Новая эра в отношениях России и Индии

НПЗ в городе Вадинаре – один из самых технологически развитых в мире. Фото из открытых источников

Как «Роснефть» поможет обеспечить энергетическую безопасность Нью-Дели


17 сентября по приглашению министра нефти Индии Дхармендры Прадхана Нью-Дели посетила делегация «Роснефти» во главе с председателем правления компании Игорем Сечиным. Деловой визит состоялся в развитие договоренностей, достигнутых на переговорах о сотрудничестве в энергетике, проходивших между президентом РФ Владимиром Путиным и премьер-министром Индии Нарендрой Моди на полях Восточного экономического форума во Владивостоке. В ходе встречи обсуждались актуальные темы сотрудничества и, прежде всего, ситуация, сложившаяся с энергобезопасностью региона в связи с недавними атаками на объекты нефтедобычи и переработки компании Saudi Aramco. Особое внимание было уделено проработке вопроса об увеличении поставок нефти на индийские НПЗ.

Как отмечает управляющий директор агентства WMT Consult Валерий Андрианов, «визит делегации «Роснефти» в Индию совпал по времени с известными событиями на Ближнем Востоке». «Атака дронов, — поясняет эксперт, — привела к тому, что поставки Саудовской Аравии, в том числе в Индию, были на некоторое время прерваны. Конечно, это всего один эпизод, добыча в Саудовской Аравии восстановится. Тем не менее этот фактор — нестабильность на Ближнем Востоке — всегда будет угрожать поставкам, в том числе в Индию. Поэтому вполне закономерно, что Индия ищет альтернативные источники для диверсификации своих закупок нефти. Одним из таких вариантов являются поставки сырья российских компаний».

«Проблема индийцев в том, — подчеркивает доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве Российской Федерации Леонид Крутаков, — что они на 80% зависят от Персидского залива в поставках углеводорода. Поскольку рынки растущие, то для них Россия является единственным, фактически, способом диверсификации поставок».

«Индия крайне напрягается от того, что она очень сильно зависит именно от ближневосточной и средневосточной нефти, — продолжает мысль директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. — Сначала страна еще очень сильно зависела от Ирана. Иран попал под санкции, и Индия стала сокращать объемы поставок иранской нефти, главным поставщиком стала Саудовская Аравия. Сейчас мы видим, что индусы интенсифицируют сотрудничество с нами. Они вписались в большую глобальную схему, которая предполагает сотрудничество с российской компанией «Роснефть» по всей технологической цепочке. Сотрудничество давно развивается, индусы получили доступ к нашим восточносибирским месторождениям, «Роснефть» получила 49 процентов в крупнейшем индийском НПЗ».

«Атаки дронов на нефтяные объекты в Саудовской Аравии поставили под серьезный вопрос не только геополитическую стабильность на Ближнем Востоке, но и бесперебойность и гарантированность поставок нефти из этого региона», — отмечает программный директор Валдайского клуба, профессор МГИМО, доктор политических наук Олег Барабанов. По его словам, в свете последних событий не исключена дальнейшая эскалация конфликта в регионе и срыв ранее заключенных договоренностей. Все это открывает многообещающую перспективу сотрудничества Индии с Россией. Решение Индии — закономерный результат поиска способов диверсификации нефтяных ресурсов, вторит ему программный директор Валдайского клуба, президент консалтингового агентства МГИМО «Евразийские стратегии» Андрей Сущенцов. «В силу того, что с Россией у Индии развивается давнее и глубокое партнерство, индийским компаниям принадлежат значительные доли в российских нефтяных проектах, в Восточной Сибири, то закономерно, что индийское руководство в первую очередь обратилось к России с целью рассмотреть возможность увеличения поставок энергоресурсов», — считает он.

