04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕРДЦЕ МУЖЧИНЫ

Давид Георгиевич Иоселиани - врач от Бога. Последние десять лет руководит Научно-практическим центром интервенционной кардиоангиологии. Больных с инфарктом сюда везут круглосуточно. Про сердце профессор Иоселиани знает все.

- Давид Георгиевич, вот только самые известные трагедии нынешнего лета: актер Андрей Краско, телеведущий Андрей Разбаш, журналист популярной газеты... Все - в расцвете сил. И во всех случаях смерть почти внезапна: остановилось сердце. Да и по официальной статистике неожиданная смерть от инфарктов и сердечных приступов у мужчин случается гораздо чаще, чем у женщин. Почему так? Ведь чисто анатомически сердце мужчины и сердце женщины вряд ли чем-то отличаются?
- Женское обычно чуть меньше по размеру, но отличия совсем небольшие. И, конечно, они не влияют на работу сердечно-сосудистой системы. Дело в ином: в образе жизни, нервных перегрузках, в отношении к собственному здоровью.
- Но ведь Андрей Разбаш, например, снял цикл программ об авиации, ему приходилось самому летать и сниматься в воздухе. Перед полетами он наверняка проходил медкомиссию...
- Я не знаю деталей именно этой трагедии. Могу только выразить глубокие соболезнования близким А. Краско и А. Разбаша, такой ранний уход из жизни - страшное несчастье. Но в целом, боюсь, вы рассуждаете наивно. Чаще подобные проверки "для справки" проводятся чисто формально. Но, конечно, возможна и другая ситуация. В сосуде уже могла быть "бляшка", но заболевание еще никак не проявлялось. А потом из-за тромба сосуд внезапно закрылся - и все, конец.
КОВАРНЫЙ ВОЗРАСТ
- Давайте поговорим о коварном мужском возрасте - примерно с 45 до 55 лет. Ясно, что для тех, кто "состоялся" в профессии, это период самой активной деятельности: есть опыт, еще хватает энергии, чтобы работать в полную силу. Говорят, коварство в том, что к этому возрасту человек обычно "накапливает" какие-то болячки - но еще не склонен всерьез задумываться о здоровье, прислушиваться к собственному организму.
- Да, вы правы. Мы все, за редким исключением, наплевательски относимся к своему здоровью. И в первую очередь это относится именно к мужчинам. Хотя сводить все к этому тоже нельзя. Действительно, "мужские" инфаркты случаются чаще и все в более раннем возрасте. И в какой-то мере женщинам все же помогает физиология. Специалисты знают, что гормональный фон охраняет женщин детородного возраста от развития атеросклероза и, соответственно, инфарктов. У них в этом возрасте и инсультов тоже меньше.
- А вам не кажется, что природа вообще дала женщине больше защитных механизмов? Ведь сердечные недуги связаны со стрессами. А женщину, возможно, спасает способность выплеснуть накопленное напряжение. Некоторые ученые склонны считать, что даже слезы - тоже один из таких способов защиты от чрезмерных нагрузок.
- У меня нет статистики. Конечно, "закрытый" человек, который всегда сдерживает свои эмоции, страдает больше. Но, как мне кажется, не это ложится в основу заболевания. Факторов, влияющих на развитие недуга, всегда много. Один из главных - наследственность. И если понимать это широко, то, возможно, именно генетически в нас заложено то, что женщина должна меньше болеть такими болезнями.
Второе - образ жизни, мы никуда от этого не денемся! Несмотря на разговоры о полном равноправии мужчины и женщины, к счастью, мы не во всем еще сравнялись. Женщина, слава Богу, не позволяет себе таких нагрузок, как мужчина. Дело даже не в работе, я имею в виду выпивки, обильную еду, курение. К тому же женщины в целом больше следят за своей внешностью и, в частности, за весом. А ведь лишние килограммы - это очень серьезный фактор риска. Женщина и физически более активна. После работы бежит в магазин, крутится по хозяйству, встречает-провожает детей... Не сидит часами у телевизора! А ведь недостаток движения - тоже важный фактор риска.
- Давид Георгиевич, и все же я не могу этого понять: неужели бывает, что болезнь вплоть до инфаркта никак не проявляется? В семье моих знакомых случилась трагедия. Человек в том самом "коварном" возрасте, никогда раньше не жаловавшийся на сердце, поехал на дачу - дорожки от снега почистить. А на обратном пути успел только доехать до поста ГАИ и попросить вызвать "Скорую". Помочь ему не смогли...
- Увы, это классическая картина возникновения инфаркта. Скорее всего, в сосуде сердца была бляшка, возможно, не очень явная, не причинявшая боли. А когда человек начал копать снег, сердце стало работать более активно, возросшее напряжение сосудов вызвало повреждение бляшки и нарушение кровотока. При этом боль возникает не сразу, человек иногда даже не успевает понять, что произошло. Такие трагедии, к несчастью, вовсе не редкость. Поэтому я и твержу везде и всюду: чтобы не случилось беды, человек должен после 35 - 40 лет хотя бы раз в год проходить обследование.
УВАЖАЕМОЕ СЕРДЦЕ, РАЗРЕШИТЕ ПОЗНАКОМИТЬСЯ!
- Давид Георгиевич, обследование - понятие широкое. Помню, несколько лет назад все твердили, что важнее всего контролировать уровень холестерина в крови. Это правда? Или нужно просто регулярно делать электрокардиограмму?
- Есть несколько обследований, с помощью которых можно довольно точно определить состояние сердца и сосудов. Уровень холестерина - показатель важный, но не определяющий, он не дает нам информации о состоянии сосудов. Первый обязательный шаг - обычная кардиограмма. Это как знакомство с вашим сердцем - фамилия, имя, отчество. Шаг второй: надо в течение суток записывать электрокардиограмму. Для этого существует портативный мониторчик. Он фиксирует электрокардиограмму пациента в течение 24 часов. Почему это так важно? Обычная кардиограмма, когда человек ложится и расслабляется на несколько минут, не может выявить скрытых неполадок. А в течение суток фиксируется работа сердца в разных ситуациях - человек работает, отдыхает, нервничает, курит, есть-пьет, поднимается по лестнице... Мы получаем полную картину кровоснабжения сердца в привычных для человека условиях. Если ничего тревожного не обнаружено, то можно быть примерно на 60 процентов уверенным, что у человека все в порядке. Но только на 60, а не на 90 процентов! Почему? Потому что обычно человек не дает сердцу максимальных нагрузок. Значит, нам нужно сделать еще одно важнейшее исследование: кардиограмму с нагрузкой, на беговой дорожке или на велосипеде. Вот если и тут мы не выявим ничего тревожного, то можно с высокой степенью уверенности - на 90 - 95 процентов - сказать пациенту: "Сердце у вас в порядке, приходите через год". Если же у него плохая наследственность (допустим, отец рано умер от сердечного недуга), то попрошу прийти через полгода. И в любом случае назначу ему аспирин, потому что он разжижает кровь и снижает риск образования тромба.
Эти исследования - главные. Если же человек пришел первый раз, то нужно сделать еще и ультразвуковое исследование, чтобы посмотреть анатомию, строение сердца - получить его "фотографию". Но "ультразвук" не надо повторять ежегодно, если у пациента за это время не случилось какого-то сердечного заболевания.
УСЛЫШАТЬ СИГНАЛ ТРЕВОГИ
- Что ж, вроде все понятно. Но понятно и то, что люди редко приходят к врачу в прекрасном самочувствии - так уж мы устроены. Нужен хоть какой-то сигнал тревоги, который намекнет о возможных проблемах. Неужели организм никак не предупреждает о них?
- Предупреждает. Но нужно услышать этот сигнал. Стандартных рецептов нет. Надо просто замечать перемены в себе самом, любые неприятные ощущения, которых раньше не было. Например, еще месяц назад ты запросто поднимался пешком на шестой этаж, а теперь почему-то задыхаешься. Это уже сигнал тревоги. Боли может и не быть, но человек вдруг чувствует какой-то дискомфорт, в какой-то момент вдруг говорит: "Надо же, не могу продохнуть!" Это тоже тревожный симптом.
- Внезапная остановка сердца случается не так уж редко. Довольно часто сердечный "мотор" удается снова "завести". И фактор времени в этой ситуации - решающий. Значит, все зависит от того, успеет ли приехать "скорая"?
- Не только. Во многих странах в местах скопления людей - на вокзалах, в аэропортах, на стадионах - есть дефибрилляторы. Потому что в таких местах чаще бывают эпизоды внезапной остановки сердца. И при минимальной подготовке, например, сотрудники аэропорта могут вовремя оказать первую помощь и спасти человека. Нам тоже надо внедрять такую практику. И я буду по мере сил добиваться этого в Москве.
- Сейчас идет мощная реклама биологических добавок (например Альгении). Они действительно могут помочь профилактике сердечных недугов?
- Я их никогда не видел, кто их изучал - не знаю. В стандартах лечения - ни у нас, ни за рубежом - ничего подобного нет. Как я могу это рекомендовать?! Хотя я всегда готов участвовать в проверке новых препаратов или методов. Например, недавно Юрия Михайловича Лужкова в одной из поездок в восточные страны познакомили с целителями, которые активно используют метод диагностики по пульсу. Он предложил нам разобраться с этой методикой. И мы будем заниматься этим вместе с институтом имени Курчатова, с академиком Евгением Велиховым. Надо усовершенствовать прибор, который уже существует. Вполне возможно, что получится нечто полезное. Я бы с интересом пообщался с кем-то из таких целителей, но они ведь нас избегают.
ДИНАСТИЯ - ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО
- Давид Георгиевич, знаю, что ваш отец принимал участие в знаменитых сеансах, когда Анатолий Кашпировский на расстоянии обезболивал пациентку во время операции. Можно вспомнить об этом?
- Да, отец делал ту операцию в Тбилиси. Всех подробностей я могу не знать. Но, во-первых, я абсолютно уверен в честности отца. Во-вторых, ручаюсь, что эти операции действительно проходили без наркоза и болевого шока не было. Впрочем, меня это не удивляет. Кашпировский явно обладает даром гипноза, а это большая сила.
- В вашей профессии неизбежны частые перегрузки - и физические, и нервные. А сами вы знаете моменты, когда вашему сердцу труднее всего? Во время операции?
- Конечно. Это тяжелейшая нагрузка и физическая, и эмоциональная. Малейшая ошибка может привести к смерти человека. А смерть больного - это и твоя смерть. Какая-то частица тебя умирает с каждым больным, это правда. Если, конечно, ты нормальный человек, а не проходимец. Вот сегодня был очень тяжелый пациент. Я два часа пытался открыть хоть один сосуд... Конечно, физическая нагрузка тоже очень большая - стоишь три-четыре часа в предельном напряжении. Да еще на тебе 10 килограммов свинца. Мы же работаем под рентгеном, нужна защита: специальные фартуки, шапки, очки. Наши методики щадящие для пациента, но, увы, не для врача.
- Дорогой доктор, позвольте спросить, а когда вы делали кардиограмму самому себе?
- Давно. Но я врач, я хорошо себя знаю, знаю все симптомы. Иногда профилактически принимаю какие-то препараты. Ну и в целом, конечно, слежу за собой.
- Насколько я знаю, ваша семья - династия медиков?
- Да, отец был известным в Грузии врачом, директором Института хирургии. У меня и дед, и прадед - все были известными хирургами. И с материнской стороны дед был врачом, и мама тоже врач.
- Отец хотел, чтобы вы стали доктором?
- Конечно. А какой врач не хочет, чтобы сын продолжил его дело? Я тоже своего сына приводил в клинику, он работал тут санитаром. Кстати, очень старался. Но ко мне в операционную ни разу не зашел, мне даже было немножко обидно. Но я не настаивал. Что же делать, значит, ему неинтересно. А заставлять ни в коем случае нельзя, это трагедия, если человек будет заниматься не своим делом. Я же люблю свою работу. От всего сердца!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников