Необычайные приключения итальянцев в «Зазеркалье»

Ольга Шуршина в роли мадам Баттерфляй. Фото автора

Петербургский театр замахнулся на Россини, Доницетти и Пуччини, а вот ничего русского москвичам не спел


В Москве завершились гастроли санкт-петербургского детского музыкального театра «Зазеркалье», проходившие с 27 сентября по 1 октября. Коллектив этот, один из самых творчески активных в Петербурге, всегда желанный гость на столичной сцене. А о значении нынешних пяти гастрольных вечеров достаточно сказать, что ими открылась программа Первого фестиваля «Видеть музыку», организованного Ассоциацией музыкальных театров России.

К сожалению, из-за плотного графика фестиваля не удалось посетить все гастрольные спектакли театра – знакомство с «зазеркальными» постановками «Джанни Скикки» и «Директора театра», видимо, еще впереди. Но и увиденного достаточно, чтобы поделиться впечатлениями и сделать некоторые выводы.

Прежде всего – руководство коллектива, видимо, считает одной из основ своего нынешнего курса освоение итальянского репертуара: к нему относятся четыре из предложенных шести названий. О первой из показанных работ, «Мадам Баттерфляй» Пуччини, я уже имел удовольствие писать. Коротко повторю, что эта продукция, не поразив воображение смелыми переосмыслениями (да и нужны ли они, если речь о театре для детей, где те, скорее всего, ВПЕРВЫЕ знакомятся с классическими шедеврами), захватила в первую очередь дирижерским прочтением Павла Бубельникова – тонким вслушиванием в вокальные и оркестровые детали, умением протягивать эмоции, не ослабляя их напряжения. Что очень важно в этой драме с малым количеством внешних событий, но огромной глубиной страсти и нравственного смысла.

Затея Дона Помпонио (Александр Подмешальский) повысить рейтинг телеканала La Gazzetta вызвала головную боль у него же самого

Следующие два представления вернули нас еще почти на век назад, в эпоху бельканто. Здесь «Зазеркалье» совершило исторический прорыв – впервые в России поставило оперу Россини «Газета, или Брак по объявлению». Правда, произведение это, как правило, не включают в списки главных удач автора «Севильского цирюльника», но все же – его писал тот же самый мастер и даже в тот же самый год, только семью месяцами позже.

Петербургская постановка до удивления точно скалькировала в себе эти особенности опуса: ее делал тот же коллектив, что и другие, более удачные продукции театра, но результат вышел изрядно уязвимым. Прежде всего – на запутанность (если не сказать путанность) интриги с тремя влюбленными парами наложилось радикальное осовременивание сюжета: действие перенесли из газетной редакции 1816 года в телестудию 2016. Сам по себе ход, обыгрывающий «рифму» дат и вечность проблем, стоящих перед журналистами, может быть, даже изящен, но дело губит невнятное донесение певцами текста, что особенно ударило по восприятию речитативов, исполняемых по-русски. Эти фразы, в отличие от итальянских стихов арий, не дублировались на табло и процентов на 60 до публики (по крайней мере до автора этих строк) не дошли. А то, что дошло, конечно, позабавило балаганной разухабистостью («Пора посылать за шкаликом – наш рейтинг зашкаливает» или «Получай пощечину – между нами все кончено!»), но, боюсь, к подлинному либретто имеет мало отношения.

Однако, когда речь о Россини, главное все же – не как поставлено, а как поют. Здесь успех сугубо переменный. Убедителен баритон Сергей Романов (охранник Филиппо). Бас Александр Подмешальский – не только обладатель приличного голоса, но и хороший комический актер. Дамир Закиров в роли рок-звезды Альберто все делает аккуратно, хотя тенор его – совсем не белькантовый (впрочем, где в России найдешь настоящий белькантовый тенор?).

Спектакль «Любовный напиток» вышел динамичным и стильным. В центре - Елена Миляева (Адина) и Дамир Закиров (Неморино)

Сопрано Ольги Васильевой (дочь директора телеканала Лизетта) слабовато и бедновато по тембру. Меццо-сопрано Дарьи Росицкой (Дораличе, дочь уволенного директора) цепляет слух слишком резким вибрато. Что же до Екатерины Курбановой (секретарша телеканала мадам ля Роз), то такой потрясающей женщине-вамп для успеха даже петь не обязательно, тем не менее она это делает, обнаруживая неплохое, хотя и не очень большое меццо.