«Это вполне естественное решение и прагматичное, потому что рыба ищет там, где глубже, а инвесторы ищут там, где надежнее, — отметил политолог, глава Центра политинформации Алексей Мухин. — Ясно одно — саудиты утрачивают статус бесперебойных поставщиков, что предоставляет нам новые возможности. Так, «Роснефть» вполне может увеличить объем сотрудничества с индийскими партнерами, которые уже длительное время пристально присматриваются к возможностям российских компаний в этой сфере. Понятно, что индийцы диверсифицируют риски источников сырья для своей экономики и надеются значительно увеличить объемы поставок со стороны российских компаний. Так — надежней. Тем более, что, судя по реализации ряда проектов, сотрудничество между Россией и Индией развивается бурно: достаточно взглянуть на то, что происходило на площадках Восточного экономического форума — 2019 во Владивостоке и уровень общения Владимира Путина и индийского премьера Нарендры Моди».

Такого же мнения придерживается известный отраслевой эксперт, генеральный директор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев. «В первую очередь, гарантии Индии может дать Россия, — заявил он в эфире радиостанции Business FM. — Потому что Россия является крупнейшим производителем нефти и нефтепродуктов в мире и занимает 20,5% международного рынка торговли нефтью. Поэтому оживление отношений России и Индии по нефтяным вопросам после военной операции Йемена, целью которой стала нефтедобывающая инфраструктура Саудовской Аравии, вполне естественно. Но, надо сказать, что это — именно оживление, потому что процесс создания глобальной интегральной цепочки, в которую включена Индия, включены другие государства и Россия, он начался уже достаточно давно».

«Существуют риски эскалации нынешней ситуации на Ближнем Востоке, — считает Танкаев. — Индия эти риски учла. Страна давно получает нефть из Саудовской Аравии, но последние годы, порядка пяти лет, идет очень быстрое, серьезное сближение между Индией и Россией. Причем индийская сторона выбрала Россию в качестве партнера не сразу, были сомнения, были определенные задержки на пути. Прогресс в сотрудничестве произошел только после того, как свою схему партнерства предложил глава «Роснефти» Игорь Сечин. Это глобальные интегральные цепочки, которые объединяют игроков рынка между собой, и, таким образом, все становятся участниками технологических этапов производства от разведки запасов до конечной реализации нефтепродуктов через АЗС. Вот это и стало для индийцев решающим доводом».

«Роснефть» активно развивает интегральный формат сотрудничества с индийскими партнерами. С 2016 года индийским компаниям (ONGC Videsh Ltd., Oil India Limited, Indian Oil Corporation и Bharat Petroresources) принадлежат 49,9% дочернего общества АО «Ванкорнефть». Эта расположенная в Красноярском крае компания ведет разработку Ванкорского неф-тегазоконденсатного месторождения — крупнейшего из открытых и введенных в эксплуатацию в России за последние 25 лет.

Также консорциуму индийских компаний (Oil India Limited, Indian Oil Corporation и Bharat Petroresources) принадлежат 29,9% в компании «Таас-Юрях Нефтегазодобыча», которая владеет лицензиями на участки Центрального блока Среднеботуобинского месторождения и Курунгский лицензионный участок (другими акционерами являются «Роснефть» и ВР). Добыча нефти и газового конденсата здесь в 2018 году составила 2,9 млн тонн, что более чем в два раза выше уровня 2017 года.

С 2001 года индийская компания ONGC Videsh Ltd. входит в состав участников проекта «Сахалин-1» (другими акционерами являются «Роснефть», ExxonMobil и японская Sodeco). В 2018 году в целом по проекту «Сахалин-1» добыто нефти и конденсата свыше 11,63 млн тонн. Потребителям поставлено около 2,48 млрд кубометров газа.

«Роснефти» принадлежит основной пакет акций (49,13%) индийской компании Nayara Energy (в переводе — «Новая эра»), в состав которой входят первоклассные активы, в том числе НПЗ в городе Вадинаре мощностью 20 млн тонн в год. Завод является вторым по величине в Индии и одним из самых технологически развитых в мире. В состав бизнеса Nayara Energy также входит глубоководный порт, который может принимать сверхбольшие танкеры класса VLCC, и одна из крупнейших в Индии розничных сетей, насчитывающая уже около 5300 АЗС.

