ТАЙНА "МЕРТВОГО РАСПАДКА"

Эту историю рассказала мне Анастасия Слегина, долгие годы проработавшая геологом-поисковиком на Чукотке. Теперь она пенсионерка, живет в Подмосковье.

В июле 1969 года геологический отряд из 12 человек прибыл в местечко Усть-Хакчкан Магаданской области. Туда же вертолеты забросили три жилых вагончика с полной экипировкой: кроватями, столами, стульями и печками для топки углем. Вагончики окружал скудный тундровый ландшафт - мхи, лишайники, кое-где карликовые березки. Вокруг, казалось, ни души. Но на третий день у вагончиков объявился незнакомец - лет сорока, невысокого роста, с густой черной шевелюрой, скуластым лицом. Хмуро спросил: "Кто тут старшой? Хочу подрядиться в отряд". Вышел начальник геологической партии: "А документы какие-нибудь есть?" Тот хмыкнул: "Зовут Анатолием. А корочки здесь никто не спрашивает. Эти места я как свои пять пальцев знаю - пятнадцать лет отпахал". За что сидел - не распространялся. Но работником оказался грамотным, в быту неприхотлив, поразительно вынослив. С любым поручением справлялся быстро.
Как-то в погожий день геологи собрались поохотиться на диких оленей. Анатолий вызвался помочь: "Надо идти к мертвому распадку. Там ягель жирнее - олени заглядывают туда подкормиться".
Охотники вернулись только на третьи сутки с двумя оленьими тушами. Но, несмотря на удачную охоту, выглядели они отрешенными и подавленными. От расспросов уклонились, ушли спать. Только на следующий день рассказали: "Мрачный сюрприз заготовил нам Анатолий. Когда подошли к распадку, увидели, что на склонах сопок там и сям белеют какие-то пятна. Мы сначала подумали, что это известняки выступают на поверхность. Но вроде их здесь не должно быть. Подходим ближе - и мороз по коже: это человеческие скелеты. Лежат в самых невероятных позах. Мы прошли по распадку километров пять, и всюду была эта ужасная картина".
Анатолий потом объяснил нам, как возник этот страшный погост. Начиная с лета 1937 года в магаданский порт стали приходить баржи с заключенными. Часть трудоспособных людей доставляли на прииск, куда от порта по тракту километров триста. Но туда попадали только специалисты. Лагерей в этих местах НКВД еще не успело построить, а с арестованными нужно было что-то делать. И начальство решило избавляться от них. Партию за партией зэков гнали в ложбину между сопками. Измученные длительным переходом, голодные люди едва брели. Здесь конвоиры оставляли их, не заботясь о дальнейшей судьбе несчастных: знали, что выбраться отсюда уже вряд ли кто сможет. Многие умирали от переохлаждения - дули холодные осенние ветры. Кто был покрепче, находил какое-то укрытие на склонах. Но с наступлением зимы и они большей частью погибали. По весне ледяные бугорки, под которыми оказывались трупы, таяли. В распадок прибегали песцы, чтобы полакомиться человечиной...
Летом в нагаевскую бухту снова прибывали баржи с людьми. Их опять гнали в "мертвый распадок".
"Я много читала об этих местах, - рассказывала Анастасия Слегина. - Попадались мне книги о репрессиях 30-х годов, магаданских лагерях, но нигде не встретила даже упоминания о "мертвом распадке". Не покажи его нашим геологам бывший зэк Анатолий, мы так и не узнали бы, около какого страшного места довелось нам проработать два геологических сезона".

Комментарии для сайта Cackle
Конкурс на лучшее применение мавзолею Ленина, объявленный Союзом архитекторов, пришлось закрыть через два дня из-за шквала негатива.