10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕ КАНОНИЗАЦИИ

Королев Александр
Опубликовано 01:01 21 Декабря 2000г.
Недавний Архиерейский Собор Русской православной церкви канонизировал, то есть официально причислил к лику святых свыше 1000 новомученников, засвидетельствовавших во времена гонений на Церковь свою веру, надежду и любовь ко Христу. Среди новопрославленных - российский император Николай II с членами его семьи.Если на Архиерейском Соборе решение о канонизации венценосных Романовых было принято "единомысленно", то этого нельзя сказать о восприятии данного церковного акта "простыми верующими". Сегодня "Труд", открытый для инакомыслия и сопоставления мнений, предоставляет слово людям, имеющим противоположные точки зрения на происшедшее событие.

ВЕЛИЧИЕ СВЯТОЙ СЕМЬИ
Леонид Симонович, глава Союза православных хоругвеносцев, председатель Союза православных братств:
- Хотя я, как и миллионы православных русских людей, был убежден, что царственные мученики будут канонизированы, все же сообщение об этом буквально до слез растрогало меня. Вечером четырнадцатого августа дома раздался телефонный звонок. Взяв трубку, я услышал срывающийся от волнения голос товарища, хоругвеносца Игоря Мирошниченко: "Леонид Донатович, Собор единогласно канонизировал Романовых! Е-ди-но-глас-но, представляете?! У меня просто сердце заходится от радости. Вот сейчас немного успокоюсь - и вернусь к работе над образом цесаревича Алексия".
И у всех, с кем я общался в последующие дни, на душе было ликование, как всегда бывает при исполнении самого заветного желания, чистой и высокой надежды. Наступило утро 20-го - и еще затемно от храма Ильи Обыденного, от Великомученика Власия, от Зачатьевского монастыря - отовсюду двинулись Крестные ходы с иконами и хоругвями, с пением молитв, чтобы сойтись у воссозданного Кафедрального соборного храма Христа Спасителя, в котором и был совершен торжественный чин прославления святых царственных страстотерпцев Романовых, всех канонизованных Архиерейским Собором новомучеников и исповедников российских XX века.
Там, в людском море, над которым развевались сотни хоругвей, было развернуто и черно-золото-белое знамя Российской империи, мне вспомнилось событие десятилетней давности. В 1990 году, когда проводился многотысячный Патриарший Крестный ход от Успенского собора Кремля до храма "Большое Вознесение" у Никитских ворот, мы, сторонники монархической идеи, впервые открыто пронесли по столице огромный портрет императора Николая II. Налетевшие сотрудники МВД попытались было отнять у нас портрет царя, но сделать это им не удалось. Это несомненно была наша первая духовная победа, по достоинству оцененная даже нашими политическими противниками. До причисления царственных мучеников к лику святых оставалось еще целое десятилетие!..
Признаться, меня и во все предыдущие годы, когда в российском обществе шла полемика вокруг канонизации венценосной семьи, и сейчас, когда канонизация состоялась, не переставало, мягко говоря, удивлять, как много "суетятся" при этом, отыскивая "политическую подоплеку" прославления Романовых, люди, далекие и от православия, и от Церкви, а по большому счету - и от России. Специально для них скажу (православный народ это прекрасно знает), что по учению Церкви, угодники Божии, составляя сонм святых, молятся перед Богом о живых собратьях своих по вере, которые воздают святым молитвенное чествование.
Семьдесят с лишним лет коммунистического режима, затем десять лет безумных, разорительно-воровских "либеральных реформ" измучили, чуть ли ни по миру пустили страну. В этих условиях для православных людей поистине даром Божиим является канонизация более 1000 новомучеников российских, в том числе царя Николая II и членов его семьи. Это новые молитвенники за Россию, за народ, за каждого из нас, пусть даже кто-то и скептически настроен по отношению к религии. Да, сегодня всем нам надо самоотверженно трудиться, подымая страну, но, как говаривали наши благочестивые предки, "без Бога - ни до порога". Поэтому мы верим в наших новых святых молитвенников, в их предстательство перед Господом за нас, многогрешных. Их духовная помощь придаст нам энергии, разума, и мы обязательно отстроим, обустроим, укрепим и благоукрасим нашу Россию.
Продолжая речь о значении для православных людей состоявшейся канонизации царственных мучеников, нельзя не обратить внимания еще на одно очень важное обстоятельство. В наших святцах не так много лиц, которые бы составляли собой целые семьи. К счастью, появилась еще одна большая святая семья: император Николай II, императрица Александра, царевич Алексий, великие княжны Ольга, Татиана, Мария и Анастасия. Замечу, что никто и никогда не подвергал сомнению чистоту, благородство, искренность взаимоотношений в венценосной семье. Как сердечно заботились в ней друг о друге, как были внимательны, предупредительны, душевны друг ко другу, как твердо поддерживали Романовы православный уклад своей жизни даже в невыносимых условиях заточения...
Говорю об этом потому, что святая семья Романовых отныне являет собой сияющий и притягательный пример для тысяч и тысяч православных семей, в которых, что греха таить, отношения между самыми родными людьми нередко омрачены грубостью, черствостью, подозрительностью, скандалами и другими безнравственными, богопротивными действиями. Мы все призваны осознать, что "истинное величие Романовых проистекало не из их царского достоинства, а от той удивительной нравственной высоты, на которую они постепенно поднялись". Этому и будем учиться.
НЕБЛАГОВРЕМЕННОЕ РЕШЕНИЕ
Михаил Антонов, член Союза писателей России:
- В связи с решением Архиерейского Собора РПЦ о канонизации Николая II и его семьи мне вспоминается один эпизод из истории. Незадолго до первой мировой войны церковные иерархи, выражая усиливающиеся настроения среди православной общественности в пользу созыва Поместного Собора, обратились к царю с соответствующей просьбой, на что Николай ответил: "Нахожу созыв Собора неблаговременным". Что ж, как говорится, сердце царя - в руке Божией. Так в течение последних 217 лет правления династии Романовых Поместные Соборы и не созывались. Добром это, как известно, не кончилось.
Ныне архиереи тоже сочли созыв Поместного Собора "неблаговременным" и прославили убиенного царя, так сказать, "в своем кругу". При этом всячески подчеркивалось, что этот акт не носит политического характера, в чем лично я, например, сомневаюсь. Не стану высказываться по поводу самого этого акта, а попытаюсь представить, как он отразится на отношении общества к Церкви. Полагаю, что я вправе высказать свое мнение, ведь Русская православная церковь - это моя Церковь, другой у меня, как и другой земной жизни, не будет. Мое самое большое желание, чтобы моя Церковь пользовалась высоким авторитетом в народе, чтобы, по завету Спасителя, люди видели наши добрые дела и прославляли за это Отца нашего Небесного. Только с этих позиций я и оцениваю канонизацию царя.
Даже многие православные иерархи, например, митрополиты Вениамин (Федченков) и Евлогий (Георгиевский), богословы (профессор С. Троицкий и др.), как и выдающиеся ученые и публицисты (историк В. Ключевский, экономист С. Шарапов, журналист М. Меньшиков), признавали, что предреволюционная Церковь вопреки бытующим представлениям о "симфонии властей", светской и духовной, превращена была в один из государственных департаментов, причем не только назначение иерархов, но даже канонизация святых производились императорскими указами. Николай не стал продолжать политику своего отца, царя-миротворца Александра III, а вверг Россию в две ненужные народу кровопролитнейшие войны и обе их проиграл. Церковь всецело поддерживала его антинародный прозападный режим и отрицательно относилась к попыткам народа добиться более справедливого общественного устройства. Поэтому она оказалась в глазах угнетенных масс союзницей царизма, и не случайно русский "народ-богоносец" в годы революции так быстро стал "народом-богоборцем". Так отразилось на судьбах Церкви не красившее ее сращивание с неправедной властью.
После Октябрьской революции мудрый первоиерарх Церкви святой патриарх Тихон (Белавин) понял (хотя и не сразу) необходимость установления нормальных отношений с новой властью, что вытекало из церковных канонов, и потому призвал свою паству слиться с ним "в горячей молитве Всевышнему о ниспослании помощи Рабоче-Крестьянской власти в ее трудах для общенародного блага". Ту же линию продолжали патриархи Сергий (Страгородский) (его известный православный богослов зарубежья профессор В. Лосский считал выдающимся церковным мыслителем и ставил в один ряд со вселенским учителем и святителем Василием Великим), Алексий I (Симанский) и Пимен (Извеков)...
Однако с началом "перестройки" в стране к власти пришли силы разрушения, маскировавшиеся под самых горячих сторонников социализма, благодаря чему им удалось обмануть бдительность патриотов. Видимо, и наше Священноначалие вовремя не разглядело их сущности и продолжало благожелательно относиться к власти, не замечая, насколько та переменилась (хотя среди епископата и клира всегда было немало сторонников монархии). Страну поворачивали "от Октября к Февралю", а затем и далее вспять, как говорили, на случай, если Ельцину придется для удержания власти стать регентом при малолетнем и несамостоятельном царе, а Церковь по-прежнему шла в одном строю с разрушителями, не сделав, как считают в патриотических кругах, должных выводов из горьких уроков предреволюционных лет. Как можно было не видеть, что ельцинская власть видимым вниманием к Церкви лишь прикрывала свою русофобскую сущность и излишняя близость церковных иерархов к ней сильно подрывала их авторитет в глазах паствы.
Движение человечества к прогрессу - не только техническому, но и социальному, и духовно-нравственному - не остановить (хотя ему и пытаются противодействовать страны "золотого миллиарда"), и в России широкие слои народа начинают осознавать, как они были обмануты в ходе либеральных "реформ". В этих условиях российская власть всячески демонстрирует свою преемственность в отношении канувшего в историю царского режима, что вряд ли оправданно и политически, и идеологически, поскольку совершенно не совпадает с народными чаяниями. Причисление Николая II к лику святых может усилить позиции тех в нашем обществе, кто смотрит не вперед, в будущее, а назад, в безвозвратно ушедшее и малопродуктивное прошлое. Мне даже кажется, что и сам канонизированный царь, если он действительно был патриотом России, узнав о решении Архиерейского Собора, тихо сказал бы: "Нахожу его неблаговременным".
Впрочем, помимо различных мнений и "судей", есть еще и такой судья, как время...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников