09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОИСЛАВ КОШТУНИЦА: Я ЧУВСТВУЮ СВОЙ НАРОД

Иванов Дмитрий
Опубликовано 01:01 23 Декабря 2003г.

Победив на выборах президента Югославии в октябре 2000 года Слободана Милошевича, лидер

Победив на выборах президента Югославии в октябре 2000 года Слободана Милошевича, лидер Демократической партии Сербии Воислав Коштуница стал для сербов символом начала демократических перемен в стране, надежды на лучшую жизнь. В преддверии намеченных на 28 декабря внеочередных парламентских выборов Коштуница остается самым популярным политиком в республике, а его партия - основным претендентом на победу. Корреспондент "Труда" взял у него интервью.
- По вашей оценке, после демократических изменений и трех лет реформ в каком состоянии сейчас находится Сербия?
- В реальной жизни реформы отличаются от планов на бумаге. После 5 октября 2000 года в Сербии выросло число безработных. И без того маленькие зарплаты и пенсии выплачиваются с опозданием. В некоторых сельских районах пенсионеры получают свои деньги еще только за март 2002 года. Экономика находится в крайне тяжелом состоянии. Вырос внешний долг страны. Весьма велико отрицательное сальдо внешнеторгового баланса. Много и других проблем. Растет недовольство народа. И это мы почувствовали во время поездок по Сербии.
Но ситуацию можно и нужно изменить к лучшему. Прежде всего нам необходимо добиться принятия ряда важных законов, которые будут способствовать развитию экономики, уменьшат налоги. Закон должен определять, до каких пределов страна может брать в долг. Особый контроль необходим в вопросе приватизации государственных предприятий. Только создание новой законодательной базы, независимая судебная система, деполитизированная полиция могут обеспечить успех реформ.
- Какие перемены в Сербии вы ожидаете после 28 декабря?
- Я думаю, что выборы приведут к стабилизации обстановки. Некоторые политики в Брюсселе и Вашингтоне, напротив, часто указывают на возможность роста нестабильности в Сербии после выборов. Я на это отвечаю, что ситуация не может быть более нестабильной, чем сейчас. Государственные институты практически разрушены: республиканская скупщина (парламент) не работает, правительство не пользуется поддержкой большинства народных избранников. Суды и прокуратура в значительной степени зависимы от власти. Решения Конституционного суда не всегда исполняются. На работу полиции влияют интересы правящих партий. Сербия до сих пор остается без президента. Надеюсь, что после выборов республика получит скупщину, которая будет отражать настроения народа и станет работоспособной, а значит, способной к принятию новых законов, и что наиболее важно - новой конституции. Не секрет, что реформы в Сербии протекали в условиях действия старой недемократической конституции, разработанной еще во времена существования СФРЮ. Она родилась в условиях однопартийной системы и не отвечает современным реалиям. Существует конституционная хартия унии Сербии и Черногории, и новый основной закон республики должен быть приведен в соответствие с ней.
- Вы были последним президентом Союзной республики Югославии, выставляли свою кандидатуру на президентских выборах в Сербии, которые не состоялись. Видите ли вы себя теперь в роли премьер-министра?
- Я думаю, что еще рано говорить об этом. Давайте дождемся результатов выборов. Для нас сейчас важнее появление работоспособной скупщины и создание нормального правительства. Выставляя свою кандидатуру в конце прошлого года на президентских выборах в Сербии, я, прежде всего, имел в виду, что республика нуждается в усилении государственности. Время показало, что я прав. К сожалению, из-за бессмысленного избирательного ценза (должно проголосовать не менее 50 процентов населения, имеющего право голоса. - Д.И.) выборы были признаны несостоявшимися.
- Как вам видится внешняя политика Сербии и Черногории?
- Я всегда выступал за проведение умеренной и сбалансированной внешней политики. Особое внимание здесь нужно обратить на взаимоотношения с Евросоюзом, имея в виду, что Сербия и Черногория являются частью Европы и стремятся присоединиться к ЕС. Конечно, необходимо сотрудничество со всеми постоянными членами Совета безопасности ООН. С одной стороны с США, особенно принимая во внимание их сегодняшнее значение в мировой политике, с другой - с Россией и Китаем. К сожалению, в последнее время в нашей внешней политике преобладал односторонний вектор. Теперь необходимо развернуться к Европе. При этом не упуская из виду, что и Россия ее часть. В интересах Сербии и Черногории и некоторые другие направления международной интеграции. В частности, присоединение к программе "Партнерство ради мира". Мы имеем негативный опыт во взаимоотношениях с НАТО (вспомним бомбардировки Югославии весной 1999 года). Поэтому думаю, что не стоит в настоящее время рассматривать возможность вступления в Североатлантический альянс. Но программа "Партнерство ради мира" - нечто другое. Мы должны вспомнить и о странах третьего мира, где Югославия всегда имела хороших экономических партнеров.
- Можете ли вы особо выделить какое-либо направление из общего контекста сербско-российских отношений?
- Я всегда выступал за более существенное присутствие России на Балканах. Конечно, сегодня оно не может быть таким же, как это было в XIX или ХХ веках, и это не в интересах РФ. Но ее присутствие очень важно для нормального соотношения сил в регионе, мира и стабильности. Важна и та поддержка, которую Россия оказывает унии Сербии и Черногории, ее роль в миротворческих миссиях на Балканах, а также ее участие в международных конференциях, определивших будущее региона. Прежде всего говорю о Дейтонской мирной конференции, положившей конец войне в Боснии и Герцеговине, работе Контактной группы. Присутствие России в регионе подразумевает две вещи: ее заинтересованность в этом, а также желание и готовность к этому наших властей. Я думаю, что с нашей стороны в последнее время эта заинтересованность была недостаточна.
- Вы несколько раз встречались с Путиным. Каковы ваши впечатления от этих встреч, чем запомнился вам российский президент?
- Путин произвел на меня сильное впечатление. Мне представляется, что в его личности собрано несколько качеств важных для президента такой страны, как Россия. Следует отметить авторитет президента Путина как политика, который основывается на отличном понимании им роли России, значения государственных институтов, важности сочетания традиции и обновления в русской истории и культуре. Важен и его уважительный подход к мультиэтническому составу великой страны. Часто случается, что большая политика начинает вытеснять из государственного деятеля человеческое начало. В разговорах с Владимиром Путиным у меня сложилось впечатление, что у него нет противоречия между двумя этими понятиями. С одной стороны он, несомненно, сильный государственник, а с другой, оставляет ощущение теплой и сердечной славянской души.
- Какая из российских политических партий вам наиболее близка? С кем поддерживаете контакты?
- Демократическая партия Сербии сотрудничает с "Единой Россией". После объявления результатов парламентских выборов в РФ мы с чувством удовлетворения направили поздравления ее лидерам и президенту Владимиру Путину. Надеюсь, что после парламентских выборов в Сербии это сотрудничество будет только развиваться. Кроме того, мы поддерживаем контакты и с другими российскими политиками. Например, я хорошо знаком с одним из лидеров блока "Родина" Дмитрием Рогозиным.
- За время пребывания на посту президента Югославии изменилось ли у вас отношение к себе? Насколько хорошо вы чувствуете свой народ?
- Думаю, что я нисколько не отдалился от простых людей. Уверен, что это самый правильный путь для власть имущих, чтобы не совершать ошибок или по крайней мере минимизировать их. По-другому я бы не смог жить, такова моя жизненная философия.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников