Много ли для счастья надо?

Фото: © Andrey Arkusha, Андрей Аркуша, globallookpress.com

Литературный обзор


Непростой и очень своевременный вопрос, хотя возник он давным-давно, задолго до нынешней коронавирусной напасти. Во все эпохи люди искали свой ответ. И находили его — в служении Отечеству, музам или хотя бы простому жизненному принципу: обходиться без лишнего, без навязчивой чрезмерности. Об этом нам напоминают и сегодняшние книги.

Николай Борисов «Василий Темный»

Автор счел необходимым предпослать биографии своего героя пространное жизнеописание его отца — великого князя Московского и Владимирского Василия I, непонятого и недооцененного историками. Его 35-летнее правление представляется кому-то скучным, хотя, по мнению Карамзина, Василий Дмитриевич действовал «с неусыпным попечением... оставляя преемникам дальнейшие успехи в деле государственного могущества». Непосредственным преемником стал 10-летний Василий Васильевич, прозванный Темным за то, что был ослеплен. В наследство ему досталась застарелая распря о престолонаследии с дядей Юрием Звенигородским и его сыновьями Василием Косым и Дмитрием Шемякой. Хотя ханский ярлык на «Высокий стол» давала Орда, междоусобная вражда принимала все более изощренный характер — с ядом, клятвопреступлениями, массовыми казнями. Но Василий II, интригам вопреки, смог собрать мелкие уделы Московского княжества и, отвергнув принятие в 1439 году Флорентийской унии с римско-католической церковью, укрепил русскую государственность. В 1448 году по его приказу митрополитом был избран епископ Иона, которого посвятил не константинопольский патриарх, а собор русских архиереев. Это ознаменовало независимость нашей церкви от Константинополя. Личность Василия II (1415-1462) неоднозначна, но то, что он положил начало становлению единого Русского государства, неоспоримо.

Анна Матвеева «Картинные девушки. Музы и художники: от Рафаэля до Пикассо»

Точнее был бы подзаголовок: от Праксителя до Врубеля. Екатеринбургская писательница как бы перевоплотилась в своего давнего персонажа-искусствоведа и сочинила 18 портретов классиков живописи. Что касается «картинных девушек» — жен и любовниц, оттеняющих их гениальный свет, то наиболее интересно она рассказала про аристократку Юлию Самойлову — натурщицу Карла Брюллова. Музы XX века в большинстве своем перестали быть покорными натурщицами, однако для Матвеевой остаются прежде всего атрибутами жизни великих мужей. Ну а через них, конечно, и эпохи. Книжка может быть неплохим пособием к школьному курсу истории с цитатами из Бодлера, Гумилева, Мандельштама. Один из ее оригинальных посылов: рождению прекрасных полотен больше всего способствовали сугубо платонические отношения. Так, Сандро Боттичелли в яви не видел прекрасную деву, которую рисовал всю жизнь. А любвеобильный Климт к вдохновлявшей его Эмилии Флёге никогда не прикасался.

Елена Юнк «Заметки минималиста»

«Фактически все, что вам нужно, — кровать и небольшое пространство, чтобы положить туда свой телефон и украшения», — считает дизайнер из Челябинска, писавшая книжку, по ее собственному признанию, с ребенком на руках. Ссылаясь на древнюю мудрость «Жить просто и думать возвышенно», она призывает покидать супермаркеты с минимумом покупок, ясно представляя, что именно тебе сейчас нужно. А еще «избавляться от всего, что нельзя назвать полезным, красивым или забавным». Елена учит, как навести порядок во всем — от сумочки до шкафа. Чтобы дом стал светлым, чистым и уютным и на уборку уходило бы полчаса, а не полдня. Но главное — это навести порядок в собственной голове. Лишние сомнения, терзания, страхи — самая тяжелая и бессмысленная ноша. В безвкусное изобилие — вещей, развлечений, суетных целей — мы наигрались, пора сменить пластинку...

Осталось только надеяться, что подобные советы еще потребуются людям, которых и без того из всех утюгов призывают и заставляют отказаться от привычной жизни.



Житель Приморья с тремя детьми ради спасения от коронавируса ушел жить в лес. А вы на что готовы, чтобы уберечься от заразы?