Юродивая из Википедии

Перенося в спектакле "Ксения. История любви" житие блаженной Ксении Петербургской на драматическую сцену, Валерий Фокин сознательно шел на риск.

Выстраивая в последние годы репертуар Александринки почти сплошь из классических названий, режиссер Валерий Фокин внезапно сделал скачок в сторону и поставил пьесу современного тольяттинского драматурга Вадима Леванова "Святая блаженная Ксения Петербургская в житии". Вступая на эту заповедную для театра территорию, Фокин наверняка предугадывал все риски, с этим шагом связанные. И дело тут даже не в реакции дураков-мракобесов, которая абсолютно неминуема при всяком обращении театра к религиозным сюжетам. Просто слишком уж деликатен материал, слишком велика опасность впасть либо в кликушество, либо в елейную фальшь.

Первое, что сделал Фокин, - изменил название, убрав с афиши все указания на святость заглавной героини. А первое, что видит зритель, входя в зал, - это не иконописные лики, а скользящая в глубине сцены страница с сайта "Википедия", где в деталях рассказана жизнь Ксении Григорьевны Петровой, которая после смерти мужа сказала всем близким "Это не Андрей Федорович помер, это Ксенюшка померла", переоделась в мужское платье и навсегда оставила мир. Это не агиографический театр, это "вики-спектакль", как бы предупреждает нас режиссер.

Ксению Блаженную играет коротко стриженная, по-мальчишески тщедушная актриса Янина Лакоба. Режиссер дает ей право и на кликушество, и на краткие взрывы отчаяния, но главное, что есть в этой молодой актрисе, - детская удивленная интонация, берегущая спектакль от излишнего пафоса. Фокин без всякой пощады ужал безразмерную пьесу до полутора часов. Почти все это время Ксения в одной ночной рубахе пребывает на авансцене у канавки с водой, которая, видимо, обозначает Фонтанку, и вступает в диалоги то с другими юродивыми, то с обидчиками-мальчишками. Временами она переносится и в наше время, с легкостью творя чудеса даже среди толпы экскурсантов на Смоленском кладбище под аккомпанемент песен Димы Билана.

У Фокина получился спектакль не без фальши, но все же театральную форму он держит строго и благодаря этому в конце концов побеждает. Его спектакль предельно внятен: вовсе не чудеса, свершаемые Ксенией, волнуют режиссера, а способность отказаться от мира ради любви то ли к мужу, то ли к Богу. Эта тема духовного подвига так или иначе всплывала в самых разных спектаклях Валерия Фокина - в конце концов Федор Протасов в "Живом трупе" совершил примерно такой же шаг, как Ксения Блаженная. Видимо, Фокин стремится показать нам, каким именно образом простая человеческая жизнь становится житием.




Большинство жителей Екатеринбурга поддержали перенос места возведения храма, выяснил ВЦИОМ.