Триллион на мелкие расходы

Фото: © Nikolay Gyngazov, globallookpress.com

Возраст выхода на пенсию россиянам повысили, а в бюджете Пенсионного фонда снова почему-то зияет дыра


Денег на пенсии в России постоянно не хватает, хотя изначально ПФР учреждался в 1990 году именно для решения этой проблемы — обеспечить стабильное финансирование пенсионной системы. Но уже через год после создания фонд получил первую дотацию из федерального бюджета, в 2001 году этот трансферт составил 34 млрд рублей, в 2002-м — 381,1 млрд, в 2011-м — 2,4 трлн. И далее по возрастающей. В августе 2018 года, когда обсуждалась пенсионная реформа (с повышением возраста выхода на пенсию), бизнес-омбудсмен Борис Титов заявил, что одной из главных причин нехватки средств на выплату пенсий в России являются непомерные и бессмысленные расходы на содержание Пенсионного фонда РФ, а само существование ПФР в условиях развития информационных технологий — анахронизм. Функции фонда Борис Титов предложил передать Казначейству России и МФЦ. Его не услышали.

В проекте бюджета ПФР на 2021-2023 годы почти половину его доходов (9,67 трлн) составят федеральные дотации в 4,12 трлн рублей. В 2022-2023 годах трансферты Пенсионному фонду составят по 4,3 трлн. А эксперты прогнозируют: в 2024-2026 годах поддержание пенсий на текущем уровне с возможностью их пересчета только в пределах инфляции потребует увеличения трансферта из федерального бюджета не менее чем до 5 трлн ежегодно. То есть не к буханке добавят краюшку, а наоборот.

Но не мечтайте, что громадные дотации сделают пенсионеров сильно богаче: по расчетам ПФР, средний размер пенсий в России повысится с 17432 в 2021-м до 19283 в 2023-м. То есть добавка составит около 600 рублей в год — не разгуляешься. И хотя Россия еще четыре года назад подписала Конвенцию № 102 Международной организации труда, устанавливающую минимальный коэффициент замещения пенсий на уровне в 40% от зарплаты, ее выполнение в нашей стране откладывается как минимум до 2050 года:

Зато есть другой повод для гордости. Штат Пенсионного фонда России составляет 121670 человек (по другим данным — 109 тысяч). В США с населением вдвое больше российского и объемом пенсионных и социальных выплат почти в 9 раз выше аналогичная организация Social Security Administration состоит лишь из 60 тысяч человек. В Японии (численность населения — 126,7 млн) пенсионная служба Nihon Nenkin Kikou обходится персоналом в 27 тысяч, из которых в штате трудятся 15 тысяч, остальные работают по временным контрактам. В Швеции, чья пенсионная служба считается наиболее эффективной в мире, этой работой занята 1 тысяча человек.

Зато российские пенсионные служащие размещены в шикарных офисных дворцах — 33 региональных отделения ПФР считаются лучшими билдингами страны. По данным Счетной палаты, здесь на каждого чиновника приходится в среднем по 17,4 кв. метров служебной площади. Хотя даже для федеральных органов власти страны существует норма в 9 кв. метров, а общероссийские стандарты СанПиН еще вдвое меньше.

Любопытная деталь: в августе 2014 года, когда из-за недостатка денег в пенсионной копилке была заморожена накопительная часть пенсий российских граждан, в ПФР выявили перерасход бюджетных средств по контрактам на строительство и ремонт региональных отделений в размере 2,5 млрд. А в прошлом году Следственный комитет арестовал управляющего отделением Пенсионного фонда Красноярского края Дениса Майбороду, за крупный откат купившего новое здание для филиала ПФР в Ленинском районе Красноярска за 130 млн рублей, почти вдвое выше реальной цены.

Сегодня немалая часть нескромных пенсионных офисов сдается в аренду, нередко по серым схемам, с перекладыванием выручки в карманы пенсионных начальников. Кстати, зарплатой эти люди тоже не обижены: еще в прошлом году ПФР запланировал повышение расходов на содержание своих специалистов с 78,7 млрд в 2019-м до 83 млрд в 2020-м. То есть «сумма про-писью» у пенсионных чиновников ныне должна быть в полтора раза выше среднероссийской, у руководителей — вдвое-втрое. На обслуживание самого Пенсионного фонда ежегодно тратится около 1,5% всех пенсионных накоплений россиян — десятки миллиардов рублей. Так что не напрасно ПФР называют самым убыточным учреждением в стране. Хотя создавался он, повторю, с прямо противоположной целью.

Понятно, что основными статьями дохода ПФР являются пенсионные взносы работодателей и работников. Но все ли работодатели добросовестно отчисляют положенные взносы за работников? Проверка 2014 года показала: каждый четвертый работник, зарегистрированный в системе обязательного пенсионного страхования, был застрахован формально, работодатель за него не платил. Всего лишь одна поверхностная ревизия обнаружила в стране 20 млн таких неплательщиков!

