07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РЕКА-НЕДОТРОГА

Ивойлова Ирина
Опубликовано 01:01 25 Апреля 2007г.
Росприроднадзор направил в Генеральную прокуратуру России материалы по подмосковной Барвихе, где чиновники продали под дачи земли государственного лесного фонда. В Самаре приватизирована набережная, в Волгограде власти готовы продать пойму Царицы ("Труд" писал об этом в номере за 17.04.2007). Берега Москвы-реки давно превратились в стройку века. Вроде бы логично - жилья же катастрофически не хватает. Но есть и оборотная сторона: элитные кварталы на побережьях с каждым годом отвоевывают у людей все больше жизненного пространства. Таблички "Только для ТСЖ" звучат как "Только для белых". Прогулка по берегу становится недоступным видом отдыха. Почему?

Вопросов на эту тему не любят ни чиновники, ни сотрудники правоохранительных органов. Особенно в Москве. После каждой скупой фразы просят: "Вы мою фамилию не называйте!" Один объяснил: "У нас такие законы, что строить на берегу вроде нельзя. Но если очень хочется, то можно". В Москве и Московской области, по данным Росприроднадзора, третья часть водоохранных зон застроена коттеджами. Есть водоемы, к примеру Пяловское водохранилище, которое почти полностью окружено частными владениями - дома занимают 70 процентов береговой территории.
Как это ни парадоксально, Водный кодекс России, принятый в 2006 году, действительно разрешает стройки в водоохранных зонах. Но оговаривает множество условий: здания должны располагаться не ближе чем 50-500 метров от воды в зависимости от размера водоема, строишь дом - будь любезен позаботиться об очистительных сооружениях и разрешительной документации. Сплошь и рядом нарушаются все три условия. И, кроме того, право каждого из нас пользоваться так называемой общей территорией берега, к которой всего-то и причисляется полоса в 20 метров от воды.
Евгений Кузмичев, руководитель управления особо охраняемых природных территорий департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы, рассказал, что современные постройки в столице, как правило, имеют разрешительные бумаги, а вот старые, особенно военных лет, часто находятся в водоохранных зонах на птичьих правах. Но как бы там ни было, считает Евгений Павлович, заборы возле берегов недопустимы: "Никаких захватов и ограждений тут быть не может. Каждый человек должен иметь возможность пройти к реке, пруду". Но заборы и шлагбаумы есть! И не только в Москве.
Не видать нам красавицы Волги и не пить нам из Волги воды?
В старом фильме "Волга-Волга" звучит песня:
"Пусть враги, как голодные волки,
у границ оставляют следы, -
не видать им красавицы Волги
И не пить им из Волги воды".
Врагов и сегодня немало. В Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуре "Труду" рассказали, что в отличие от московских коллег защищать водоемы и прибрежные леса им приходится довольно часто. За последние годы подано более 500 исков о незаконном строительстве дач и коттеджей.
К примеру, предприимчивые граждане Самары в лесах так называемой первой группы (к ней относятся леса, растущие возле рек) втихаря организовали на Волге гаражный кооператив. Был большой скандал на Иваньковском водохранилище. Там богатые граждане понастроили коттеджей и огородили их заборами так, что жители местных деревень оказались практически отрезанными от водохранилища. Закончилось все печально. В деревне сгорел дом из-за того, что пожарные не смогли подъехать к воде. По решению суда приставы снесли заборы, но богатеи не растерялись - поставили сетки-рабицы. Приезжает проверка - сетки убирают, уезжают проверяющие - заборы, вот они, стоят снова!
О том, что борьба за прибрежную землю идет нешуточная, говорит и такой факт: Веру Солдатову, прокурора этой самой Волжской природоохранной прокуратуры три года назад наградили именным "макаровым". Она стала второй женщиной в прокуратуре, которая получила огнестрельное оружие.
Отвори потихо-о-о-ньку калитку...
Получается, у желающих вырваться из железобетонных лап мегаполиса нет шансов отдохнуть у речки? Берег, конечно, общий, но как на него попасть, если кругом частные владения?
В "Айболите-66" пелось, что "нормальные герои всегда идут в обход". Но обходить элитные кварталы, растянувшиеся, к примеру, вдоль Москвы-реки, или топать два километра мимо частной набережной Саратова вряд ли кому хочется. И не надо! Можно предъявить в суде свои права на речку. В законодательстве существует понятие сервитута. Сервитут - установленное законом право ограниченного пользования чужим имуществом, например право прохода по земельному участку соседа. Или к частному двору. Суд вправе заставить собственника открыть калитку тому, кто хочет пройти к реке, а то и вовсе убрать забор, который стоит на пути к водоему.
Обращали внимание на то, что во многих школьных дворах, которые спрятаны внутри кварталов, есть узкие проходы или открытые насквозь калитки? А в деревнях или старых дачных поселках, которые строили еще по правилам, можно найти тропинки между заборами, которые ведут к речке, на пляж. Такие же должны быть во всех частных владениях, расположенных на берегу.
"До прудов и рек дело пока не дошло, а вот коммунальные кухни и коридоры часто становятся предметом судебного разбирательства", - рассказал "Труду" прокурор Дмитрий Михайлов. Суды признавали права жильцов коммуналок на свободное передвижение по коридору, который, как и речка или берег, тоже считается местом общего пользования, и обязывали нарушителей убирать с пути шкафы и сундуки.
Так почему бы не потребовать открыть двор или частные владения, преграждающие путь к пляжу или парку? Ведь, если разобраться, наша земля - та же коммунальная квартира, только очень большая. И нормально жить в ней можно только в том случае, если учтены интересы всех соседей. А то ведь шкаф, стоящий в общем коридоре, недовольные соседи могут и опрокинуть!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников