Лайма Вайкуле: "Я известная гонщица. Мой спидометр всегда зашкаливает"

Статья «Лайма Вайкуле: "Я известная гонщица. Мой спидометр всегда зашкаливает"»
из номера 054 за 31 Марта 2009г.
Опубликовано 01:01 31 Марта 2009г.
Лайма не любит отмечать день рождения, считая его прежде всего праздником родителей. Она не устраивает гала-концертов и пышных торжеств. Обычно улетает за тридевять земель либо приходит к своему другу Владимиру Винокуру, благо две звезды родились в один день - 31 марта. Накануне дня рождения Лайма побеседовала с "Трудом".

- Лайма, многие звезды позволяют себе приезжать на концерт за полчаса-час до своего выхода, а вы всегда появляетесь намного раньше. Сколько времени обычно занимает у вас мейк-ап?

- Три часа.

- А если выходите на две-три песни?

- Три часа, даже если выхожу на три минуты. Для телевидения делается мейк-ап посветлее, для концерта - более насыщенный, чтобы в последнем ряду было видно. Причем три часа - это минимум, в принципе можно и все пять.

- Ну не мазохизм ли - пять часов просидеть у зеркала?

- Это же целый ритуал, а не просто желание намазаться. Так вот и настраиваешься на концерт.

- Вы человек компьютеризированный?

- Одно время любила компьютерную игру пасьянс. Превосходное средство отключить мозги, сравнимое с несколькими таблетками элениума. А вообще-то я всего этого побаиваюсь - компьютера, интернета, ТВ. Время от времени собираюсь даже все файлы стереть, не включать телевизор, не открывать газеты. Просто чувствую, какое зло во всем этом. Но я привыкла смотреть новости, причем на всех каналах, ничего не могу с собой поделать, хотя понимаю, что наполняюсь отрицательными эмоциями, расстраиваюсь, огорчаюсь.

- Известна ваша любовь к братьям нашим меньшим...

- Благодаря моим собакам я прониклась любовью ко всем животным и ненавистью к тем людям, которые способны мучить и унижать братьев наших меньших. Я хочу что-то сделать для выброшенных, оказавшихся на улице собак. Постоянно им помогаю - дома, на гастролях. С того момента, как перестану петь, наверное, займусь проблемами животных.

- Вы однажды чуть не утонули...

- Да, мы с Андреем (продюсер и гражданский супруг. - "Труд") попали в переплет, когда были с друзьями на озере. Вообще-то мне не нравится это живодерство, называемое ловлей рыбы. На рыбалке обычно сажусь на весла, и в этом спортивный интерес. В тот раз мы попали в ураган. Все произошло моментально. Пошел ливень, который смыл бы любой грим в одну секунду. Озеро стало огромным морем: ты не видишь, где берег, над головой открывается небо, все вокруг ревет и грохочет, а ты находишься в резиновой лодочке.

Когда я почувствовала, что лодка полна воды, меня охватила паника. Тогда Андрей как-то переполз ко мне и сменил на веслах. Повел себя мужественно. Не обращая внимания на ураган, кричал мне: "Спокойно, все будет хорошо". Греб, греб, и мы нашли берег. Наши друзья на берегу, почуяв неладное, включили фары машин, и, несмотря на жуткий ил, мы добрались до цели.

Я тогда поняла, что любая попытка противодействия стихии - это очень страшно. Вдруг сознаешь, какой ты на самом деле муравейчик.

- А другие экстремальные ситуации случались в вашей жизни?

- В 16 лет я отправилась с друзьями-музыкантами на юг, на гастроли, и там мы попали в аварию, в перестрелку. Двое наших ребят угодили за решетку. Мы боялись домой возвращаться: что скажем родителям этих ребят? Решили дождаться суда. Я села тогда на хлеб и воду - полгода голодала. Нет, не в знак протеста, просто на еду денег не было. Мы были взрослыми детьми, не понимая, что, наоборот, надо домой спешить, всех на ноги поднимать:

- Правда, что у вас в Риге угнали "Мерседес", а угонщиков не нашли?

- Не нашли, но они наказаны... Их отравили. Мне об этом экстрасенсы рассказали (улыбается), и я почему-то верю.

- Давно вы за рулем?

- Лет с 19. Я известная гонщица. (Смеется.) Никогда не буду находиться сзади, если есть возможность объехать. Мой спидометр постоянно зашкаливает.

- Вас любят зрители и в России, и в Латвии. А кто из сильных мира сего к вам питает симпатии?

- Часто вспоминаю Анатолия Собчака. Был мэром Петербурга, популярным политиком, но при этом не считал зазорным приходить на мои концерты с роскошными букетами. Однажды прямо из аэропорта примчался в зал "Октябрьский", чтобы подарить мне цветы. Когда ему исполнилось 60, он жил в Париже, был в опале, и на свой юбилей решил приехать в Ригу на пару дней - поближе к Питеру. Прекрасно помню тот наш семейный ужин: никаких торжеств, разносолов, кроме доброго французского шампанского.



О предложениях для голосования по поправкам в Конституцию знают менее четверти россиян (по данным ВЦИОМ). А вы о них знаете?