Эксперт: Российский флот в 10 раз слабее американского

К 2020 году в России должно быть построено 100 кораблей и подводных лодок. Фото: РИА Новости
Валентин Пашин, научный руководитель НИИ имени Крылова, академик, Герой России
Статья «Корабли постоят - и ложатся на курс»
из номера 103 за 25 Июля 2012г.
Опубликовано 01:52 25 Июля 2012г.

Что надо сделать, чтобы вернуть России статус морской державы?


— К пароходам у меня пристрастие с детства: родился на Волге, в Саратовской области. Папа — судовой механик, плавал и до войны, и в войну. После школы я поступил в «корабелку» — Ленинградский кораблестроительный институт. Окончив этот замечательный вуз, в 1960-м пришел в Центральный НИИ имени Крылова, головной институт судпрома, где получали путевку в жизнь все корабли и суда нашей страны. Полвека с лишним, проведенные в отрасли, позволяют взглянуть на проблемы отечественного судостроения объективно и заинтересованно.

На заре своей инженерной деятельности я занимался программами автоматизации и проектированием судов на воздушной подушке, подводных крыльях и экранопланов — судов, которые двигаются с большой скоростью над различной поверхностью. Тогда мы построили несколько десантных экранопланов: «Орленок», ракетоносец «Лунь», спасатель. В Нижнем Новгороде и сейчас есть ЦКБ по судам на подводных крыльях и завод, которые готовы к постройке экранопланов как оборонного назначения, так и для перевозки пассажиров и грузов. Вспоминаю об этом, чтобы подчеркнуть: и сегодня возрождение военного и гражданского флота должно происходить параллельно. Госпрограмма вооружений до 2020 года предусматривает трех-, четырехкратное увеличение средств на обновление военной техники — 5 трлн рублей на 10 лет. Выделяются беспрецедентные средства на перевооружение предприятий. Завершается постройка новых головных кораблей. Но не спешите аплодировать!

Соотношение ВМФ России и США — 1:10

Нынешнее состояние российского ВМФ и судостроительных предприятий вызывает серьезную озабоченность. По количеству и качеству состав морских сил общего назначения снизился до минимального уровня. Пополнение морских стратегических ядерных сил затягивается. Сроки постройки кораблей не удовлетворяют флот. Много претензий к стоимости головных кораблей и их качеству. В период своего расцвета (до середины 1980-х) наша судостроительная промышленность обеспечивала годовой выпуск морской техники для ВМФ общим водоизмещением более 300 тысяч тонн, а гражданских судов — до 550 тысяч тонн грузоподъемности. В конце 1980-х у нас практически был паритет с США. Из совокупного мирового тоннажа военно-морского флота по одной трети принадлежало Советскому Союзу и США, треть — всем остальным.

У нас были прекрасные разработки. Мы первыми применили крылатые ракеты на подводных и надводных кораблях, превзошли всех в скорости и глубине погружения подводных лодок. Наши корабли всегда отличались хорошими скоростными качествами, надежностью корпусных конструкций. Наработанных мощностей хватило почти на 20 лет...

А что сегодня? Наш оборонный потенциал в соотношении с американцами — 1:10, а с учетом всех союзников США — 1:15. К 2020 году должно быть построено 100 кораблей и подводных лодок, в том числе: стратегические ПЛ (2 типа), многоцелевые АПЛ, неатомные ПЛ (2 типа), фрегаты (3 типа), корветы (4-5 типов), десантные корабли (2 типа), десантные вертолетоносцы и др. Предусмотрены крупные ремонты кораблей и подводных лодок. В постройке и ремонте находится свыше 50 типов. Примерно столько же приходится на гражданскую морскую технику. Для сравнения: «бедные американцы» планируют в 2011-2020 годах строить 5 типов боевых кораблей и 2 типа десантных. И все!

Что из этого следует? Прежде всего надо срочно закончить разработку долгосрочной программы военного кораблестроения (до 2040 года) с выделением этапа до 2020 года. При этом сокращать количество типов боевых кораблей и подводных лодок. Это позволит перейти к массовому строительству серийных единиц с твердо установленной ценой. Ведь создание головных кораблей обходится в полтора-два раза дороже, не говоря уже об увеличении сроков...

Другим обязательным условием должно стать прекращение заказа кораблей практически со 100-процентным оснащением новыми комплексами радиоэлектронного вооружения и оружием. Общепризнанным в мире считается такое оптимальное соотношение: до 20-30% новых разработок, остальное — из уже принятого на вооружение. Тем более в цене корабля доля комплексов РЭВ и оружия доходит до 70-80%. И конечно же, необходимо упорядочить систему ценообразования и ужесточить дисциплину исполнения гособоронзаказа.

Принуждение к инновациям

Теперь о мирном. В 1980-х СССР занимал второе место в мире по количеству торговых судов, четвертое место в мире по их тоннажу (25,8 млн тонн). В 2000-х дедвейт (грузоподъемность) сократился втрое, а средний возраст 3898 судов под российским флагом вдвое выше, чем у заграничного флота. Больше половины их выработали срок эксплуатации.

Сегодня постройка судов на российских верфях дороже, чем на зарубежных. Нас «топит» устаревшее оборудование, технологическая отсталость. Не говоря уже о набивших оскомину налоговых и кредитно-финансовых обстоятельствах: у нас кредитные деньги «стоят» больше. Как быть?

Мы в институте, разрабатывая стратегию развития судостроения на долгосрочный период, просчитали вариант: а если российских судовладельцев с помощью дотации заинтересовать в размещении заказов на наших верфях? Наши суда дороже импортных примерно на 25-30%, и если эти 25-30% государство доплатит судовладельцам в качестве компенсации, выгода все равно очевидна. 200 тысяч человек, работающих в судостроительной отрасли, получат загрузку и достойную зарплату. Плюс налоги. Это и есть «принуждение к инновациям», только не административным путем, а экономическим.

В наступившем десятилетии необходимо построить 1400 единиц гражданского флота: от плавучих буровых платформ и морских комплексов для добычи полезных ископаемых на шельфе, ледоколов, танкеров и газовозов, рыбопромысловых и научно-исследовательских судов до морских и речных пассажирских и грузопассажирских скоростных судов и паромов, в том числе на воздушной подушке. В общей сложности на Программу развития гражданской морской техники судпрому до 2020 года выделено порядка 1,5 трлн рублей.

Говорить о том, что Россия уже готова к такому объему работ, пока рано, но идти-то к этому надо. К тому же есть типы судов, на которых исторически специализируется наш судпром. Это не только сухогрузы. У нас богатейшие традиции по постройке рыбопромысловых судов. Безусловно, мы конкурентоспособны в танкеростроении. Серии продуктовозов Адмиралтейских верфей тому подтверждение. Совсем недавно обозначилось перспективное направление: постройка газовозов типа LNG для перевозки сжиженного природного газа, особенно в высоких широтах.

Вообще суда для арктического флота — наша ниша. А ледоколы, между прочим, исконно российская продукция. Тут мы можем все, от а до я, сделать сами.

Ориентация — Север!

ЦНИИ имени Крылова доказал свою конкурентоспособность. Сейчас мы делаем все, чтобы укрепиться на самом современном уровне разработок морской техники. Существенно обновили компьютерную технику, закупили систему автоматизированного проектирования. Разработали буровые платформы, построенные на Выборгском судостроительном заводе. Более двухсот солидных работ выполнили для нефтегазовой отрасли (наши партнеры — «Газпром», «Роснефть», «Новотэк» и другие). По проектам Крыловского института спущено на воду и достраивается судно для арктических-антарктических экспедиций на Адмиралтейских верфях, судно-снабженец — на стапелях Комсомольска. Ну а два ледокола, которые построены на Балтийском заводе («Санкт-Петербург» и «Москва»), отвечают самым высоким стандартам. Нами спроектирован и будущий флагман Северного морского пути. Главная его особенность — двухосадочность. Таких ледоколов в мировой истории еще не было!

Недавно Минобрнауки провело комплексное обследование всех федеральных целевых программ страны. И получилось, что программа развития морской техники оказалась лучшей по количеству и качеству определяющих индикаторов (новации, патенты, ноу-хау, технологии). На вложенный государством рубль самая большая отдача именно в судостроении. Поэтому так важно не снижать темпов, укрепить научно-производственный потенциал, мобилизовать имеющиеся резервы и двигаться вперед, чтобы Россия вновь расправила плечи как великая морская держава.

Об авторе

Валентин Михайлович Пашин — один из ведущих создателей отечественной морской техники. Возглавив Крыловский центр в переломном 1990-м, он сумел сохранить коллектив, уникальную научную школу и экспериментальную базу, что особенно востребовано сейчас, в период трудного возрождения российского флота — военного и гражданского... Сегодня Валентину Михайловичу исполняется 75 лет, с чем его «Труд» сердечно поздравляет!

 








Каких ответов вы ожидаете от Прямой линии с Путиным?

Погода
день9-11°C1-3м\с З
ночь0-2°C1-3м\с Ю
Курсы валют
USD 36.08
EUR 49.89