Некоторые сцены отделаны великолепно – например, таинственно-осторожный «секстет слепого угадывания партнера»: большой ансамбль, идущий, замечу, без оркестра, но ни на сотую тона не смазанный исполнителями. Однако чаще, чем хотелось бы, исполнение оставляло ощущение неотшлифованности – вокальной, да и актерской: многовато суеты и недостаточно смысла. Это уже недоработка и дирижера Анатолия Рыбалко (хотя чисто оркестровые фрагменты звучат у него отлично), и режиссера Софьи Сираканян.

Совсем другое впечатление произвел на следующий день «Любовный напиток». Правда, режиссерское решение Александра Петрова и художницы Наталии Клёминой придать действию колорит итальянского неореализма (коммунальный дворик, велосипеды, граммофон с записью Карузо) сильно оригинальным не назовешь. Но стилистически оно выполнено достаточно чисто. Что же до музыкальной стороны, то могу только снять шляпу. Нет, у нашего знакомого Дамира Закирова (Неморино) бельканто не прорезалось, но мы же понимаем: «Зазеркалье» – не «Ла Скала». Зато подтвердили свое реноме обладатели низких голосов – баритон Владимир Целебровский (сержант Белькоре), бас Дулькамара (бас Алексей Сазонов). Сопрано Елены Миляевой (Адина) поначалу огорчило уже знакомым нам распространенным недостатком – резким мелким вибрато. Но партия, особенно виртуознейший дуэт героини с шарлатаном Дулькамарой, настолько «впета» и прожита! Лишь в самом конце, в последней арии (той, что идет под вкрадчивый аккомпанемент струнного пиццикато) начались обидные сбои интонации – видимо, певица просто устала от огромного напряжения роли.

Что же до дуэтов с яркой полифонией характеров (например, строчащий жизнерадостной скороговоркой сержант – исходящий кантиленными ламентациями герой), или чудесного хорика интриганок, или стретты Неморино, Адины, Дулькамары и хора, то это – великолепные примеры проникновения в дух и букву итальянской комической оперы и интонационный мир одного из ее знаменитейших представителей – Доницетти. Респект дирижеру Аркадию Штейнлухту!

Спектакль «Ноев ковчег» по-детски ясен и красив

Наконец, о светлой коде гастролей – одноактной опере Бенджамина Бриттена «Ноев ковчег». Это одно из самых радостных произведений композитора, вообще-то чаще пребывавшего в состоянии мрачности и сарказма (достаточно вспомнить его знаменитый «Поворот винта»). Все дело в том, что здесь сочинитель обращается прежде всего к детям, а именно в этих редких случаях его лицо озаряла улыбка (Простая симфония, Путеводитель по оркестру). Ну а детскому музыкальному театру такое прописано самой его природой. Нет, в «Ное» тоже много страниц партитуры окрашено в грозовые тона – ведь описывается всемирный потоп. Но главная краска в этом спектакле – детские голоса, которые принадлежат воспитанникам музыкально-театральной студии «Зазеркалья» и поддержаны ансамблем струнных инструментов младших классов Музыкального лицея Комитета по культуре Санкт-Петербурга, ансамблем блок-флейт (ученики различных школ города) и другими юными и взрослыми силами. Александру Петрову и Наталии Клеминой хватило такта не перегружать сцену обилием деталей, сделав действо по-ораториальному строгим. Ведь полифонических сложностей хватает в самой музыке – зато как уверенно ведут в этом многоголосном океане свой музыкальный корабль дети под руководством опытного маэстро Аркадия Штеунлухта!

Напоследок – замечание, оно же пожелание. Все-таки хотелось бы услышать-увидеть «Зазеркалье» в русском репертуаре. Пока из отечественной классики в афише театра – только «Иоланта» и «Петя и волк» (к тому же не доехвашие нынче до Москвы). Прекрасно, но маловато для одной из культурных столиц России. Разве дети не в состоянии оценить красоту и драму «Евгения Онегина», «Русалки», «Снегурочки» и других великих русских опер?

Оксана 28 Ноября 2016, 17:00
Суть в том, что она идет, про её качество никто не говорил. Это раз. Во-вторых, мне казалось,что Маску не раздают направо и налево просто так.. ну, уверена, у Вас на этот счёт будет особое, свое мнение о неверности моих предположений.
Да и дифирамбы, которые автор поет мужским голосам выглядят очень странно.. порой от пошлости качества их исполнения становилось невыносимо грустно..
Иванович 10 Октября 2016, 13:13
Оксана, видел я эту Снегурочку, напоминает самодеятельный капустник, правильно что не повезли в Москву.
Оксана 06 Октября 2016, 22:26
Осмелюсь заметить, что "Снегурочка" в театрепоставлена и идет.



Ведущая программы «Вести. Камчатка» не смогла сдержать смеха, рассказывая в эфире о льготах для ветеранов.