07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОСТРАНСТВО ИНТЕГРАЦИИ

Звонковская Екатерина
Опубликовано 01:01 22 Мая 2004г.
Вчера в Москве состоялся саммит Россия - Европейский союз. А на следующей неделе пройдет заседание Совета глав государств - участников соглашения о формировании Единого экономического пространства (ЕЭП). И там, и там в центре внимания - вопросы интеграции. С кем же мы интегрируемся: с Евросоюзом или с Украиной, Белоруссией и Казахстаном? Похоже, жизнь сделала выбор за нас.

Современный мир - мир интеграционных группировок. Наиболее продвинутый проект - ЕС, в состав которого с 1 мая входят 25 европейских стран. США сколачивают Ассоциацию свободной торговли Северной Америки (НАФТА), бразильцы с аргентинцами сбивают всех южноамериканцев в "Меркасур". Ливийский лидер Муамар Каддафи активно продвигает идею панафриканского общего рынка.
Логика интеграции понятна. Большие экономические пространства со свободным перемещением капиталов, товаров, людей и идей гораздо выгоднее для всех входящих в них стран, нежели узкие и замкнутые страновые рынки.
Это хорошо понимали во всех новых независимых государствах, возникших после распада Советского Союза. На словах выражая приверженность интеграции в рамках СНГ, многие бывшие союзные республики на деле устремились в Европейский союз. Это стало официальной политикой Украины, Молдавии, Грузии. О членстве России в ЕС Ельцин говорил еще в 1994 году, а премьер Кириенко - в 1998-м. Путина, справедливости ради, такие идеи (а точнее иллюзии) не посещают.
Сейчас стало более чем очевидно, что в Евросоюзе нас попросту не ждут. Особенно наглядно это продемонстрировали заявления ряда официальных лиц Евросоюза о необходимости сделать паузу в расширении, прозвучавшие уже после торжественного приема 1 мая новых членов. ЕС и так уже перегрузил себя проблемами подъема слабых экономик восточноевропейских стран и обеспечения новым партнерам - весьма, как мы знаем, амбициозным и капризным - представительства в брюссельских органах управления. А здесь еще обязательство принять в 2007 году Болгарию с Румынией, обещания о том же ряду стран бывшей Югославии, постоянно стучащаяся во все двери ЕС Турция. Нас им еще только не хватало!
Нам честно дают понять, что в ближайшие десятилетия вопрос о приеме не только огромной России, но и меньших по размерам Украины, Молдавии, Белоруссии просто не стоит, не говоря уже о других участниках СНГ. Не примут нас в Евросоюз. Точка.
Но есть и другая сторона вопроса. К востоку от ЕС растет понимание того, что нам туда и не надо. Евросоюз - не только единый рынок, но и огромная бюрократическая структура, живущая в очень жестких рамках. Беря обязательство о вступлении в ЕС, кандидат подписывается под 90 тысячами страниц инструкций, которые обязан выполнять. Регулируется и регламентируется все - от размера бюджетного дефицита до размера дырок в производимом вами "швейцарском" сыре.
Эксперты, наблюдающие со стороны - особенно американские, считают, что именно из-за излишней забюрократизированности Европа развивается более медленными темпами, чем остальной мир. Экономика в зоне евро в последнее время растет не быстрее, чем на 1 процент в год. Есть опасение, что та же судьба ждет и еще недавно динамичные экономики стран Восточной Европы. Кроме того, там в ближайшее время предстоит разориться целым секторам народного хозяйства, которые неконкурентоспособны в общеевропейском масштабе. Это грозит, например, польскому сельскому хозяйству.
Напротив, темпы роста ВВП в России, Украине, Казахстане - от 7 до 12 процентов в год - наивысшие в зоне ОБСЕ. Многие аналитики сходятся в том, что наш быстрый рост объясняется более свободным экономическим режимом, которого просто не будет, если мы поставим цель - членство в ЕС и начнем брать на себя обязательства следовать европейским нормам. Похоже, в Европейский союз нам не стоит так уж сильно стремиться.
Но интегрироваться, становиться частью широкой зоны свободной торговли нужно, не поступаясь при этом политическим суверенитетом и вовсе не поворачиваясь спиной к Европе, которая остается важнейшим торговым партнером для России и других стран СНГ. Для этого и создано Единое экономическое пространство.
Скажете, объединение недостаточно широко, оно не охватывает даже всей территории бывшего СССР. Но нечто лучше, чем ничего. А Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан - это страны, на которые приходилось больше 85 процентов экономики бывшего Союза и которые располагают емким евразийским рынком с 230 миллионами потребителей. Это очень немало. ЕЭП вполне возможно. Соглашение о нем уже ратифицировано парламентами всех четырех стран. А политическая воля четырех президентов дает надежду на то, что эта инициатива не разделит судьбу СНГ.
Критики ЕЭП доказывают, что общий рынок и свободная торговля будут невыгодными для целого ряда отраслей российской экономики - энергетики, металлургии, пищевой промышленности. В краткосрочном плане, может, и так. Но эти начальные потери компенсируются быстрым ростом объемов взаимного товарооборота.
К тому же за выгоды интеграции не грех и заплатить. Это тот случай, когда скупой может заплатить даже больше, чем дважды.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников