26 июля 2017г.
МОСКВА 
22...24°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 59.91   € 69.68
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Бумага не все стерпит

Бумажные СМИ подминает монополист. Речь о производителях бумаги.Фото: globallookpress.com
Александр Киденис
Опубликовано 00:01 17 Февраля 2017г.

Почему газеты в России становятся музейной редкостью


«Очень хочется сохранить печатные СМИ, потому что им и так очень тяжело конкурировать с интернетом, тяжело конкурировать с современными электронными СМИ. Очень хочется, чтобы у нас сохранился сегмент печатных СМИ и газеты доходили до людей. Особенно это важно для людей старшего поколения, потому что они пользуются этой продукцией по традиции. И вообще просто подержать в руках газету — это само по себе большое удовольствие...» — почти два года назад эти слова были сказаны Владимиром Путиным на форуме Общероссийского народного фронта. Но ни правительство, ни производители бумаги президента не услышали.

На этой неделе в Екатеринбурге старейшая газета региона «Уральский рабочий» отметила свое 100-летие и с прискорбием объявила о прекращении выпуска бумажных номеров. Это похоже на мор. В Кировской области за 2016-й из 38 редакций районных газет осталось 11, в Саратовской из 18 газет нынче выходят только 3. В Москве печатные СМИ исчезают десятками: «Московская правда», «Русский репортер», «Новые Известия», «Крестьянка», «Профиль», «Новое время», «Афиша»...

Общественная палата Санкт-Петербурга пыталась бить тревогу в связи с закрытием трех ведущих городских газет. «Невское время», «Вечерний Петербург», «Смена» имеют многолетнюю историю и постоянных читателей — от молодежи до ветеранов и блокадников. «Закрытие трех городских общественно-политических изданий стало для этих людей потерей важного источника информации, которому они доверяют. И серьезной проблемой, создающей социальное напряжение в обществе», — говорилось в заявлении Палаты. Но кто же ее послушается, если причина исчезновения газет не политическая, а денежная. А против этого лома нет приема.

Нам говорят: что делать, бумажные СМИ не выдерживают конкуренции. Но как ее выдержать, если тебя подминает монополист? Уничтожает медленно и неотвратимо. Речь о производителях бумаги.

В декабре один из крупнейших российских производителей газетной бумаги АО «Соликамск-бумпром» объявило полиграфическим комбинатам страны об очередном повышении цен на свою продукцию — на сей раз аж на 16%. Другие производители подняли цены раньше: по данным Национального координационного совета прессы, с 2014-го по 2016-й рост цен на газетную бумагу превысил 45%. Неудивительно, что за эти три года в стране исчезла едва ли не половина периодических СМИ (бумажных), разоренных непомерными издержками. Ведь в себестоимости газетно-журнального производства 60% составляют именно расходы на бумагу. Но теперь «в расход» отправляются сами газеты и журналы — общественно-политические, научно-популярные, детские...

Казалось бы, парадокс: поднимая цены на свою основную продукцию, целлюлозно-бумажные комбинаты пилят сук, на котором сидят, уничтожают покупателя-потребителя. Но логика отступает, когда правят мелочный расчет и жадность производителя. Ведь российская газетная бумага (шестое место в мире по объему производства) уже вышла на второе место по продажам на мировых рынках. Более чем 3/4 производимой в стране газетной бумаги идет на экспорт, обеспечивая бесперебойный выпуск печатной продукции в 80 странах — там, где можно выручить чуть-чуть побольше, чем в России.

Между тем здесь соцопросы показывают: более 70% граждан в нашем отечестве не хотят расставаться с печатной периодикой. То есть уход с российского рынка печатных СМИ противоречит интересам общества. Противоречит он и воле главы государства. Владимир Путин за последнее время уже дважды поручал правительству принять меры «по недопущению роста цен на целлюлозно-бумажную продукцию, в том числе с использованием механизма таможенного регулирования».

Такой опыт у власти имеется. Вспомним: еще несколько лет назад цены на бензин и солярку неудержимо рвались вверх, вынуждая Владимира Путина периодически заниматься этой проблемой «в ручном режиме». Но введение для нефтепереработчиков обязательной продажи на бирже части готовой продукции (нынче через биржу идут почти 20%) вместе с регулированием экспортных пошлин прекратило ценовую вакханалию, и теперь удорожание моторного топлива идет, в общем-то, в ногу с общей инфляцией.

Заметим: цены на автомобильные бензин и дизель за рубежом и нынче почти повсеместно куда выше российских — вроде бы вывози, обогащайся! Но желающим оголить отечественный рынок отбили такую охоту. Почему же с бензином можно, а с бумагой не получается?

В конце концов, вспомним, что российский «Газпром» обеспечивает своей продукцией пол-Европы, и там он держит цены по максимуму. Зато внутри России вынужден умерить свои аппетиты. Хотя ему наверняка тоже хочется денег, и побольше...

С бумажным производством и продажами в России и за ее пределами ситуация могла быть схожей. Тем более что газетной бумагой в нашей стране всерьез занимаются лишь четыре комбината: Кондопожский, Балахнинский (ОАО «Волга»), Соликамский и Сыктывкарский. Совокупная мощность этих гигантов — более 2 млн тонн в год при суммарной годовой потребности внутри страны в 450-465 тысяч тонн. Остальное уходит за рубеж.

Иначе, говорят нам, нельзя, иначе страну ждут всяческие беды — вплоть до банкротства отрасли.

Испугаемся? Или посмотрим, насколько серьезны угрозы? И увидим, что крупнейший в России и в Европе Кондопожский ЦБК (официально — ОАО «Кондопога») находится в состоянии банкротства еще с марта 2013 года, когда по решению суда здесь ввели процедуру наблюдения, через год — внешнее управление, а затем и конкурсное производство. Эта последняя стадия обычно означает закрытие предприятия и распродажу имущества. На Кондопожском ЦБК, однако, все не так. «Несмотря на процедуру конкурсного производства, ОАО «Кондопога» по-прежнему является лидером производства газетной бумаги в России и мире в целом», — цитирует пресс-служба комбината конкурсного управляющего Андрея Шутилова.

И действительно, бумагоделательные машины здесь по-прежнему работают в полную силу, объемы производства основных видов продукции растут как на дрожжах: газетной бумаги — на 35% (за три года), оберточной бумаги — на 17%, лигносульфонатов (побочный продукт деревопереработки, используемый в производстве стройматериалов, неф-тегазовой промышленности и т. д.) — на 21%.

Еще важнее показатель сбыта: экспорт основного продукта — газетной бумаги — за три года увеличился более чем вдвое, за рубеж вывозится уже почти 80% бумаги, преимущественно в страны Азии, Африки и Среднего Востока.

Как говорится, всем бы банкротам такой баланс... Правда, сам комбинат тем временем постепенно переходит в собственность другого владельца — еще недавно скромного ООО «Карелия Палп» с юридической пропиской в Санкт-Петербурге и уставным капиталом 10 тысяч рублей, а ныне крупнейшего в России экспортера газетной бумаги, поставляющего продукцию в более чем 50 стран мира. Сегодня именно «Карелия Палп» главенствует в совете кредиторов Кондопожского ЦБК (40,75% голосов) и является фактическим хозяином предприятия. Но официально с питерского ООО взятки гладки, оно не отвечает за цены, устанавливаемые на продукцию его должника (ОАО «Кондопога» уже задолжало ему более 5 млрд рублей).

Впрочем, это тема другого рассказа. А нам нынче интереснее судьба не целлюлозно-бумажных, а полиграфических комбинатов, которых такой банкрот вполне успешно держит за горло. В этом «Кондопога» не одинока. Не бедствует, но регулярно повышает цены на продукцию второй по объему поставщик газетной бумаги на российский рынок — Балахнинский комбинат (ОАО «Волга»). Его чистая прибыль в 2016 году зашкалила за сотню миллионов рублей. При этом основной владелец и председатель совета директоров Шалва Бреус считает себя человеком государственным: был замгубернатора Красноярского края (при генерале Лебеде) и замминистра имущественных отношений России. Что не помешало еще 10 лет назад поселиться в московском «квартале миллиардеров» — в Скатертном переулке, по соседству с Владимиром Потаниным, Вагитом Алекперовым и другими тогдашними олигархами.

Не чужд господин Бреус искусству: в 2007 году учредил премию Кандинского — «за лучшие художественные достижения последних двух лет», то есть за вклад в развитие современного русского искусства. Любит философствовать. Вот образчики: «У меня ясное понимание — будущее создается сегодня... От нас сегодня зависит, что прочтут в словарях «задумчивые внуки» о нашем времени: это был период упадка или был период расцвета...» Но теперь уже от самого Бреуса в немалой степени зависит, а будут ли во времена внуков существовать сами словари, которые зачастую печатаются именно на газетной бумаге.

Впрочем, если в принципиальных вопросах страна будет полагаться лишь на добрую волю бизнеса, результат может оказаться плачевным. А ведь совсем недавно Владимир Путин утвердил новую доктрину информационной безопасности страны, включающей в себя защиту молодежи от размывания традиционных духовно-нравственных ценностей, нейтрализацию подрывов основ патриотических традиций. Решать эти задачи на практическом уровне во многом предстоит бумажной прессе, электроника здесь плохой помощник.

 


Loading...



Три года назад Крым вошел в состав России. Какие чувства у вас по этому поводу?