Сполохи готической Масленицы

На праздник шли стар и млад. Фото автора
Сергей Бирюков, Калужская область – Москва
17:34 19 Февраля 2018г.
Опубликовано 17:34 19 Февраля 2018г.

Из претензии юмориста Галкина к художнику Полисскому разгорелся околоцерковный скандал


В минувшие выходные по всей России провожали Масленицу и жгли ее чучела. Провели огненный спектакль и в калужской деревне Никола-Ленивец, где уже много лет устраивает такие представления известный лендарт-художник Николай Полисский. В новой его акции старинный архитектурный термин «пламенеющая готика» неожиданно приобрел буквальный смысл. Но еще более неожиданным оказался полыхнувший затем скандал, начало которому положил, как ни странно, юморист Максим Галкин.

Художники потянулись от городского смога в Никола-Ленивец в конце 1980-х. Скоро определился и лидер их колонии, живописец из числа «митьков», а впоследствии автор авангардных архитектурных композиций Николай Полисский. Вокруг него возникла артель «Никола-Ленивецкие промыслы». С 2006 года проводится летний фестиваль искусств под открытым небом Архстояние. Стали традиционными и масленичные праздники.

Николаю привычно сжигать собственные про изведения. На вопрос московских гостей нынешнего события – не жалко ли – он ответил: в настоящем искусстве должен быть элемент жертвы… Одной из первых в этом ряду была Сенная башня на берегу Угры (2001 год). Сено предназначалось для корма скоту, но стало портиться. И пришла мысль: отчего, вместо банальной утилизации, не устроить художественную акцию?

На Масленицу огненное шоу – самая естественная вещь. В прошлом году это была громадная пирамида из сена и деревянных отходов. На этот раз композиция вышла намного изощреннее.

– Меня давно занимал термин «пламенеющая готика», – признается Николай. – А что, если материалом такой готики станет само пламя?

За полтора месяца на масленичной поляне близ Никола-Ленивца выросло причудливое сооружение, словно собранное из сотен метелок. Немаленькое: 25 метров в высоту. Основной материал – ольховые ветки и другой деревянный хлам. Строили, рассказывает художник, силами 12 человек из той самой никола-ленивецкой артели, в том числе в самые крепкие морозы, когда автокраны отказывали, но люди – ни разу.

В субботу, 17 февраля, при большом скоплении местного и приезжего народа готика запламенела. Масленичный ритуал провел, рыча в микрофон, как древний бог огня Сварог, художник-акционист, друг Полисского и постоянный участник его придумок Герман Виноградов. Готическая «метелка» долго не хотела разгораться – но это тоже сработало на спектакль: в сгущающихся сумерках и снежном тумане перед нами мрачнел стрельчатый контур, мигая то тут то там беглыми огоньками, словно замок Черного властелина из сказочной эпопеи Толкиена. Ну а когда повалили клубы седого дыма размером с хорошее облако и вверх взмыли галактики искр, зрелище приобрело совсем космический колорит.

Если честно, автору снимка тоже было немного жаль, что такая красота сгорит

Затем гости разъехались, местные крестьяне свернули свои полевые кафе, закрыли летучие мастер-классы по народным ремеслам. Что теперь оставалось? Кажется, только вспоминать с улыбкой праздник, попивая чай в домашнем тепле.

Не тут-то было. Забил тревогу – если кто еще не знает, сам ни за что не догадается – юморист Максим Галкин. Он записал в своем блоге: «Прямо сейчас в Никола-Ленивце, что в Калужской области, по случаю Масленицы под шаманские песнопения сжигают арт-объект скульптора Николая Полисского в виде католического собора… В нашем обществе последнее время очень обостренно защищают чувства верующих…Не понимаю, зачем в народно-православный праздник сжигать не традиционное безобидное чучело, а огромный тридцатиметровый костёл? Выглядит жутко. На праздник отнюдь не похоже…». Дальше Максим проявляет совсем конспирологическую проницательность, предполагая, что неслучайно запалили именно «храм религии, находящейся в меньшинстве в России, а значит неинтересной власти с точки зрения голосов, а значит беззащитной».

