Красавцы под белыми парусами

Фото: Moscow-Live.ru

Зачем они и в нашем ХХI веке бороздят моря?


«В мире нет прекраснее команд, чем «Убрать верхний марсель!» или «Ослабить фор-стень-стаксель!». Переплетение пеньковых канатов и парусины — самая прекрасная из конструкций, какими мы можем восхищаться в нашу индустриальную эпоху» — такими словами итальянский мореплаватель и писатель Витторио Г. Росси предварил мою книгу о современных больших учебных парусниках — и в них нет ни капли преувеличения.

Большое счастье, что эти красавцы под белыми парусами дожили до наших не слишком романтичных времен. Ведь еще в начале ХIХ века неуклюжие пароходы стали решительно вытеснять изящные, с удивительной гармонией скроенные клиперы. Увы, скорость самых быстроходных из них не дотягивала до 20 узлов. А после Второй мировой дело шло уже к полному закату золотой эпохи парусников. К счастью, нашлись страны, где, несмотря на высокую стоимость содержания таких судов, все же решили сохранить их для учебных целей.

Спросите: зачем? Подготовка офицера флота состоит не только в обучении управлению современным судном. Среди людей этой мужской профессии особо ценятся мужество и сила духа. Издавна в морском ремесле характер закалялся в повседневном труде на реях, в непрестанном противоборстве со стихией, плавании по бурлящему морю, лабиринту из мелей, островов и скал, в тумане или при шквальном ветре. И, несмотря на технический прогресс, лучшего способа не найдено — только суровые испытания способны превратить курсанта училища в настоящего морского волка.

«Мальчишка, выходящий под парусами в море, сходит на берег мужчиной», — справедливо заметил американской адмирал Джон Берген. А Джозеф Конрад, капитан парусника и выдающийся писатель-маринист, подчеркивал факт формирования у особенных людей, каковыми являются моряки, таких качеств, как закалка, смелость, сила и выносливость. Он также говорил, что именно на паруснике человек лучше всего усваивает урок смирения по отношению к непредсказуемому и всегда опасному морю.

...Однажды на датском фрегате «Данмарк» мне довелось попасть в шторм в районе Азорских островов. Кругом воцарился сущий ад, стены воды с грохотом обрушивались на палубу, вой ветра и удары волн заглушали команды. Желудок подступал к горлу. Матросы аврально скатывали паруса. Повисшие между небом и бушующим морем курсанты коченеющими от сырого холода руками с огромным трудом собирали промокшую, тяжелую парусину, прижимали ее животами и старались привязать к мачтам. Хотя уже для того, чтобы просто удержаться на рее, на 20-метровой высоте, требуется сочетание ловкости акробата с несгибаемой волей. А что говорить о продолжительной работе, когда при яростной качке мачта вибрирует и бросает висящего матроса, как на гигантских качелях! Сегодня, как и прежде, именно этот бесценный опыт наилучшим образом развивает ответственность и чувство локтя, укрепляет веру в собственные силы.

Впрочем, большой парусник не только колыбель будущих капитанов. Это еще и место, где культивируются давние традиции, составляющие правила поведения. Негласный морской кодекс не оформлен юридически, но всегда соблюдается людьми на борту. Учебное судно также играет роль посла страны, выполняет представительские функции, поднимает престиж флота.

В мире сегодня осталось меньше 40 таких парусников. На шести из них реет российский триколор: «Седов», «Крузенштерн», «Мир», «Паллада», «Надежда», «Товарищ». Заход расцвеченного флагами фрегата в порт на любой географической широте сопровождается торжественным ревом корабельных сирен. Обычно для парусника отводят самый престижный причал. Такое судно всегда приковывает внимание и вызывает восторг у толп посетителей.

С середины прошлого века на планете проводятся слеты под названием «Операция Парус». В программе — регаты, захватывающие спортивные соревнования. Но главное в том, что причастные к миру парусов люди становятся побратимами, их связывает нечто большее, чем общая профессия и увлечение. Особые дружеские отношения связывают экипажи разных стран.

И еще одна особенность: когда такой корабль с парусами появляется в пределах видимости пассажирского судна, капитан непременно изменит курс и подойдет к паруснику, чтобы пассажиры могли насладиться неповторимым романтическим зрелищем.

На итальянском фрегате мне рассказали про удивительную встречу посреди Атлантики. На закате к паруснику подошел американский авианосец, с борта которого спросили азбукой Морзе: «Что это за судно?» «Америго Веспуччи», — был ответ. Тогда сигнальный фонарь опять замигал: «Вы самый красивый корабль из тех, что мы встречали в морских просторах». В качестве приветствия и в знак уважения на авианосце спустили на полумачту звездно-полосатый флаг...

P.S. Между тем выйти в море под большими парусами — не такая уж неосуществимая мечта. Известный журналист и телеведущий Михаил Кожухов в своем «Клубе путешествий» организовал уникальный проект: недельное путешествие на российских парусниках «Крузенштерн» и «Седов». Представьте: обычный человек получает место в кубрике и попутный ветер в паруса. Свыше тысячи счастливчиков уже воспользовались такой возможностью испытать себя и обрести ни с чем не сравнимые ощущения. Зачем? Сам Михаил, перечисляя причины для того, чтобы хотя бы раз выйти в море на большом парусном судне, выделил среди прочих возможность «познакомиться со штучными людьми — на берегу такие встречаются, но крайне редко, а на корабле — каждый второй». А еще остаться с самим собой на неделю, без мобильного телефона, соцсетей и открыть в себе нечто такое, о чем и сам не подозревал. И вдруг понять, что детская романтика никуда от тебя не уходила — просто ждала своего часа...




Большинство жителей Екатеринбурга поддержали перенос места возведения храма, выяснил ВЦИОМ.