08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАЙНА "РУССКОГО ДОМА"

Прокофьев Вячеслав
Статья «ТАЙНА "РУССКОГО ДОМА"»
из номера 217 за 23 Ноября 2006г.
Опубликовано 01:01 23 Ноября 2006г.
Статс-дама Елизавета Нарышкина, личный фотограф Николая II Прокудин-Горский... Листаю дальше пожелтевшие от времени страницы первого, конца 20-х годов, регистра постояльцев "Русского дома", того самого, который под Парижем дал приют многим нашим соотечественникам, бежавшим от октябрьского переворота. Супруга легендарного генерала Софья Колчак, акушер последней российской императрицы доктор Попов, многочисленные представители лучших фамилий - Васильчиковы, Голицыны, Толстые...

А все началось с кулинарной школы для благородных девиц, которую в Париже в середине 20-х годов открыла княгиня Вера Мещерская. Дочь последнего посла Российской империи в Японии спас семейный повар: это он вывез ее из оказавшегося в руках большевиков Петрограда. Не будь этой школы, княгиня вряд ли подружилась бы с одной из своих учениц - Дороти Пэджет.
Англичанка была дамой не только баснословно богатой, но и щедрой. В знак сердечного расположения и благодарности к княгине мисс Пэджет сделала ей поистине королевский подарок - отписала имение в 20 с лишним километрах к югу от французской столицы. Называлось оно "Коссонри", а территориально относилось к городку Сент-Женевьев-де-Буа. Правда, княгиня от поместья сначала отказалась, но потом дала согласие при условии, что оно станет не ее личной собственностью, а приютом для русских беженцев.
У ворот "Русского дома" меня встречали внук княгини Жан и один из ее правнуков - Николя. Жану немного за шестьдесят. Его мать, француженка из старинного аристократического рода Буаю, в свое время вышла замуж за сына Веры Мещерской, выучила русский язык, приняла православие и связала свою судьбу с "Русским домом". Сейчас Антонине 97 лет, а дело служения страждущим лежит на плечах Жана. В молодости Жан играл на балалайке в русских ресторанах Парижа. Отучившись в Сорбонне, преподавал там русский язык, а затем, как он выразился, его "занесло в политику". Убежденный приверженец генерала де Голля и личный друг Жака Ширака, он прошел путь от мэра городка Бритиньи-сюр-Орж до депутата парламента, министра образования в правительстве Алена Жюппе в середине 90-х годов. Сейчас Жан Буаю - член Государственного совета, генеральный инспектор министерства образования.
- Забота о "Русском доме" - наша семейная традиция, дело, которым мы занимаемся на добровольных началах, - говорит Жан.- Вместе с Николя, моим сыном и казначеем, проводим здесь все свободное от "французской жизни" время. Так что минимум два дня в неделю, в субботу и воскресенье, мы - русские люди, читаем и говорим по-русски, а в другие дни - настоящие граждане Франции, которой в меру сил и способностей я служил всю жизнь.
Сколько русских людей прошли через этот дом под Парижем? Тысячи и тысячи. Считали его временным пристанищем, ждали, когда смогут вернуться на Родину, но никому из них так и не довелось ее снова увидеть.
- Среди наших постояльцев были, конечно, аристократы, но не только. Много интеллигенции. Художники, писатели, военные, даже революционеры - рассказывает Жан Буаю. - Целое русское поколение. Когда не хватало мест в имении, селили соотечественников по соседству. До войны "Русский дом" полностью содержала Дороти Пэджет. После подключились французы. Так что ныне львиная доля бюджета "Русского дома" - это государственные субсидии, поступающие из фондов системы социального обеспечения.
Вместе с Жаном и Николя мы проходим по просторным залам поместья, стены которых украшены портретами русских императоров. Спрашиваю Жана, кто ему больше всего запомнился из прежних постояльцев.
- Скажу искренне - все. То были люди духовно богатые, и каждый меня чему-то научил. Чему? Православной вере в первую очередь. Помню знаменитую в дореволюционной России актрису Рощину-Инсарову. Была "звездой" и одновременно необычайно духовным, скромным человеком. Она и ее товарищи по изгнанию жили смиренно, не роптали на судьбу, хотя тяжело переживали разлуку с Родиной.
Сейчас под крышей "Русского дома" живут 72 человека. Из них половина - с российскими корнями. Все они люди в почтенном возрасте. Как, например, монахиня Екатерина, в миру Екатерина Гирст. Ее дед был ближайшим соратником Александра III, министром иностранных дел, а дядя - губернатором Киева в тот исторический момент, когда там было совершено покушение на Столыпина. Екатерине Гирст 96 лет. В молодости занималась переводами, преподавала русский, а последние несколько десятилетий отдала служению Богу в парижском православном храме Трех Святителей.
100-летие недавно отметил другой постоялец "Русского дома" - Иван Мирзоев. В 16 лет этот выпускник кадетского корпуса распрощался с Родиной, погрузился на корабль и отбыл в Шанхай. Оттуда перебрался в Югославию, работал на шахтах, а после оказался во Франции. Брался за любую работу. Мыл окна, натирал полы, окончил курсы и вплоть до пенсии работал электриком.
- Сколько себя помню, все с друзьями собирались освобождать Россию, - вздыхает Иван Николаевич. - А она сама освободилась. Без меня. Всю жизнь мечтал вернуться домой, но не сложилось.
А вот Лидия Успенская, племянница Бориса Савинкова, до своего столетнего юбилея не дожила 20 дней. Жену выдающегося иконописца Леонида Успенского недавно похоронили на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где последнее пристанище нашли многие поколения обитателей "Русского дома".
КТО ПОХОРОНЕНВ СЕНТ-ЖЕНЕВЬЕВ-ДЕ-БУА
Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский. На монументе, поставленном в 1941 году, написано: "Этот памятник воздвигнут стараниями французских издателей произведениям великого русского писателя Дмитрия Мережковского". От французов потребовалось большое мужество, чтобы написать такое в тот момент, когда их страна была оккупирована немцами.
Феликс Юсупов, князь. В свое время один из самых богатых людей не только России, но и Европы. Участник заговора против Григория Распутина.
Константин Сомов. Знаменитый русский художник. Умер в 1939 году очень богатым человеком.
Иван Бунин. Первый русский писатель, удостоенный Нобелевской премии.
Алексей Ремизов. Выдающийся русский писатель.
Владимир Потапов. Капитан 1 ранга императорского флота. Один из немногих эмигрантов, сумевших создать свое дело во Франции. Владимир Константинович поднимал затонувшие суда и на этом очень разбогател.
Виктор Платонов. Последний русский шофер в Париже. Он умер в 95 лет. За рулем сидел до 85. Французские власти позволяли ему водить машину в таком возрасте в порядке исключения.
Владимир Поляков-Байдаров. Летчик Иностранного легиона Франции. Отец Марины Влади.
Зиновий Пешков. Приемный сын Горького, брат Якова Свердлова. Единственный иностранец, которому удалось стать генералом французской армии, посланником де Голля в Китае во времена Мао.
Александр Кутепов. Знаменитый русский генерал. В могиле его останков нет. Кутепов был похищен большевиками в Париже.
Андрей Тарковский. Великий русский режиссер. На надгробии сделана надпись: "Человеку, который увидел ангела". Памятник был поставлен вдовой только через восемь лет после смерти режиссера, когда нашелся спонсор, давший на монумент 150 тысяч долларов. В 1994 году памятник открывал министр иностранных дел России Андрей Козырев.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников