03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАМА РУССКАЯ - ПАПА ЦИРКАЧ

"Подходит артист Москонцерта Боб Цымба к кассе за гонораром. А кассирша ему: "У нас обед!". "Вы

"Подходит артист Москонцерта Боб Цымба к кассе за гонораром. А кассирша ему: "У нас обед!". "Вы не даете мне денег, потому что я негр!" - возмущается Цымба. Увидев в смете сумму его гонорара, кассирша взрывается: "Это ты-то негр? Это я негр!" - отрывок из монолога Геннадия Хазанова.
Слухи о богатстве Бориса Цымбы были безосновательно и бесцеремонно раздуты. Да, в свое время черный балалаечник был необычайно популярен и востребован, объехал Советский Союз вдоль и поперек. Да, это вызывало зависть у коллег. Но кроме хрустальной мечты любого советского человека, машины "Волга", у Цымбы особо ничего не было. Ах да, была еще одна роскошь - небольшая квартирка в одном из спальных районов Москвы.
"Мама у меня русская, а папа - негр", - сам про себя говорит Боб. Цымба родился в Советском Союзе, в Таганроге, в семье чернокожего американского эмигранта и русской. Отец Цымбы Джордж приехал в СССР из Соединенных Штатов в 1925 году. Огромного роста, колоритный и добродушный негр устроился работать в цирк - силачом.
- У него был свой номер, - рассказывает Боб Цымба. - Ему камни на груди разбивали. Но однажды какой-то пьяный ассистент вместо груди его по животу стукнул. И убил.
После смерти Джорджа мать Цымбы вышла замуж второй раз. Маленькому Бобу дали фамилию приемного отца. Так что по паспорту он Борис Борисович Чупров. Скоро семья уехала в Хабаровск. Но сыну циркача недолго пришлось пожить на Дальнем Востоке.
- В Хабаровск приехал цирк, и нас уговорили. Тогда как раз война начиналась. Мать подумала, что мне будет лучше с ними. Конечно, было тяжело. Денег совсем не платили. Есть так хотелось, что мы с другими мальчишками потихоньку у животных корм воровали: мяса чуть отрезали, крупы чуть отсыпали. А картошку на касторке жарили.
На манеже юный Цымба был ассистентом в самых разных номерах, даже у самого Дурова - кнут подносил. Вернее, у сына самого Дурова.
- Дуров вроде мужик был неплохой. Но когда напивался, становился сумасшедшим. Может, это первый Дуров, основатель династии, животных дрессировал лаской, конфеточками. Но я такого никогда не видел. Да и у его сына, Владимира Григорьевича, было далеко не так. У нас имелись такие большие багры, как у пожарников, так он этот багор слону под кожу... Я на этой почве с ним и поссорился.
После войны Цымба решил попытать счастья - отправился в Киев на Всеукраинский конкурс мастеров эстрады.
- У нас был такой номер. В меня кидали камни, а я картинно бросался на землю и при этом читал стихи:
Я пою о тебе окровавленным ртом,
Я пою о тебе в этой каменной бездне,
Я пою о тебе под свистящим кнутом,
Но я знаю, ты слышишь в Кремле эту песню.
Песня посвящалась другу всех артистов Иосифу Сталину. Номер оценили: Цымбу наградили званием лауреата и стали приглашать на работу. Для выступлений коллеги очень рекомендовали Цымбе тему угнетения негров в Америке - в СССР она обещала неплохой и стабильный доход.
- При коммунистах Америку ругали сколько хотели. Лично я песню на эстраде пел: "Часто так в Америке случается: выписал банкир солидный чек. И, как вещь любая, покупается человеком человек. Негр человеком не считается, почему же в рабстве негр Джек? Почему по-волчьи обращается с человеком человек? Есть страна, Россия называется. Вольный край лесов, полей и рек. В той стране по-братски обращается с человеком человек". Вот такая поэзия.
Разговорный номер решили дополнить музыкой. Балалайка в руках негра - это был уже настоящий креатив. Запоминающееся и яркое решение не могло пройти незамеченным и принесло большой успех. Куда бы ни поехал Цымба - везде на него смотрели с любопытством и с симпатией. В Советском Союзе полагалось любить чернокожих. В деревнях Цымбе выносили продукты, кормили, дарили подарки. А после неизменно спрашивали: "Почему так хорошо говоришь по-русски?"
- Я одному объяснял битый час: "Родился здесь, всю жизнь здесь прожил, мать русская". Он слушал, слушал - и опять за свое: "А прямо как русский говоришь!"
Боб Цымба до сих пор живет на московской окраине, в квартирке, которая осталась от прежней благополучной жизни. Живет со своей супругой, с которой они вместе уже больше сорока лет. Жена раньше работала начальником планового отдела на крупном московском заводе, сейчас на пенсии.
- Понравились друг другу. Поженились, - рассказывает Боб. - Конечно, у меня и до нее были увлечения. Но застенчивость всегда мне мешала. На танцы придешь в чужом городе - а я же заметный такой, - начнешь танцевать, все сразу смотрят. Это меня жутко стесняло. А с женой все было по-другому. Какая-то смелость сразу появилась - так бывает.
Кругом все удивлялись необычной паре. В загсе посмотреть на черного жениха и белую невесту сбежались и сотрудники, и посетители.
- Мне до сих пор говорят: как так у тебя русская жена? - жалуется Цымба. - А я другой и не представляю! Я не вижу того, что у нее другого цвета кожа! Не чувствую! Напротив, я с негритянкой не смог бы.
- Я всю жизнь с этим, - подводит итог Боб Цымба. - Постоянно объясняю, кто я такой. Помню, иду я по улице, милиционер останавливает, смотрит паспорт: "Русский?" - удивляется. "Русский", - говорю. "А че такой черный?" Что мне еще оставалось сказать? Говорю: "Тетя Ася уехала!" Но я по натуре, наверное, больше русский, чем сами русские. Я с удовольствием езжу за границу. Побывал везде, где можно. Но десять дней - и начинаю скучать по дому. В Америке негров называют афроамериканцы. А я, значит, афрорусский. А вообще-то - русский я.
Как стало известно нашей редакции, телекомпания НТВ начала съемки документального фильма, в основу которого положена статья "Невероятная легкость кутежа" ("Труд-7", N 021 за 07 февраля 2008 г.). Рады, что наша идея нашла поклонников. Желаем успеха творческой группе и герою материала.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников