18 августа 2017г.
МОСКВА 
24...26°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 59.25   € 69.65
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСАНДР НАЗАРОВ: ЧУКОТКА - ТЕРРИТОРИЯ ХХI ВЕКА

Щуров Василий
Опубликовано 01:01 25 Августа 2000г.
На днях правительство в экстренном порядке выделило из бюджета 1,2 миллиарда рублей на "северный завоз". Короткое полярное лето на излете, а только в Эвенкии и Тыве, на Чукотке и Сахалине удалось запасти больше половины угля и мазута, необходимого для зимовки. Многим отдаленным российским регионам грозят голод и холод. Почему? О проблемах "северов" - наша беседа с Александром НАЗАРОВЫМ, губернатором Чукотки и главой Комитета по делам Севера Совета Федерации.

- Александр Викторович, каждую зиму караваны машин сквозь пургу героически пробиваются к замерзающим поселкам. Неужели нельзя на Севере жить и работать без надрыва?
- Знаете, без огромного напряжения сил и, не побоюсь этого слова, без героизма никогда бы наши предки не покорили этот суровый край. Не стоит забывать, что живем мы не в Индии и не в Техасе. 80 процентов российской земли - это Север и приравненные к нему территории, а в Арктике тем более условия экстремальные. Природа так распорядилась, что у нас "девять месяцев зима", мы вынуждены работать в мороз и пургу. Поэтому проблема выживания на Севере стояла всегда. Другое дело, что не нужно самим себе создавать сложности, чтобы потом их героически преодолевать.
- Имеете в виду финансирование "северного завоза" по остаточному принципу?
- Главные трудности, над которыми мы бьемся сегодня, связаны со стратегическими ошибками в освоении Севера. В советские годы нефть, уголь, газ, другие ресурсы добывались в европейской части России, потом в Западной Сибири. До серьезного производственного освоения других территорий руки не ходили. Дальний Восток насквозь милитаризован, здесь хозяевами были военные.
У нас, на Чукотке, основным производством считалась добыча золота. Но как разрабатывались месторождения? Первым делом закладывались школы, детские сады, другие социальные объекты, затем завозились горнорабочие, которые строили временные поселки. И когда в России начались реформы, приватизация, вся эта "социалка" превратилась в балласт. Он сначала посадил предприятия в долговую яму, а сегодня, когда коммунальные объекты перешли в ведение муниципальной власти, пробивает громадную брешь в бюджете. Для сведения: на Крайнем Севере содержание жилья в 6-7, а иногда в 12 раз дороже, чем в средней полосе.
- Может, было бы дешевле жить где-нибудь в Приморье, на промысел прилетать вахтовым методом?
- Вот именно. Мы сделали анализ экономики Севера и пришли к выводу, что сегодня в условиях рынка нельзя осваивать наши края так, как это делалось прежде. Во-первых, в государственной политике имеет место недооценка здешних минерально-сырьевых ресурсов и тех затрат, которые требуются на их разработку. Во-вторых, если исходить из потребности в рабочих руках, то Север перенасыщен населением. На Чукотке, скажем, живут 75 тысяч граждан, а оптимально надо бы сегодня иметь 70 тысяч... У нас рынок должен быть подчинен экономической логике, здравому расчету. У человека, живущего на Севере, должна быть работа. Иначе пребывание там и все лишения, которые выпадают на его долю, теряют всякий смысл.
Точно так и для предприятий основным критерием на Севере должны быть целесообразность, эффективность. Есть немало производств, которые могут в условиях Заполярья приносить прибыль. А громоздкому, неэффективному производству места быть не должно.
- Так что же - людей переселять, поселки закрывать?
- Не следует пороть горячку. Для начала надо четко разграничить национальные поселения и те райцентры, что основаны переселенцами, осваивавшими Север. Я считаю, что на Чукотке должны быть постоянными только коренные жители, населявшие веками эту землю. В освоении Арктики, хотим мы того или нет, неизбежна фигура временщика - и в царские, и в советские времена ехали сюда люди на сезон-другой, чтобы заработать. Это нормально. Теперь надо, во-первых, создать высокий уровень комфорта в северных мегаполисах, а во-вторых, принять такие законы, чтобы пребывание временных работников на Севере не обходилось слишком дорого бюджету. И чтобы тот, кто занимается предпринимательской деятельностью, оставлял значительную часть дохода на Севере - для поддержки аборигенов, которые там живут и работают.
- Речь, как я понимаю, идет о создании законодательной базы для подъема престижа труда северян, для привлечения инвестиций...
- Ряд таких законов нам удалось подготовить и принять, но этого слишком мало. Требуется изменить саму концепцию, сам государственный подход к освоению Крайнего Севера. Пересмотреть все функции этих регионов и даже, возможно, пойти на реструктуризацию государственного управления. Дать больше прав национальным муниципальным образованиям, а потом посмотреть, как лучше, эффективнее местным субъектам Федерации работать в составе России. После такой переоценки станет понятнее, что и как нам делать с северными территориями, чем здесь заниматься приезжим и местным жителям...
- Ну с местными, наверное, ясно - разведением оленей, которые чукчей веками кормили-поили.
- С оленями тоже не все просто. В начале 90-х годов была допущена страшная ошибка, когда стада оленей раздали в частные руки. Этими "рогатыми паями" наделяли и тех, кто кочевал по тундре, и тех, кто давно осел в городе. Ну и пошло-поехало - скот резали, сдавали за бесценок перекупщикам мясо, шкуры. В итоге стадо уполовинили, едва вовсе не извели оленя.
Три года местная власть боролась за то, чтобы восстановить свое влияние. И мы сегодня наконец получили контрольный пакет акций во всех оленеводческих хозяйствах. Создана заново система поддержки оленеводов - от дотаций, племенной работы до заготовительных пунктов. В результате за последний год поголовье оленей выросло на 20 тысяч. Но потребуется несколько лет, чтобы восстановить потери.
- Вы не раз бывали на Аляске, присматривались к тамошним порядкам. В чем разница? Что мешает так же жить по эту сторону Берингова пролива?
- Думаю, у нас можно жить не хуже. Надо проложить хорошие дороги, параллельно взяться за обустройство национальных сел, дать аборигенам возможность работать - охотиться, рыбачить, заниматься промыслами.
А главное, повторяю, на уровне государственной политики сформировать приоритеты по отношению к Северу. У нас с утра до вечера крутят американские фильмы, но ни в одном из них преступников в качестве наказания не ссылают на Аляску. Почему? Там местный житель только за то, что работает в суровом краю, имеет такие льготы, какие на "Большой земле" никому не снились. Всякий, кто рискнул вложить деньги в развитие Севера, получает налоговое освобождение, государственные гарантии инвестиций. Будет у нас так - капитал на Чукотку придет. И мы, наконец, по-настоящему займемся ее освоением - культурным, бережным, эффективным.
- Вы верите, что так когда-нибудь будет?
- Почему же нет? У нас есть золото, в недалекой перспективе - добыча нефти, угольные шахты, работающие на внутренний рынок. И при этом мы только-только прикоснулись к природным богатствам Чукотки, она для нас все еще "тэрра инкогнита", неведомая земля. Я уверен, что это - территория ХХI века. Поэтому издеваться над ней, как это было до последнего времени, больше нельзя - потомки нам не простят. Нам надо строить, как я сказал, дороги, создавать эффективное теплоэнергетическое хозяйство, комфортные условия с минимальными затратами в социальной сфере. И, конечно, укреплять государственность. Иначе можем потерять Чукотку. Если мы отсюда уйдем, то на наше место придут другие.


Loading...



Фильм «Матильда» получил прокатное удостоверение. Ну как, смотреть пойдете?