«Очень важно подчеркнуть, — заявил Валерий Андрианов в эфире РБК-ТВ, — что речь идет не просто о каких-то единичных сделках типа «купи-продай», а именно о глубоком сотрудничестве по всей цепочке создания стоимости. Индия участвует в ряде проектов на территории России — как минимум три крупных проекта — это «Сахалин-1», «Таас-Юрях» и «Ванкор». Причем имеются возможности расширения ее участия в разработке Ванкорского кластера и в разработке такого супермегапроекта по освоению арктических месторождений, примыкающих к Ванкорскому кластеру, ну и других участков в Красноярском крае».

«Мы видим, например, в Ванкорском месторождении у индийцев — 49,9%, а у «Роснефти» в Nayara Energy — также 49%, — отмечает Леонид Крутаков. — Это значит, что происходит диффузия активов и интересов индийцев и русских. То есть это тот проект, который должен был быть реализован с Европой. Когда у нас «Северный поток — 1» начинался, мы договаривались с немцами, что те войдут в месторождения «Газпрома», а мы войдем в сети европейские. То есть фактически объединение активов. Вот то, что происходит сейчас у России с Индией. Неслучайно индийское предприятие, крупнейшим акционером которого является «Роснефть», называется «Новая эра». Здесь, конечно, «Роснефти» надо отдать должное, она делает колоссальную работу».

«В свое время именно интегральная модель, когда партнеры взаимодействуют по всей технологической цепочке — от геологоразведки и добычи до нефтепереработки и реализации нефтепродуктов на АЗС, — стала для индийцев решающим аргументом в пользу сотрудничества с «Роснефтью», — пишет в своей колонке, опубликованной в «Независимой газете», директор Фонда прогрессивной политики Олег Бондаренко. — На данный момент индийскому консорциуму принадлежат 49% в Ванкорском месторождении, которое справедливо считается визитной карточкой «Роснефти», и 29% в перспективном восточносибирском проекте «Таас-Юрях». К тому же еще с 90-х годов индийцы входят в число акционеров «Сахалина-1» — масштабного проекта на шельфе острова Сахалин. На Восточном форуме акционеры проекта объявили, что планируют построить СПГ-завод в Хабаровском крае для монетизации газа, добытого на Сахалине. И индийская ONGC, безусловно, заинтересована в проекте. Ведь, как известно, за рынком СПГ — будущее».

На Восточном экономическом форуме лидеры России и Индии подчеркнули огромный потенциал сотрудничества в нефтегазовой сфере. «Роснефть» находится в авангарде этого сотрудничества, о чем свидетельствуют инвестиции компании в Nayara Energy, которые стали крупнейшими прямыми иностранными инвестициями в Индию.

«Собственно, за завод в Вадинаре, который, как известно, приобрел международный консорциум инвесторов с участием «Роснефти», боролись российские и саудовские бизнесмены, — отмечает Рустам Танкаев. — И Саудовская Аравия очень много сил положила на то, чтобы купить его, но она не могла предложить пакет акций в добычных предприятиях. Россия смогла предложить большие пакеты крупнейших и очень серьезных нефтедобывающих компаний, таких как «Ванкорнефть» и «Таас-Юрях Нефтегазодобыча». И сейчас, после того как возникли серьезные риски с поставками из Саудовской Аравии, индийская сторона, конечно, сразу же отреагировала на это усилением связей с Россией. Тем более что переговоры никогда не прерывались, сотрудничество шло по нарастающей.

На Восточном экономическом форуме также велись переговоры, визит представителей «Роснефти» во главе с Сечиным в Индию, который только что состоялся, был подготовлен еще во Владивостоке. Изменение ситуации вокруг Саудовской Аравии подтолкнуло индийскую сторону к тому, чтобы ускорить процессы интеграции с Россией».

В ходе встречи в Нью-Дели были затронуты вопросы реализации текущих проектов сотрудничества, в том числе таких, как «Сахалин-1», «Дальневосточный СПГ», «Таас-Юрях» и «Ванкор». Обе стороны подтвердили свой интерес к возможному участию индийских партнеров в проекте «Восток Ойл».

