Шницель по-министерски

Глава Минпромторга Денис Мантуров в своих зарубежных командировках в расходах не стесняется. Фото: globallookpress.com

Российское чиновничество, не преуспевшее в развитии страны, любит пускать пыль в глаза


В Европе всерьез заговорили о снятии санкций с России. Хотя бы частично, начиная не с отраслей и компаний, а с физических лиц — всего в санкционном списке 183 бизнесмена и чиновника высшего ранга. Причиной называют растущую неэффективность санкций. Так что, глядишь, полегчает? Но тут мне вспоминается старый советский анекдот, где ребенок спрашивает отца: «Папа, водка подорожала — значит, ты будешь меньше пить?» «Нет, — отвечает отец, — это вы с мамкой будете меньше есть!»

В России все как в том анекдоте. Статистика шестой год подряд констатирует снижение реальных доходов населения, а в бизнесе за последние два года количество обладателей состояний в миллиард и более долларов выросло с 77 до 106 человек. Богатеют не только миллиардеры. По данным Forbes, совокупное состояние 200 лидирующих российских предпринимателей за 2018-й выросло на 25 млрд — до 485 млрд долларов.

И чиновники из санкционных списков продолжают шиковать пуще прежнего, на зависть европейским коллегам. Антикоррупционная организация «Трансперенси Интернешнл Россия» опубликовала данные, согласно которым одно лишь Министерство промышленности и торговли РФ в 2016-2017 годах потратило на проживание своих сотрудников в лучших зарубежных отелях не менее 19,2 млн рублей. Пример показывает лично министр Денис Мантуров: в зарубежных командировках селится в номерах президент-класса ценой от 218 тысяч рублей в сутки (The Ritz-Carlton в Джакарте) до 1,388 млн (The Peninsula Shanghai в Шанхае). И все, естественно, за государственный счет, хотя сам министр — человек небедный: за 2018 год декларировал доход в 443 млн рублей и шесть автомобилей. Кстати, на службе Мантуров первым из российских министров пересел на супердорогой президентский Aurus...

Российское чиновничество, не преуспевшее в развитии страны, любит пускать пыль в глаза, а 50-кратное и более превышение министерских доходов над среднероссийскими считается нормальным. Президент Владимир Путин в ходе «Прямой линии» объяснил: «Если мы сейчас просто возьмем и резко понизим уровень заработной платы чиновников, министров, мы не найдем достаточно квалифицированных кадров. Они все разбегутся по частным конторам или за границу уедут... Не будет приниматься эффективных решений и некому будет их реализовывать». Президенту виднее, хотя трудно представить, как Дмитрия Медведева зовут помочь вытянуть из кризиса экономику любой другой страны, а Анатолию Чубайсу звонит глава Apple и умоляет перейти к нему в компанию для разработки принципиально новой модели айфона... Но Путин сказал еще кое-что принципиально важное. Во-первых, «разница не должна быть колоссальной». Во-вторых: «Я буду оценивать работу своих коллег по тому, чего нам удастся добиться... Результаты должны чувствоваться уже сейчас, в этом году... Это должно отражаться и на уровне доходов, и на заработных платах...»

Если приложить обозначенные критерии, допустим, к Денису Мантурову, который уже 12 лет находится на госслужбе, получится явная нестыковка. Ибо в 2012-м (его первом «министерском» году) доходы главы ведомства составили 103,8 млн рублей, и к нынешнему году они выросли более чем в четыре раза. А промышленный рост в стране, за что, собственно, и отвечает министр, все эти годы не превышал 3-4%. В прошлом году правдами и неправдами наскребли 2%, что не помешало личным доходам министра вырасти вдвое. А среднероссийский годовой заработок они превысили в 1165 раз.

Такой разрыв между личными финансовыми успехами и результатами труда чиновников типичен. А с будущего года заработки российских госслужащих будут повышаться автоматически — в соответствии с только что подписанным президентским указом «Об основных направлениях развития госслужбы». По данным Росстата, на конец 2018 года в стране насчитывалось 692 тысячи региональных, 299 тысяч муниципальных и 38,3 тысячи федеральных госслужащих. Они получали в среднем в месяц 49,4 тысячи (+7,7% к 2017 году), 42,1 тысячи (+7,9%) и 126,6 тысячи рублей соответственно.

Для сравнения: в Саратовской области средний заработок — 26 364 рубля, в Тамбовской — 24 840, в Алтайском крае — 24 330, в Курганской области — 26 502, в Ивановской — 24 353 рубля. Учтем, что за этими «средними по больнице» цифрами скрыто много лукавства, данные по регионам рассчитывались вкупе с тамошними чиновничьими заработками и без них окажутся еще меньше.

Но теперь у миллиона с лишним российских чиновников повсеместно на 20% вырастут должностные оклады — с будущего года они составят не 40%, как сейчас, а 60% заработка. Благодаря этой «рокировке» вырастут пенсии за выслугу лет, которые и нынче втрое-вчетверо выше пенсий обычных россиян.

К тому же наши «чиновные» с успехом занимаются бизнесом. И потому у министра культуры Владимира Мединского в декларации значатся почти 42 млн рублей дохода в 2018 году — и более 36 млн у супруги. У министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева зафиксирован доход в 183,8 млн (а у его супруги — еще 38,2 млн). И так далее.

P.S. Американский президент Дональд Трамп до избрания главой США тоже был очень удачливым бизнесменом. Но за первые два с половиной года своего правления, несмотря на перманентные войны с Конгрессом, ему удалось значительно снизить налоговую нагрузку на граждан и предприятия, чтобы вернуть в США капиталы из офшоров. Отмена более тысячи ограничительных норм в госрегулировании экономики способствовала экономическому росту и созданию новых рабочих мест — сейчас безработица в США находится на самом низком уровне с 1969 года. Улучшение многих других макроэкономических показателей также налицо.

А чем могут похвастаться наши министры? Разве что счетами за отели, которые оплачиваются из казны.

Нужно ли тушить пожары в Сибири?