Никита Михалков: «Буду защищать то, что сделано»

«Предстояние» предстало перед Каннскими зрителями

Премьера фильма Никиты Михалкова «Утомленные солнцем 2. Предстояние» на Каннском фестивале состоялась в самый последний конкурсный день Каннского кинофестиваля, в субботу, 22 мая. Накануне, в пятницу, вышли последние выпуски фестивальных ежедневников Screen, где выставляют свои оценки конкурсным фильмам западные кинообозреватели.

Таким образом «Утомленные» оказались выведены из-под обстрела критики, в том числе и членов жюри ФИПРЕССИ, которые назвали своих победителей субботним днем, перед премьерным вечерним показом фильма Никиты Михалкова. Приз международной критики получила французская картина «Турне» — четвертая по счету режиссерская работа французского артиста номер один Матье Амальрика.

На свою пресс-конференцию после утреннего показа для прессы наш артист и режиссер номер один Никита Михалков пришел в компании Олега Меньшикова и дочери Нади Михалковой, но им говорить не пришлось — все вопросы были обращены исключительно к Никите Сергеевичу.

— Моя картина — прежде всего о любви, — начал Михалков, — не об отношениях мужчины и женщины, но о любви отца и дочери. В картине много метафизических вещей. В первой части метафизика разрушительная, когда речь идет о начале войны, панике и смятении, во второй — созидательная. Может быть, поэтому первую часть кто-то может и не понять.

К метафизике режиссер отнес и настойчивое появление в кадрах фильма различных насекомых — от мохнатого шмеля до желтокрылой бабочки, за которой пристально наблюдает в «Предстоянии» герой Олега Меньшикова.

— Бабочка пролетит через весь фильм, — приоткрыл секреты продолжения фильма Михалков. — В конце второй части, где Митю Арсентьева арестуют как врага народа, он эту бабочку наконец прихлопнет, на этом закончится его собственная жизнь.

И пообещал, что все узлы, завязанные в первой части, окажутся развязанными во второй.

Подготовленные западные критики интересовались, отчего фильм провалился в российском прокате, а также конфликтами в Союзе кинематографистов и причинами недовольства фильмом ветеранов Великой Отечественной войны.

— Что касается ветеранов, которых я очень уважаю, — отвечал Никита Сергеевич,-то они свое кино уже получили за 65 лет, прошедших после Победы. Это прекрасные, великие фильмы, но там нет всей правды о войне, о многом нельзя было раньше говорить.

О причинах провала отвечал весело, что критики должны быть счастливы, ведь это значит, что впервые в России за большие деньги было снято артхаусное, сугубо авторское кино, которое по определению не способно дать больших сборов.

— Так как я не имею возможности уже ничего исправить, то могу только защищать то, что сделано, — признался Михалков. — Тем, кто утверждает, что за полсотни миллионов нашего бюджета можно было снять 20 фильмов, — продолжил явно перед этим пообедавший Никита Сергеевич, — отвечу, что даже если это так, то это будут только устрицы. Изысканное лакомство не на каждый день. Нельзя питаться исключительно устрицами, хоть это и вкусно. На каждый день людям необходимы прежде всего хлеб и масло.

Под насущной пищей для потребителей кино подразумевалось, конечно, «Предстояние», которое в одном из репортажей французского телевидения назвали «попкорном по-русски», имея в виду его массовую направленность, не зная, видимо, что режиссер теперь склонен причислять свое творение к артхаусному направлению.

Фестивальные массы вечером дружно направились на знаменитую красную дорожку к Дворцу фестивалей. Кругом слышалась русская речь, бегал взад-вперед чем-то озабоченный Николай Басков. Из мировых знаменитостей удалось опознать только Миллу Йовович. Михалков, подчеркнуто демонстрируя отеческие чувства, прошелся в легком танце с дочерью Надей, одетой в роскошное коричнево-золотое платье, дружелюбно приобнимал своего главного артиста Олега Меньшикова, у которого отстегнулась от воротника белой рубахи навыпуск обязательная черная бабочка. Рядом позировали фотографам Артем Михалков с мамой Татьяной, одетой в черное платье с розовым шарфом и с непременным бантиком на голове. После фильма, растроганный собственным произведением, Никита Сергеевич со слезой во взоре благодарно принимал аплодисменты и крики «Браво, Никита!», явно исходившие от соотечественников. Сокращенное до двух с половиной часов «Предстояние» окончательно приобрело черты комикса о Великой войне, но не сделалось более понятным для иностранцев, которые подзабыли или не видели вовсе первых «Утомленных солнцем», получивших в 1994 году Гран-при Каннского кинофестиваля.

Шестнадцать лет спустя Михалков был явно не намерен уезжать с фестиваля с пустыми руками. Надев любимую капитанскую фуражку, он направился на ужин с представителями крупнейшей французской кинокомпании, которая выпускает фильм в европейский прокат и приложила большие усилия, чтобы сиквел «Утомленных» оказался в конкурсе Каннского фестиваля. По случаю премьеры на роскошной пляжной террасе напротив дорогого отеля «Карлтон» состоялся прием, где лились рекой шампанское и виски, но не подавали никакой закуски. Разгоряченным гостям ничего не оставалось, кроме как предаться танцам до упаду, пока не наступит рассвет.



Власти «ряда регионов» оказались готовы не подчиняться правительству, отстаивая свое право закрывать границы во время эпидемии. Кто прав?