«Работающий человек не должен быть бедным!»

Фото: globallookpress.com

Глава ФНПР Михаил Шмаков искал ответы на жгучие вопросы


Председатель Федерации независимых профсоюзов России Михаил Шмаков в формате интернет-видеоконференции провел разговор с членами профсоюзов. А темы подсказала сама жизнь: это то, о чем люди говорят на улице, в автобусе, на работе или дома на кухне.

Наибольшее количество вопросов касалось, конечно же, пенсионной реформы. Вот, к примеру, как остро и наступательно был сформулирован вопрос от Тамбовской областной организации Профсоюза работников госучреждений и общественного обслуживания: «Почему ФНПР допустила повышение пенсионного возраста?» На что Михаил Шмаков ответил так:

— Скажу сразу: никакой пенсионной реформы нет. Произошло повышение пенсионного возраста. За это решение голосовала не ФНПР. ФНПР свою точку зрения высказывала неоднократно, приводя все аргументы в пользу того, что этого делать не надо. А голосовали за местные законодательные собрания, которые поддерживали этот законопроект, когда он был вынесен на обсуждение. И депутаты Государственной думы, которые представляют в том числе и ваши регионы. К сожалению, мы получили тот результат, который получили. И в целом теперь это решение скажется негативно на положении граждан, пенсионеров.

Вопрос от Евгении Балабановой, возглавляющей пресс-центр Федерации профсоюзов Ставропольского края: «С принятием закона о повышении пенсионного возраста тема закрыта или эта вопиющая несправедливость нуждается в исправлении?»

— Закон принят, и сейчас трудно уповать на то, что его в ближайшее время изменят. Пенсионный возраст повышался не только в России. Но поскольку повышение пенсионного возраста налагает дополнительную нагрузку и напряжение на рынок труда, к сожалению, мы прогнозируем, что многие люди, у которых возраст выхода на пенсию повышается, не смогут найти нормальную работу.

Нам действительно нужна пенсионная реформа. Те правила, по которым сегодня начисляются пенсии, имеют в своей основе советскую пенсионную систему. Сегодня во многом изменился и рынок труда, появились новые профессии, для которых нынешняя пенсионная система не подходит. Это самозанятые, лица свободных профессий и многие другие. Реформа пенсионной системы в последние годы приостановилась, хотя ее концепция была принята еще в 2012 году. А то, что произошло, — это, повторю, не реформа, а лишь повышение пенсионного возраста. Необходимо менять принципы и правила начисления пенсии. Надо проводить настоящую пенсионную реформу.

Вопрос от члена первичной профсоюзной организации аппарата Федерации профсоюзных организаций Кузбасса Михаила Махнева: «В своем манифесте «желтые жилеты» в ходе протестов во Франции написали: «Франция — страна, богатая отважными и трудолюбивыми людьми, мы не заслуживаем жить в нищете». Наступит ли время, когда профсоюзы России смогут записать что-то подобное, например, в Генеральное соглашение?»

— Мы внимательно наблюдаем за тем, что происходит во Франции. Дело в том, что культура протестов в разных странах разная: у нас одна, во Франции — другая, в Германии — третья. Сам лозунг, который сейчас произносят французы, у нас звучит по-другому, причем не первый год: «Работающий человек не должен быть бедным». И я считаю, что на этом пути у нас есть значительные сдвиги. Мы с вами больше 10 лет выступали за то, чтобы минимальный размер оплаты труда был не ниже прожиточного минимума. Мы этого добились. Закон принят такой, который автоматически предписывает в зависимости от инфляции повышать минимальный размер оплаты труда. И это уже сейчас произошло, в 2019 году. Теперь мы должны сделать следующий шаг — менять методику определения прожиточного минимума. Надо переходить от минимальной потребительской корзины к минимальному потребительскому бюджету.

Как я уже неоднократно говорил, и это записано в наших документах, в решениях Генерального совета ФНПР, минимальный потребительский бюджет по той методике, по которой пока его считают факультативно, дает результат в денежном выражении примерно вдвое больше, чем нынешний прожиточный минимум. То есть порядка 25 тысяч рублей в месяц. Конечно, инфляция и на него влияет, и чем больше будет инфляция, тем больше будет подниматься эта цифра денежного выражения. В нашем Генеральном соглашении, которое сейчас действует, предусмотрено, что мы должны вступить в трехсторонние переговоры, работодатели — профсоюзы — правительство, по пересмотру методики определения прожиточного минимума, минимального потребительского бюджета, стремиться приравнять прожиточный минимум к минимальному потребительскому бюджету. Такая группа создана, она работает.

Вопрос от председателя профсоюзной организации Минтрудсоцзащиты Алтайского края Валентины Геннадьевны Шадриной: «В России продолжается процесс социального расслоения общества с вопиющей разницей в доходах и ростом налоговой нагрузки на основную часть работающего населения. Какие конкретно меры принимает ФНПР для решения проблемы налоговой нагрузки для населения с низкими доходами и для населения со сверхдоходами?»

— Позиция ФНПР однозначна, и это записывается в наших требованиях. Мы — за прогрессивный подоходный налог, поскольку такая мера прибавит социальной справедливости в жизнь. Мы против роста тарифов ЖКХ. И правительству, и соответствующим министрам, и президенту, и премьер-министру мы постоянно говорим о том, что недопустимо основную фискальную нагрузку возлагать на бедных. Мы говорим об этом и депутатам Государственной думы: нельзя принимать такие законы, которые увеличивают нагрузку в виде обязательных платежей на тех, кому она не под силу. Ведь с ростом тарифов не происходит роста заработной платы. И мы видим своей задачей добиваться, чтобы рост заработной платы был опережающим. Нам нужно плотнее работать с депутатами Государственной думы, с сенаторами, с естественными монополиями, которые устанавливают соответствующие тарифы на газ, на воду, на электроэнергию и т. д.

За два часа председатель ФНПР ответил на более чем 50 вопросов, поступивших от профсоюзных активистов.




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?