чему ностальгия. А музыкой моя жизнь и так наполнена. Слежу за новыми исполнителями, за главными мировыми наградами — MTV Awards, Grammy... Евровидение уже много лет комментирую. Но чтобы вновь встать, так сказать, на дежурство и вещать в эфире музыкальные новости?.. Нет, мне достаточно рассказать о понравившемся новом альбоме в инстаграме, порекомендовать его друзьям.

— А что нравится?

— По-прежнему восхищают U2. От их гитарных риффовсердце замирает. Когда планируем заграничные поездки, стараемся приблизить маршрут к их гастрольным точкам, чтобы попасть на концерт... Люблю Linkin Park, в прошлом году страшно переживали из-за трагедии с их солистом Честером Беннингтоном , который покончил с собой. Что заставило человека это сделать, что он на самом деле чувствовал, улыбаясь поклонникам на концертах... Обожаю Мадонну — эта бабка отметила в нынешнем году 60-летие, но она по-прежнему классная. Muse, Джастин Тимберлейк, чей рост наблюдала с самого начала, с мальчуковой группы, которую ненавидела, а потом он превратился в потрясающего певца и композитора... Ой, много кто нравится.

— Вы не назвали ни одного нашего музыканта.

— Да, я не поклонник российской эстрады. Единственный, кого могу слушать — это Дельфин. Не музыка — он сам признался, что тырит ее в виде сэмплов у других... Но лирика — невероятной глубины! Вот это артист, новый альбом которого я с удовольствием куплю.

P.S. Смотрите шоу «Удивительные люди» по воскресеньям в 18.00 на телеканале «Россия 1».



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?