Сны о чем-то большем

Фото: Moscow-Live.ru

Традиционный обзор книжного рынка от «Труда»


Каждый по-своему убегает от реальности. Кто-то в компании американского классика перемещается в Советский Союз, другой мечтает об Австралии, где кенгуру и коалы, а третий выбирает самый трудный путь — садится на цельнозерновую диету.

Теодор Драйзер. «Русский дневник»

«Жизнь без труда — воровство. Труд без искусства — варварство». Какой еще эпиграф мог взять к своему дневнику обличавший стяжательство, власть денег и стремление к успеху любой ценой автор «Сестры Керри», «Финансиста», «Титана» и «Американской трагедии»? В 1927-м по приглашению советского правительства он приехал в СССР, чтобы лично посмотреть, чего же достигли Советы за 10 послереволюционных лет. «Странные, замечательные, беспечные и непрактичные русские» профинансировали его почти двухмесячное путешествие, во время которого он побывал в Москве, Ленинграде, Нижнем Новгороде, Харькове, Одессе. Беседовал со Станиславским и Микояном, обедал с Маяковским, интервьюировал Бухарина, пил чай с Эйзенштейном. Ходил в школы, ясли, на заводы «Красный путиловец» и «Красный треугольник», опускался в донецкую шахту, общался с рабочими и крестьянами. «Россия могла бы стать самым восхитительным социалистическим обществом, если бы император был внезапно смещен, а народ так же внезапно стал образованным», — написал 22-летний Драйзер в 1893 году. Взглянув в упор на советский эксперимент, когда ему уже было 45, писатель не разочаровался. Наоборот, увидел в нем приемлемый для человечества выход из тупика западной цивилизации. Интересно, что сказал бы он, случись его поездка десятилетием позже? А сегодня?

Евгений Водолазкин. «Брисбен»

Третий роман доктора филологии, ученика Дмитрия Лихачева, знатока древнерусской и литературы Серебряного века — про современность. Хотя, как и предыдущие — «Лавр» и «Авиатор», — опять про память, про то, как у человека исчезает творческая энергия. Музыка тут метафора литературы. Действие начинается в 1970-х. Гитарист-виртуоз Глеб Яновский, потеряв гибкость пальцев и уникальный слух, пытается реабилитироваться через воспоминания. В его услужении дневник и личный биограф Нестеров, псевдоним Нестор. Повествование на три голоса перескакивает десятилетия и города, от Киева до Парижа. Включая австралийский Брисбен, в котором главный герой никогда не был, но куда, он верит, уехала его мать. Брисбен — город мечты по типу недостижимой Америки Достоевского или Рио-де-Жанейро Ильфа и Петрова. Не всякий читатель проберется сквозь эту «свалку фантазий» музицирующего филолога, а пробравшийся до конца будет удивлен цифрой тиража этой странной книги — 35 тысяч экземпляров. По нынешним меркам, хватит каждому читающему.

Лайза Москони. «Диета для ума»

Гены заряжают обойму, а образ жизни спускает курок. Деменцию человек закладывает задолго до того, как начнет забывать имена и терять ключи. Потому что мозг лишен болевых сенсоров и не способен сигнализировать об упадке. По заверениям автора-нейробио-лога, «наш мозг — то, что мы едим». Какая пища полезна, а от чего лучше навсегда отказаться? Незаменима свежая вода. Она, как и кислород, беспрепятственно попадает в мозг, являясь желанным гостем наряду с питательными веществами. Где их больше всего? В авокадо, оливках, миндале и других семенах и орехах, не подслащенных и не соленых. Обязательно иметь в рационе зелень, морковь, лук, квашеную капусту, натуральный йогурт, яйца. Хороши промысловая жирная рыба, цыплята свободного выгула, органический сыр, цельнозерновые продукты. Красное мясо — не чаще раза в месяц. А вот кофе, по мнению Лайзы, отличная поддержка для мозга. Ну хотя бы за это спасибо!

 

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?