Коррупция 2.0

По словам Кудрина, объем выявляемых финансовых «нарушений» исчисляется сотнями миллиардов рублей. Фото: © Federation Council of Russia, globallookpress.com

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин оценил масштабы воровства из федерального бюджета


 

Еще несколько лет назад слово «коррупция» звучало в Посланиях президента Федеральному собранию куда чаще, чем сейчас. Как-то журналисты даже назвали его наиболее употребяемым в этом жанре. Теперь оно уступило место другим словам, но само явление от этого никуда не делось. Именно коррупция остается едва ли не главным тормозом в развитии страны. Как недавно заявил глава Счетной палаты Алексей Кудрин, общий объем финансовых «нарушений», которые выявляют аудиторы, исчисляется сотнями миллиардов рублей.

«Например, за 2019 год мы выявили таких нарушений примерно на 804 млрд. Но примерно треть из них — нарушения бухгалтерского учета. Их исправляют по ходу проверок. Еще треть — это нарушения процедур закупок, которые не являются уголовными преступлениями, — добавил Кудрин. — По уголовным делам — это от силы до 2-3 млрд рублей в год, как правило, даже меньше».

О чем речь? «Финансовые нарушения» — это фигура речи аудиторов, чтобы было не так страшно от открывающихся масштабов явления. На самом деле за каждым таким «нарушением» в большинстве случаев просматривается то же мздоимство, только не вскрытое с помощью правоохранительных органов. Иными словами, воруют триллионы, а уголовные дела возбуждаются на миллиарды. И это, заметьте, без учета коррупции в госструктурах, включая правоохранительные органы с миллиардами полицейского Захарченко, фээсбэшника Черкалина и иже с ними. Одно прошлогоднее «дело семьи Арашуковых», воровавших из бюджета «Газпрома», тянет на 30 млрд рублей.

Самое печальное: несмотря на ужесточения и кампании борьбы с явлением, по выражению главы государства, ставшим угрозой национальной безопасности, коррупция не уменьшается. Вспомним десятилетней давности заявление Дмитрия Медведева, пребывавшего тогда президентом РФ и оценившего масштабы воровства при госзакупках в 1 трлн рублей. И вот Кудрин называет сумму в 800 млрд рублей, за которой также стоят откаты, завышения цен и прочие «нарушения». Бюджет, которого вечно не хватает на повышение нищенских пенсий, зарплат бюджетникам и соцпроекты, стал кормушкой для «своих ребят».

Любопытно, что новость с откровениями Кудрина была опубликована РИА «Новости» в 3 часа ночи 14 января. Что, видимо, подчеркивает неустанную, ведущуюся денно и нощно борьбу с коррупцией. А «Коммерсантъ» накануне опубликовал интервью замглавы Следственного комитета господина Краснова. Приведу выдержки. «Низовая коррупция опасна тем, что создает благоприятный психологический фон для существования остальных ее форм, а также взращивает вертикальную коррупцию... Взятка помогает решать постоянно возникающие бытовые проблемы, она же служит небольшой платой за постоянную возможность мелких нарушений законов и инструкций. В связи с этим нет ничего удивительного в том, что коррупция высоко латентна, что усугубляется не только высокой степенью коррумпированности отдельных сфер, но и значительной коррумпированностью общественного сознания... Однако и недобросовестные крупные чиновники создают атмосферу, потворствующую коррупции. Поэтому, безусловно, устранение из коррупционных схем их главных бенефициаров в лице высокопоставленных должностных персон — важная задача, и в этом направлении сосредоточены наши главные усилия при взаимодействии с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность».

И каковы же результаты? «За совершение преступлений коррупционной направленности осуждены губернаторы Сахалинской и Кировской областей Александр Хорошавин и Никита Белых, глава Республики Коми Владимир Торлопов и его первый заместитель Вячеслав Гайзер, десятки заместителей руководителей регионов и другие крупные чиновники». Список далеко не полный, но свидетельствующий о системности и глубине проблемы. Что подтверждает и ржавчина в рядах сотрудников самого СКР: «За 8 месяцев 2019 года 27 из них стали фигурантами уголовных дел, направленных в суды. Последний из примеров — задержание при получении взятки первого заместителя руководителя Следственного управления по Свердловской области».

Но главное признание содержится вот в этих словах зампреда СКР: «Мы осознаем, что даже на фоне увеличения случаев выявления фактов взяточничества в целом результаты этой работы не соответствуют масштабам мздоимства». Выходит, Счетная палата считает, СКР ловит и сажает, а коррупция не уменьшается?

Говорит Краснов и о конкретных уголовных делах. Например, о деле бывшего губернатора Челябинской области Юревича (сбежавшего на Запад), в котором фигурируют взятки на 3 млрд рублей. Такие деньги платили за нужные контракты нужным людям. А сколько эти люди увели при этом бюджетных средств? Помимо бывшего губернатора по делу проходит депутат Госдумы Белоусов. Губернаторы, сенаторы, депутаты ГД, краевых и местных заксобраний, заместители и министры, видные партийцы и беспартийные...

А вот сошка помельче. Накануне Нового года за мошенничество, совершенное много лет назад, судили бывшего замглавы «Росгеологии» Руслана Горринга. Характерно, что человек с такими данными сделал головокружительную карьеру (от майора-переводчика до замглавы федерального ведомства) и погорел лишь на непристойностях в соцсетях. И сколько еще таких Горрингов остается при должностях и званиях? И вот здесь главная проблема.

P.S. За многие годы в России сформирована и продолжает укрепляться олигархически-бюрократическая элита, нацеленная исключительно на воровство, для которой этот образ жизни и мышления является обыденным и безальтернативным. Мемом стало: дороги строят не для того, чтобы ездить... Коррупция входит в плоть и кровь целых поколений. Официально осуждаемая, она на деле считается неотъемлемой частью управленческой деятельности на всех уровнях, сверху донизу. А все громкие заявления по этому поводу могут быть лишь признаком начала предвыборных кампаний. Сколько подобных речей мы с вами уже слышали! И еще услышим.



Стоит ли российским регионам вводить режим самоизоляции вслед за Москвой и Подмосковьем?