17 января 2017г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 59.40   € 63.29
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАДИСТКА КЭТ И ЕЕ ДЕТИ

Сергеева Валерия
Опубликовано 01:01 18 Сентября 2003г.
Актриса Екатерина Градова, сыгравшая роль радистки Кэт в культовом фильме "Семнадцать мгновений весны", в последние годы избегает светских тусовок и прессы. От московской суеты она вот уже несколько лет скрывается в тихой Судогде, что во Владимирской области. Именно здесь я и нашла затворницу и задала ей несколько вопросов.

- Екатерина Георгиевна, ходят слухи, что вы еще и квартиру во Владимире купили. Неужели навсегда бурную столичную жизнь променяли на провинцию?
- Действительно, чтобы быть ближе к своему деревенскому дому, мы приобрели квартиру во Владимире. Но полностью перебраться из Москвы пока не можем: Маша (дочь Градовой и Андрея Миронова. - В.С.) много снимается, занята в театре, а внуку всего 11 лет, и забота бабушки ему необходима.
Я с удовольствием жила бы в этой провинции. Мне очень нравятся местная природа, простые незатейливые люди. А вот в столице никаких прелестей я не вижу.
Вот почему я стремилась убежать, исчезнуть из привычного круга и раствориться в тишине и уединении. Один близкий человек заметил мое состояние и посоветовал Владимирщину. В этих краях я не бывала, но знала, что в триаде наших столиц Киев - Владимир - Москва роль Владимира велика. Он скромно уступил Москве духовное, экономическое и политическое место. Но я вижу, что сейчас его роль в духовной жизни России усиливается.
Только не перестаю удивляться, что даже здесь, в сердце православной державы, позволяют витийствовать разнообразным сектантам. Мне это больно видеть. Да и когда мы приехали в Судогду, здесь была духовная пустыня: грязные улицы с именами революционеров, заброшенные церкви, в алтарной части храма великомученицы Екатерины - торговый прилавок, кругом сквернословие.
Помню, в первом крестном ходе нас было несколько человек. Ничего себе, подумалось, Святая Русь! Но с появлением здесь отца Георгия Морохина городок начал духовно преображаться. Колокольный звон появился, действует храм святого князя Александра Невского, на службы приходит много молодежи.
Теперь этот край стал нам родным. Хочется быть полезной его людям. Каждый раз уезжаю отсюда с сожалением. Хотя все девять лет, что здесь живем, достраиваем и перестраиваем свой деревенский дом. Дочь первое время упрекала, что забрались в глушь, куда даже трудно добраться. Сейчас привыкли.
- Чем наполнены здесь дни? Ведь многим москвичам кажется, что в деревне от скуки умереть можно.
- Ну что вы, дом и хозяйство требуют времени и сил. Но это не главное. У нас бывает много детей. Читаем, изучаем Закон Божий, историю, рисуем, вышиваем, делаем картины из соломки. Два раза в день по часу плаваем, ездим в паломничество, устраиваем концерты и даже настоящие балы, фейерверки, печем что-нибудь, обязательно отмечаем дни ангелов.
Я внимательно отношусь к тому, что ребята читают, что смотрят по ТВ или на видео. Кстати, на видео каждый год снимаю небольшие интервью с ними. Это наглядно показывает, как они взрослеют. Нам интересно, здоровье бы только не подвело.
- Ваша жизнь проходила в свете софитов: Театр сатиры, "звездный" муж, "звездная" роль радистки Кэт. И вдруг вы исчезли из поля зрения...
- Театр постепенно терял для меня привлекательность. А после смерти Андрея стал просто тяготить. Так совпало, что и интересной работы там становилось все меньше. А когда внуку Андрюше исполнился месяц, я совсем ушла из театра.
До 38 лет Господь терпеливо ждал меня. Когда я по-настоящему уверовала, уже не могла вести привычный образ жизни.
- Для такой революции в мировоззрении был толчок?
- Много всего сошлось и переплелось в судьбе и во взглядах. Был период, когда я сильно болела и даже кремлевские врачи не могли определить диагноз. Года два практически не выходила из дома, вес дошел килограммов до 45. Однажды в больнице случайно услышала, как врач сказал моей близкой подруге: "Забирайте ее, пусть хоть последний Новый год дома встретит".
Вот тогда я обратилась к Богу - и болезнь отступила. Потом много всего было. Окончила курс в Свято-Тихоновском Богословском институте. Был у меня и благотворительный фонд. Я занималась детьми-сиротами и брошенными стариками. Но пришла к выводу, что благотворительностью надо заниматься без всяких бумаг и бухгалтерий. Преподавала в гимназии, в русской школе. Придумала предмет "Живое Слово": изучение словесности, основанное на Евангелии и Библии, на русской классике.
- Недавно отмечалось 30-летие фильма "Семнадцать мгновений весны". Для вас это дата?
- Конечно. Это не просто фильм, это судьба. И мне напоминают о нем постоянно даже спустя столько лет. Звонят, приглашают на какие-то встречи, просят об интервью.
- Как вы восприняли актерский выбор дочери?
- В детстве, когда Машу спрашивали, что родители делают в театре, она отвечала: "Папа все время ля-ля-ля, а мама все время пла-а-ачет". Она никогда особенно не хотела быть актрисой. И в "Томе Сойере" снималась из-под палки.
Маша с двух лет изумительно танцевала, и Андрей считал, что дочь может стать балериной. Но когда ее показали хореографам, она свредничала и ловко скрыла свои способности. Маша вообще не любила, когда ее рассматривают, начинала эпатировать. А сама за всем очень внимательно наблюдала - "микроскопила" всех. Была молчаливым ребенком, как отец. Любила мои театральные костюмы рассматривать, когда стала повзрослее, советовала какие-то цветовые решения. Она прирожденный дизайнер. Вы бы видели, какие Маша необыкновенные интерьеры создает!
Почему вдруг дочь пошла в актрисы? Не знаю. Думаю, что бабушка, Мария Владимировна Миронова, посвятила ее в профессию. Это была очень мудрая женщина и сильная личность. Непростой, конечно, человек. Но где вы видели простую личность? Я сейчас только понимаю, насколько права она была.
- Маленький Андрюша Миронов похож на своего деда?
- Потрясающе похож! Он ведь никогда Андрея не видел, а воспроизводит какие-то его словечки, мимику, жесты. В характере много узнаваемого. Например, Андрей был, как мы смеялись, "оптовым покупателем" - любил, чтобы все в доме имелось с запасом. И внук такой же.
- Вы сами признались, что вас одолевают СМИ...
- А это уже к вопросу о свободе слова. Как только я начинаю говорить действительно важные для меня вещи, слышу - "это не наш формат". Даже когда в журнале "Чего хочет женщина?" я, отвечая на этот вопрос, сказала: "Чтобы мои дети жили вечно", - почему-то посчитали, что читатели меня не поймут. Но думаю, что читательский формат много шире, чем издательский.


Loading...



На Камчатке автоледи не уступила дорогу «скорой», и это предположительно стоило жизни пациенту.