Реализация проекта «Восток Ойл» позволит освоить уникальный ресурсный потенциал Арктического кластера. Планируется, что в проект будут включены активы Ванкорской группы месторождений (в том числе Ванкорское, Сузунское, Тагульское, Лодочное), Пайяхской группы месторождений, Западно-Иркинский участок, а также ряд других перспективных геологоразведочных проектов Красноярского края. К 2030 году добыча нефти в рамках кластера может составить до 100 млн тонн, что позволит выполнить майский указ президента РФ Владимира Путина по загрузке Северного морского пути.

«У индийцев интерес к проекту, безусловно, есть, — констатирует Валерий Андрианов. — Он проявлялся не только на встрече в Индии, он декларировался и ранее, на встрече Владимира Путина с премьер-министром Индии. В данном случае все-таки Индия ждет предоставления благоприятных инвестиционных условий для расширения своего участия в освоении «Ванкора» и прилегающих месторождений. Уже не раз поднимался вопрос о том, что для реализации масштабного арктического проекта нужны дополнительные инвестиционные условия. Здесь неуместно говорить слово «льготы», здесь речь идет не о льготах — речь идет именно о новых инвестиционных условиях. Если такие условия будут созданы, то я думаю, что интерес индийских инвесторов к нашей Арктике, безусловно, возрастет и реализуется в конкретные проекты». «Восток Ойл» и освоение Арктического шельфа, где сосредоточено порядка 50% мировых разведанных запасов нефти, — отмечает Леонид Крутаков, — это будущее рынка. Но начинать реализацию этого проекта без соответствующих решений регулятора, Минфина и государства, невозможно«. «Индийцы проявили к проекту живой интерес, — пишет Олег Бондаренко. — Ведь Ванкорское месторождение, доля в котором им принадлежит, по замыслу «Роснефти», должно войти в арктический суперкластер, создающийся в соответствии с данным проектом. В него войдут и другие месторождения Ванкорского кластера, к которым индийские компании уже давно присматриваются, и ряд перспективных месторождений и участков на севере Красноярского края с колоссальной ресурсной базой. Возможность участия Индии в проекте обсуждалась, оказывается, еще во Владивостоке на встрече Путина и Моди, но индийская сторона дала понять, что инвестирует в арктическую кладовую лишь при том условии, что будут созданы нормальные инвестиционные стимулы. То есть мяч теперь на стороне российского регулятора».

Отдельной темой состоявшихся переговоров стали планы консорциума инвесторов, включая «Роснефть», по дальнейшему развитию компании Nayara Еnergy. Консорциум рассматривает возможность увеличения объема переработки на НПЗ «Вадинар» в два раза. На первом этапе участники консорциума берут на себя обязательства в ближайшие два года инвестировать 850 млн долларов в строительство нефтехимического производства. Консорциум также планирует расширить присутствие Nayara Energy в розничном секторе. В настоящее время Nayara Energy управляет самой быстроразвивающейся сетью розничных продаж топлива в Индии, насчитывающей более 5300 АЗС по всей стране.

«Что касается решения инвестировать в нефтехимическое производство, — отмечает Бондаренко, — это очень рациональная и грамотная инвестиция: спрос на полимеры в Индии уже вырос на 8% и, как ожидается, значительно увеличится в ближайшем будущем. В целом же, темпы роста спроса на индийском рынке нефтепродуктов — самые высокие в мире. И неудивительно, что розничная сеть здесь растет как на дрожжах. Когда «Роснефть» в составе консорциума инвесторов вошла в капитал Nayara Energy, компании принадлежало 2500 заправок, сейчас их уже 5300: рост более чем в два раза. И это, похоже, далеко не предел».

В целом, стороны договорились об активизации сотрудничества, направленного на укрепление энергобезопасности Индии, обеспечение индийских потребителей качественным сырьем и нефтепродуктами. Упор делался на двустороннее сотрудничество, создание эффективного энергомоста на основе вертикально интегрированной концепции, включающей участие индийских партнеров в добычных проектах, инвестирование в переработку и совместную работу на глобальных и региональных рынках.

Общественная палата предложила заменить смертную казнь «пожизненной изоляцией преступников от мира». Как вы относитесь к такой идее?