Хасан Баиев: Мой дом – не в Америке

Хасан Баиев осматривает ребенка в Республиканской детской клинической больнице Грозного. Фото: РИА Новости

Знакомьтесь: Хасан Баиев, доктор из Грозного


Ему все неймется, не сидится в сытой Америке. Там есть у него новый дом, вид на жительство и приглашение работать в клинике, где подтягивают морщины и делают голливудскую улыбку. Но доктор Хасан каждый год собирает врачебный десант и приезжает в Россию — к детям.

Вот и сейчас я позвонил ему в Алхан-Калу, пригородный поселок под Грозным. «Доктор подойти не может, — подняла трубку медсестра. — У него операция. Он вам перезвонит через полчаса».

Операция — это именно то, что он умеет делать хорошо. Друзья и пациенты шутят, что Хасан родился со скальпелем в руках. Хотя на самом деле он, как всякий мальчишка на Кавказе, хотел стать борцом-чемпионом. И мечта сбылась: в 23 года он успел окончить Красноярский мединститут и стать мастером спорта, членом сборной СССР по дзюдо и самбо. Но в советское время не было шоу под названием «бои без правил», которое сейчас в таком фаворе у политиков и завсегдатаев гламурных тусовок. Хасану надо было кормить семью, и он оставил спорт. Взял в руки скальпель и начал работать в Красноярске по специальности, в клинике челюстно-лицевой хирургии.

А потом началась другая жизнь, и танки вошли в Грозный. Ельцин с Дудаевым мерялись амбициями, а кровью умывались безусые солдаты, бородатые боевики и, как это всегда бывает на войне, попавшие под горячую руку мирные жители. Баиев бросился в Алхан-Калу, тогда еще Ермоловку, и там в больнице с дырявой крышей и выбитыми стеклами открыл военно-полевой госпиталь.

Я помню, как мой однокурсник, журналист «Коммерсанта» Муса Мурадов, родом все из той же многострадальной Ермоловки, первый раз привел доктора в «Труд». Хасан был младше нас, но выглядел много старше — небритый, изможденный, смертельно усталый. А как еще может выглядеть человек, который за сутки делает по 10 и более операций, да еще без анестезии и необходимых инструментов? Такое было разве что в полевых госпиталях в 1941-м, когда отступающие дивизии попадали в окружение.

У Хасана в сброшюрованных тетрадках с надписью «История болезни» без малого 5 тысяч записей — по числу операций, которые он сделал в первую чеченскую войну. Во вторую записи уже не вел: не было на это ни сил, ни времени.

В Великую Отечественную его, может быть, наградили бы орденом. Но в Чечне, как известно, была не война, а контртеррористическая операция. И за спасение мирных граждан, не успевших убежать или спрятаться от бомб и пуль, орденов не дают. В ермоловскую больницу много раз привозили раненых российских солдат и чеченских боевиков. Хасан в помощи никому не отказывал. За такое «гиппократство» одни грозили доктора посадить за решетку, а другие — расстрелять. Однажды отморозки уже поставили его к стенке, но тут во двор больницы с визгом влетела красная «пятерка». Баиеву повезло: привезли раненых боевиков...

Хасан перезвонил через час. Рассказал, что 10 лет назад организация «Врачи без границ» предложила ему перебраться в США. Там он выучил английский, подтвердил диплом, сдав положенные экзамены, и снова встал перед выбором: работать в американской клинике или заняться благотворительностью. Баиев пробовал привыкнуть к жизни мирного доктора, даже вернулся на татами, но скоро понял, что война его не отпустит.

— «Врачи без границ» помогли мне создать фонд помощи детям Чечни, — вспоминает Хасан. — Я начал участвовать в благотворительных акциях, выступать с лекциями по всей Америке. Собираю пожертвования в фонд, закупаю медицинское оборудование, лекарства и вместе с коллегами приезжаю сюда, в Чечню. Мы теперь делаем операции детям.

— Снова разворачиваешь полевой госпиталь?

— Это уже не нужно. В Алхан-Кале теперь хорошая клиника, есть все условия для нормальной работы.

— Какую помощь оказываете своим пациентам?

— В основном это челюстно-лицевая хирургия. Лечим разные дефекты — волчья пасть, заячья губа, ожоги... К нам везут детей со всего Северного Кавказа, самых разных национальностей. Здесь, к сожалению, сейчас много врожденных и посттравматических патологий.

— Где ты теперь дома — здесь или в Америке?

— Точно не в Америке. У меня два паспорта, но в США я живу мало. Зимой и летом приезжаю в Чечню на два-три месяца. Кроме того, мы с коллегами помогаем детям в странах Африки и Латинской Америки.

Операции всем детям они проводят бесплатно. Правда, с недавних пор Баиева донимают просьбами о косметологических операциях представители столичного бомонда. Он, как всегда, никому не отказывает, но на прием приглашает к себе в Чечню и деньги за операцию просит перевести в благотворительный фонд.

Остается добавить, что в США и Японии доктор Баиев был назван человеком года. Родная страна подвижнического труда доктора не заметила. Ну да я точно знаю, что он не ради славы или денег старается. Хасан счастлив, когда видит улыбку ребенка после операции. Он просто учит детей улыбаться.

 

Комментарии для сайта Cackle
Диана 04 Мая 2013, 01:08
Когда Хасан Баиев будет в Грозном ? Хотела сходить на консультацию к нему.
раис 09 Декабря 2012, 20:54
мы еще не все звери, есть еще ЧЕЛОВЕКИ !
Гость 27 Октября 2012, 03:29
А он щас в Грозном?
Гость 21 Сентября 2012, 07:25
МОЛОДЕЦ!!!Таких бы побольше)

Ваш прогноз развития ситуации в Белоруссии: