«Я – не ханжа, но безнравственность – путь в никуда»

Сцена из спектакля «Калина красная». Фото Алекса Панкова
Анжелика Заозерская
14:28 23 Марта 2018г.
Опубликовано 14:28 23 Марта 2018г.

Спектакль театра Надежды Бабкиной «Калина красная» отправился в тур по стране


Фильм Василия Шукшина «Калина красная» вышел на экраны 25 марта 1974 года и давно стал классикой. Теперь этот сюжет обрел новую жизнь: спектакль «Калина красная» театра Надежды Бабкиной «Русская песня» начал гастролировать по городам России. С большим успехом прошли показы в Петербурге, при зале на 1800 человек, и, конечно, в Сибири. «Труду» художественный руководитель театра объяснила, почему она следует за своими мечтами, реализует их и ничего не хочет знать о таких понятиях, как выгода, расчет, медийность.

– Надежда Георгиевна, театр «Русская песня» поставил несколько спектаклей по произведениям классиков: «Бабий бунт» по Шолохову, «Омут любви» по Куприну, «Москва и москвичи» по Гиляровскому и вот теперь «Калину красную» по Шукшину. Осмелюсь предположить, что все эти писатели – ваши любимые?

– Без любви не надо ни за что браться. Хотя инициатива постановок не всегда исходит от меня. Предлагают и режиссеры, и актеры, и, конечно, зрители. А вот о «Калине красной» я мечтала. Причем хотела, чтобы Любу в спектакле сыграла именно дочь писателя – Маша Шукшина. Без нее я не стала бы заниматься этой поставкой. Позвонила Маше и предложила.

– Мария не смогла отказать Надежде Бабкиной?

– Сперва после моего предложения была пауза. Но я применила стратегию наступления: «Думать некогда, завтра ждем тебя в театре». И Маша просто сказала: «Хорошо, я приду». Ее нерешительность была вызвана тем, что до этого она никогда не играла в театре. Более того, даже никогда не выступала на сцене перед большой аудиторией. Актриса кино – другая профессия. Сцена диктует свои законы.

– Актер Сергей Маковецкий однажды сказал мне: «Никогда ничего не сравнивайте – ошибетесь». Тем не менее наверняка ваш спектакль сравнивают с фильмом…

– Такое сравнение недопустимо. Спектакль – живые лица, энергия, исходящая от артистов. Было немного странно, что земляки Шукшина поначалу скептично отнеслись к самой идее постановки. У них был один аргумент: «Зачем? Ведь есть фильм самого Василия Макаровича!» Но у нас уже имеется опыт общения с публикой в Барнауле, и зал вставал, аплодировал. Теперь мечтаю приехать в Алтайский край со спектаклем «Калина красная».

– Да вы и так неоднократно бывали на родине Василия Шукшина. Другие вот в Париж рвутся, мечтают Елисейские Поля покорить.

— На Алтай приезжаю каждый год, принимаю там пантовые ванны. Однажды отправились в Уймонскую долину. Хотели видеть главную алтайскую вершину – Белуху, а она нам все не показывалась. И вот уже настал день улетать, как нам говорят: «Бегом, бросайте ложки, побежали! Вся гора вышла!» Мы выбегаем и видим, что вдалеке будто лежит прекрасная женщина. Очень хорошо читаются нос, шея, грудь. Невероятно красиво. Мы сразу же стали фотографироваться. Женщина, которая с нами на кухне была, сказала: «Вы знаете, она редко полностью показывается!» Но вы не поверите: потом, когда мы посмотрели свои телефоны, в них не осталось ни одной фотографии! Все таинственным образом куда-то исчезли.

А что до Парижа – мы его покорили с коллективом «Русская песня». Уверена, покорим и со спектаклем «Калина красная».

– Надежда Георгиевна, вы – такой дальновидный, цельный человек. С одним коллективом всю жизнь! Теперь из него вырос театр «Русская песня».

— Коллектив «Русская песня» образовался еще в те годы, когда я была студенткой. Мы жили с девчонками в общежитии. Однажды собрались вместе, и мне сказали – ты будешь руководить. Так и решили: «Давай, Надька, попробуй! Если не получится, кому-нибудь другому передадим». На следующий день, когда мы проснулись, они у меня спрашивают: «Ну, что будем делать? Где будет репетиция?» Уже тогда я стала понимать, что совместный труд нужно организовать так, чтобы все подчинялись единому направлению. И так пошло-поехало. Коллективу «Русская песня» идет 42-й год. Для меня и сегодня очень важна коллективная деятельность. Она дает мощный результат. Возникает удивительной силы гармония слова, мелодии, распева. Давно всем известные произведения совершенно по-новому звучат.

– Вы всегда подчеркиваете свою приверженность традиционным основам нравственности. Но не боитесь, что активисты религиозных движений будут штурмовать сцену, на которой идет «Омут любви» по повести Куприна «Яма»?

— Надежда Бабкина не боится никаких активистов. Если вы видели спектакль «Омут любви», то не могли не заметить – он как раз призывает к тому, чтобы общество было более нравственным, чистым, целомудренным. Сегодня почти на всех углах орут про секс, рекламируют фильмы, постановки: сексуально! эротично!.. Простите, тошнит от этого. Такое ощущение, что раньше люди этим не занимались. Да нет, всегда это было, только не выставлялось в великую ценность. Люди как-то стеснялись. Совестно было про это говорить. Я – не ханжа. Но говорить о сексе как об основе всей нашей жизни – это безобразие. Безнравственность – путь в никуда.

– Вас воспитывали в строгости?

– Еще в какой! Папа всегда говорил: если ты берешься за что-то, доводи до конца. С детства научили никогда не завидовать чужому успеху, а наоборот, радоваться за человека и приближаться к нему, и тогда этот успех будет распространяться и на тебя.

Пай-девочкой я не была, скорее даже хулиганкой. Но с малых лет усвоила: любить – прекрасно, предавать – подло. Считаю, что это самое шикарное детство, какое только возможно.




Как вы считаете, нужно ли повыгонять Кокорина с Мамаевым их из клубов?