Зрелище вышло космическим

Покатился снежный ком откликов, в котором чего только не мелькало: от подозрений в получении «гранта от пиндосов» (хотя сельхозартель Полисского давно стоит на собственных ногах, пусть без большой роскоши) до сравнения с «разгулом бандеровцев у одесского Дома профсоюзов». Прогнозируемо возбудился депутат Госдумы Виталий Милонов, в радиоинтервью назвавший организаторов праздника «дьявольскими отпрысками», а само сожжение – экстремизмом.

Зазвучали и официальные голоса Русской православной церкви. «Сжигание вместо чучела готического собора из веток вызывает у верующих людей только недоумение, – заявил заместитель председателя Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе.– Символы христианства, к западной или восточной ветви они относятся, должны пользоваться уважением и неприкосновенностью».

Тут отдадим дань мудрости Николая Полисского, опытнейшего далеко не только в искусстве (а как иначе, десятилетия во главе сельского предприятия требуют тонкого политеса в общении с властью самого разного рода). Николай Владимирович не полез в бутылку, а наоборот, аккуратно объяснил, что никакого собора не жег. «Ничего культового в моем арт-объекте не было,– написал он в фейсбуке, – естественно, отсутствовали кресты, алтарь и любая религиозная символика. Это не копия какого-либо существующего культового сооружения и не имитация храма. Это просто костер, который выстроен в стиле готического здания». Более того, архитектор готов к диалогу с представителями католической или православной церквей. «Если, разобравшись в деталях, они обнаружат что-то кощунственное в адрес веры, я готов использовать все свои возможности для того, чтобы предать этот проект забвению… В нашей Масленице не было заложено ничего кощунственного, если кто-то неправильно меня понял, я прошу прощения, но эта обида нанесена невольно. Я не собирался никого оскорблять».

Церковь оценила этот ход, Вахтанг Кипшидзе назвал ответ художника весьма конструктивным и обобщил: «Очень важно иметь диалог с культурным сообществом, многие представители которого исходят из важности уважения достоинства верующих людей, независимо от того, к какой религии они относятся».

Здесь вроде бы можно ставить точку. Вот только поставит ли ее сама жизнь? Вспомните, сколько длилась эпопея с «Матильдой», хотя, казалось, уже все убедительные слова о том, что в фильме нет кощунства, сказаны так, что поймет и идиот... В наших людях накопился на удивление мощный потенциал взаимной подозрительность и готовность оскорбляться. Счастье еще, что не предъявляют обвинений, скажем, производителям печатных пряников. Ведь на них, бывает, изображают панорамы старинных городов, а там – храмы. А их поедают, и не решаешься даже сказать, что потом с этими кондитерскими святынями происходит.

Жизнь отучила нас отвечать на улыбку улыбкой, радоваться хорошему. Не помню шквала публикаций о том, как тот же Полисский сплотил вокруг себя местных жителей, как в некогда глухом провинциальном углу стали появляться предприятия, обеспечивающие туристов едой, жильем, сувенирами, сельскохозяйственной продукцией. А вот стоило забрезжить хоть малому зародышу скандала – тут же он превратился в хай.

И еще: насчет той самой пламенеющей готики. Это устоявшийся архитектурный термин, относящийся к позднесредневековым сооружениям Франции, Испании и Португалии, которые отличаются особой полетностью форм. Но, похоже, его не знают не только юные журналисты, спрашивавшие у Полисского, что это значит. О нем, кажется, имеет смутное представления и сам Галкин, из чьего поста можно понять, будто «пылающую готику» изобрел сам автор никола-ленивецкой Масленицы.

Но невежество – плохой советчик. «Думаю, умная и тонкая Алла Пугачева сделает мужу выговор в семейном кругу, – заметил художник. – Поправит, человек еще молодой, должен следить за своими словами».

Замечание, относящееся ко всем нам.




Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?