«28 панфиловцев»: гром войны

Фильм снят скорее старательно, чем талантливо. Скорее добросовестно, нежели вдохновенно. Кадр с сайта kinopoisk.ru

На экраны выходит долгожданный народный фильм


Это может показаться странным комплиментом, но лучшие кадры фильма «28 панфиловцев» начинаются... после финальных титров. Во всю ширину экрана в течение 20 минут идут имена и фамилии людей, которые оторвали от семейного бюджета часть своих доходов, чаще всего весьма скромных, и помогли фильму «28 панфиловцев» стартовать, а потом и состояться как факт искусства. В исконно русской традиции, с помощью пущенной по кругу шапки, были собраны 35 млн рублей — четверть бюджета этой масштабной героико-патриотической драмы. Не зря создатели «28 панфиловцев» считают свой проект истинно народным. Хотя не стоит сбрасывать со счетов и солидные денежные вливания от Министерства культуры РФ, а также от дружественного Казахстана, где в 1941-м была сформирована дивизия под командованием Ивана Васильевича Панфилова.

Между тем фильм поначалу позиционировался едва ли не как некий протестный жест. Его создатели напористо уверяли, что хотят снять честное кино о войне, которое будет противостоять фальшивой и конъюнктурной, по их мнению, эстетике «Сталинграда» и «Утомленных солнцем — 2». Поэтому Министерство культуры поначалу с опаской отнеслось к этому стихийно возникшему проекту. Но отснятый материал показал, что никаких революционных новаций в «28 панфиловцах» нет. По своей идеологии фильм вполне укладывается в русло традиционного советского военно-патриотического кино. Разве только в итоге обошелся российской казне в разы дешевле, чем названные выше фильмы, хотя по масштабу съемок и по качеству картинки в целом им не уступает.

Честно говоря, я с определенным недоверием относился к шумихе вокруг этого замысла и, редкий случай, понимал логику министра культуры Владимира Мединского, который не спешил протянуть руку помощи авторам новоявленного патриотического блокбастера. Лично меня смущал творческий бэкграунд энергичных авторов — Андрея Шальопы и Кима Дружинина, в фильмографии которых преобладали дежурные комедии («Море по колено»), криминальные и шпионские боевики («Последний день», «Наводчица») да поставленный их совместными усилиями ужастик «Поймать ведьму». Согласитесь, с таким творческим багажом браться за столь ответственную постановку — занятие рискованное.

Не скажу, что фильм «28 панфиловцев» убедил меня в огромном творческом потенциале авторов, до поры до времени дремавшем в недрах их художнических натур. Фильм снят скорее старательно, чем талантливо. Скорее добросовестно, нежели вдохновенно. Скорее мастеровито, чем мастерски. Зато видно, что творческий дуэт очень ответственно отнесся к работе, которая в общей сложности заняла более шести лет, — сценарий был закончен еще летом 2009 года. Потом, как водится, было бесконечное, изнурительное добывание денег — урывками, по крохам, были съемки рекламных тизеров, которые выкладывались в Сеть и помогали собирать средства на новый этап работы.

Параллельно искалась натура, утверждались актеры, шли переговоры с российскими и казахстанскими чиновниками от культуры. Наконец, заключались соглашения с многочисленными партнерами фильма, в том числе с разработчиками исторической военной онлайн-игры «Гром вой-ны», в которой с максимальной достоверностью воссоздаются все виды боевой техники, оружия, обмундирования того времени, исторические карты и сам ход сражений.

В итоге фильм «28 панфиловцев» по своей эстетике в чем-то как раз и напоминает компьютерную игру. Ты как бы погружаешься в безусловную, точную в малейших деталях, абсолютно правдивую военную обстановку, сложившуюся у подмосковного разъезда Дубосеково на стыке осени и зимы 1941 года. Смотришь на экран — и всеми порами ощущаешь: вот так в промерзшей земле задубевшими солдатскими руками рылись окопы и брустверы, вот так изготавливались связки гранат и их муляжи, вот так выбиралось место для пулеметного расчета, вот так натягивались на орудия и набрасывались на траншеи маскировочные сетки. Вот так по русскому заснеженному полю шли, изрыгая чад и смерть, бесчисленные чужеземные танки с крестами на броне. И вот так — смекалкой и умением, отвагой и самопожертвованием, огнем и мечом, а если надо, то и штыком, и саперной лопаткой, и подвернувшимся под руку топориком — их остановила рота панфиловцев. Сначала их было порядка 50, потом осталось 28, в финале, перед новой фашистской атакой, мы видим лишь горстку несломленных бойцов, которые на наших глазах превращаются в монумент.

В фильме, по сути, нет привычной драматургии, нет развернутых характеров, нет, допустим, ретроспекций в довоенную жизнь героев, нет каких-то своих оригинальных сюжетных ходов. Не считать же таковым странный разговор выдвигающихся на позицию бойцов о семи наемниках-самураях, которые защитили деревню от набегов чужаков. Понятно, что авторы хотели устроить некую перекличку с шедевром Акиры Куросавы, но фильм японского классика на этот сюжет появился только в 1954 году, а его ремейк — голливудская «Великолепная семерка» — еще позже. Откуда советские солдаты в 1941 году узнали об этом японском мифе задолго до самого Куросавы — загадка сия велика есть.

На такие необязательные, выбивающиеся из канвы фильма разговоры авторы времени почему-то не пожалели. А между тем из большой картины мы узнали не так уж много нового хотя бы о ком-нибудь из 28 героев-панфиловцев. Включая, увы, и легендарного политрука Василия Клочкова (его играет актер Алексей Морозов), который, конечно, произнесет в фильме знаменитые, хотя и слегка видоизмененные слова о том, что Россия велика, а отступать некуда, мелькнет еще пару раз в боевых эпизодах, но на этом, по сути, свою экранную функцию исчерпает.

За исключением первых двадцати минут, когда мы бегло знакомимся с коллективным портретом панфиловцев, все оставшееся время на экране идет реконструкция боя. Подробно показанного, дотошно воспроизведенного, выразительно снятого и убедительно сыгранного актерами боя. То, что в советских военных фильмах — таких, например, как «Баллада о солдате», «Горячий снег», «Они сражались за Родину», — было фрагментом произведения, здесь стало его сюжетом и его основным содержанием. Одна атака, вторая, третья... Грохот пушечных и танковых выстрелов, кинжальный пулеметный огонь, взрывы гранат, горящие танки, горящие священной ненавистью к врагам глаза героев-панфиловцев...

Наверное, молодежи такой экспрессивно-визуальный подход придется по душе, людям постарше, боюсь, этого будет все-таки маловато. Но не станем спешить с оценками. 16 ноября в кинотеатре «Октябрь» прошла громкая премьера фильма для московской элиты, 19 и 20 ноября состоятся превью-сеансы для обычной публики, а 24 ноября фильм «28 панфиловцев» выходит в широкий прокат. Как его примет массовый зритель, для которого, в конечном счете, и снималось кино, мы узнаем уже очень скоро. Экран покажет.

 

Л.П. 03 Января 2017, 13:27
Юрия Каткову. Какая же новизна в возврате к советскому стилю кино? Это не новизна, это всего лишь повторения старого.
Л.П. 03 Января 2017, 13:26
Василию. Русской всегда прав - даже когда неправ...Это фальшивая идеология. "Жить не по лжи" -- этот завет Солженицына мне как-то ближе.
Юрий Катков 29 Декабря 2016, 17:39
Весьма странно утверждать, что в фильме ничего нового, по сравнению со сталинградом и утомленными солнцем 2. Новизна как раз в возврате к советским best practices, обхаянным в девяностые
Василий 09 Декабря 2016, 14:03
Все фильмы на тему войны 1941-1945 в либеральном духе дерьмо , призванные деморализовать историческую память о славных делах предков - стыдно быть русским !
С таким подходом ни одна страна в мире не хает свою историю для публики !
Короче, надо поступать по американским канонам в идеологии - американец всегда прав ,даже если не прав - двойные стандарты для чужих , и патриотичные для своих ! И никаких Гозманов к микрофону не подпускать !
Леонид Павлючик 28 Ноября 2016, 12:19
Народ пошел на фильм. При бюджете в 2,9 миллиона долларов фильм собрал за первый уик-энд 2, 9 миллиона долларов. Об окупаемости пока говорить нельзя, потому что половина из заработанной суммы уходит кинотеатрам. Но прокат фильма только начался...

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?