Правда, начиная с 2018-го ПФР избавился от этого контроля — теперь пенсионные взносы от предприятий идут не напрямую в ПФР, а сначала в Налоговую. И Налоговая подает данные в Пенсионный — сколько от кого поступило. Как сообщила Генпрокуратура, в 2019-м прокурорами санкционировано около 10 тысяч решений о наложении ареста на имущество неплательщиков налогов на сумму около 25 млрд рублей. Но это были «налоговые» деньги. А что же пенсионные?

В прошлом году Минфин заявил о намерении в ближайшие три года побороться с серыми зарплатами, с которых не платятся взносы. По его оценке, эти неплатежи достигают 5 трлн рублей — почти четверть фонда оплаты труда. Всю нагрузку на труд — а она в России одна из самых высоких среди сопоставимых по уровню развития стран — берет на себя добросовестный бизнес. За счет «обеления» теневых заработков можно получить 50-70 млрд дополнительных доходов. Как обещают в Минфине, сочетая повышение издержек уклонистов со снижением нагрузки на добросовестных плательщиков, можно выровнять конкурентные условия для бизнеса. И, добавим, пополнить пенсионную копилку.

Есть еще один источник сбора денег на повышение пенсионных выплат — коррупционные (криминальные) капиталы. Два года назад Госдума приняла закон, по которому средства, конфискованные в рамках борьбы с коррупцией, а также от распоряжения и реализации конфискованного и иного имущества, полученного в результате коррупционных преступлений, зачисляются в бюджет ПФР и направляются на выплату страховых пенсий. Комментируя новость, в Пенсионном фонде тогда заявили: «Согласно статистике предыдущих лет, среднегодовой объем конфискованных средств, поступивших в федеральный бюджет, составляет порядка 300 млн рублей. То есть в ближайшие шесть лет бюджет Пенсионного фонда может получить в общей сложности до 1,8 млрд дополнительно. На наш взгляд, идея направить конфис-кованные у коррупционеров средства на повышение пенсий, сколько бы их ни было, носит нравственно-идеологический, человеческий характер».

Но оставим «нравственно-идеологическую» тему, когда речь идет о пенсионных деньгах. Тем более что суммы из «коррупционного источника» могут оказаться куда больше. Совсем недавно новый генпрокурор Краснов заявил, что только в прошлом году по итогам контроля за расходами чиновников судами удовлетворены иски прокуроров о взыскании в пользу государства имущества на сумму свыше 20 млрд. И это минимальная стоимость конфиската. А реальная цена может оказаться выше в разы и на порядки — в зависимости от того, как организована реализация неправедно нажитого.

Впрочем, этого никто не знает. Два года назад в СМИ появилась информация: Росимущество потратило на хранение конфискованного имущества больше, чем получило от его продажи. Причиной оказалось отсутствие единого хозяина конфиската: изъятием и реализацией занимались таможенники, судебные приставы, ФСБ, Росрыболовство, прокуратура: Не обходилось без жульничества: в Новосибирске стоимость шести наручных часов известных брендов сначала оценили в 136 тысяч рублей и лишь по результатам повторной оценки после скандала — в 1,3 млн, в 10 раз выше. И это лишь один маленький пример:

И вот полтора года назад у этого добра появился один хозяин — Пенсионный фонд РФ. Но до сих пор у него, видимо, руки не дошли до организации публичных аукционов, с которых можно по реальной цене реализовать элитные квартиры, дачи, авто и прочее добро:

параллели

Норвежский пенсионный государственный фонд в 2019 году заработал рекордные 180 млрд долларов, показав рост доходов за год почти на 20%. Рыночная стоимость фонда превысила 1,1 трлн долларов. Ему принадлежат 1,5% всех акций в мире, он владеет долями в более чем 9 тысячах компаний. Самую значительную долю в портфеле занимают бумаги Apple, Microsoft, Alphabet (холдинговая компания Google), Nestle и Amazon.com. А Пенсионный фонд России может похвастаться лишь доходом 2018 года от банковских депозитов в размере 7,2 млрд рублей.

P.S. Экономисты подсчитали: если обыкновенный россиянин не будет перечислять деньги в ПФР, а со старта трудовой деятельности начнет самостоятельно класть их на депозит (даже при не самых выгодных ставках), то к выходу на пенсию у него будет капитал, который будет приносить ему в виде процентов порядка 40 тысяч рублей в месяц. А это куда больше, чем любая пенсия. И не придется кормить нахлебников, распоряжающихся нашими взносами и бюджетными субсидиями.

 



Должна ли вакцинация от коронавируса быть обязательной?