Уважаемые пользователи! Сообщаем вам, что сайт подвергся DDoS-атаке из-за рубежа. Возможны сбои в работе.
Главная Культура 00:18 19 Февраля 2016 2985
Олег Митяев: Не пускать уныние на порог души

Когда ему в голову приходят по осени неутешительные выводы, он сам вспоминает и другим не дает забыть, что скоро лето

Виктория Пешкова

Митяев поет, потому что не петь не может. Когда, чтобы дышать полной грудью, ему не хватает собственных стихов, Олег обращается к Окуджаве и Визбору, Бродскому и Пушкину. Когда ему в голову приходят по осени неутешительные выводы, он сам вспоминает и другим не дает забыть, что скоро лето. Ну кто поверит, что этот красивый парень, так вовремя подметивший, как здорово, что все мы здесь (а не где-нибудь на другом краю Вселенной) сегодня собрались, — именно в нынешнюю пятницу, 19 февраля, отмечает 60-летие. Так что, Олег Григорьевич, за «парня» извините. Тем более мы ведь тоже отмечаем сегодня день рождения — только уже 95-й. С днем рождения — и вас, и нас!

— Считается, что человека таким, какой он есть, делают наследственность, воспитание и обстоятельства. А у вас к этому списку есть добавления?

— Так оно и есть. Но я бы еще добавил: и правильное детство. Родителям, по большому счету, было не до меня, и сейчас я понимаю, что, пожалуй, это было даже хорошо для конечного результата. Отдаю себе отчет в том, что запускаю сейчас такой отрицательный постулат, но так оно было. Есть у меня строчки, за которые мамы и папы и сегодня меня упрекают: «И жизнь промчится, и эта алгебра не пригодится». Но, согласитесь, никто не может заранее знать, что, когда и каким образом ему в жизни сможет пригодиться. И в этом заключена особенная мудрость, дающая человеку шанс попытать не одно счастье, а сразу несколько.

В моем детстве все стояло на своих местах — библиотека, музыкальная школа, дом культуры, дворец спорта. Мне было чем заняться помимо алгебры. Но при этом оставалось достаточно свободного времени, которое, как потом выяснилось, формирует что-то очень важное в душе, без чего человек — как слепоглухонемой. И вот эти долгие прогулки у озера в любое время года, будоражащие воображение запахи — озерной воды, цветов, мокрой листвы, озона после дождя — все складывалось в какую-то копилку, чтобы потом было что сказать.

— Видимо, и то, что было вами добыто за годы учебы в таких разнонаправленных заведениях, как монтажный техникум, Институт физкультуры и ГИТИС, тоже в эту копилку пошло?

— Естественно. Размышляя о том, зачем судьба мне организовала такую экскурсию по жизни, я в конце концов понял: она, видимо, решила продемонстрировать разные возможности — на выбор. Я поработал и электриком, и воспитателем, и тренером по плаванию, и даже успел поиграть у такого великого режиссера, как Евгений Радомысленский. Правда, тогда я его великости не осознавал. С театром вообще вышло очень забавно — в 1993 году Андрей Житинкин, который тогда был еще совсем молодым режиссером, пригласил меня на роль Маяковского в спектакль «Большой Владимир», который он ставил с артистами Театра имени Моссовета к 100-летию поэта для какого-то фестиваля в Италии, а организовывала все это Ольга Анохина. За кулисы после спектакля пришел Петер Штайн, которому наша работа очень понравилась. Я разговаривал с ним по-немецки и никакого особого пиетета не испытывал, а все наши актеры пребывали в полуобморочном состоянии. Мы с моим другом Костей Тарасовым, кажется, были единственными людьми, не имевшими ни малейшего представления о том, кто это такой.

— Сыграть Маяковского — подарок судьбы для любого актера. Вы о театральной стезе всерьез не задумывались?

— Мы с Мишей Евдокимовым поступили в ГИТИС на актерский факультет. Проучились год, увидели, что народ массово на режиссерский переходит, и решили тоже в режиссуру податься.

Но, по правде говоря, это не имело решающего значения в нашей жизни. Миша как-то сказал мне: «Как бы мы с тобой ни старались, у меня — «морда красная», а у тебя «как здорово, что все мы здесь...».

— «Как здорово, что все мы здесь», «С добрым утром, любимая», «Крепитесь, люди, скоро лето» — когда это слышишь, кажется, что это должно нравиться всем. Как вы угадываете спеть то, что подхватят?

— Какому количеству людей понравится твоя новая песня, даже приблизительно спрогнозировать невозможно. Я, когда мне задают подобные вопросы, тут же цитирую Михал Михалыча Жванецкого: «Сидишь, пишешь... и вдруг понимаешь, что фигня какая-то получается. Значит, хит!»

— Видя вас на сцене, ловишь себя на мысли: этому человеку любой зал сдается сразу и безоговорочно — хоть нефтяники, хоть космонавты, хоть оленеводы. Скажите, бывали случаи, когда вам приходилось преодолевать сопротивление зала?

— Был у меня один раз в жизни зал, который так и не загорелся. Я тогда уже поднаторел в Челябинской филармонии зажигать любую публику, причем не только с помощью своих песен — и тут, ну как мордой об забор: Концерт на каком-то «кислотном производстве» где-то на Сахалине. Что-то очень вредное эти люди производили. И вот после смены загнали их в красный уголок. Я спел первую песню — никто даже головы не поднял, не то что не хлопнул. Я удивился, пустил в ход весь арсенал, какой у меня был, — и опять никакой реакции, сидят словно каменные. Минут через 20 я сдался: вежливо попрощался и ретировался. Так что бывает. Но к счастью, в виде исключения.

— Когда слушаешь ваши песни, кажется, что рождаются они на одном дыхании. Но наверняка были такие, которые ну никак не хотели появляться на свет.

— Есть легкие роды, а есть такие затянувшиеся... Вот я уже двадцатый год пишу песню «На газоне возле дома жгли траву». Вот горит эта трава, улетает дым между ветвей, как между пальцев... Красивая такая аллегория, но я никак не могу завершить этот образ в нужной тональности. Или вот еще: «Смотреть на фотографии подолгу очень вредно, поскольку все, что прочее, стирается тогда». Эта песня тоже пишется уже лет 15. Лежат в столе листочки, потрепанные, истершиеся, но я все равно их не выбрасываю: Чувствую, еще не вечер...

— ... и вдруг песня все-таки придет?

— Может, и придет. Вот песня «Дым печной»: «Цвело узорами стекло / В окне темно-сиреневом. / Тепло молчание текло, / Как свет зрачка оленьего...».

Я написал четыре строчки и никак не мог продолжить. Почти 10 лет. А потом написалось и спелось. Так что насчет того, что «на одном дыхании», я бы не спорил, но дыхание может быть очень перерывистым.

— «Дым печной» посвящен Федору Тютчеву. Есть у вас песни, посвященные нашим современникам — Эльдару Рязанову, Федору Конюхову... Как приходит мысль написать песню конкретному адресату?

— Приходит тогда, когда понимаешь, что этот человек тебе чем-то очень близок. Но чаще это песни, так сказать, по поводу, практически по заказу, что, впрочем, не мешает им становиться популярными и неубиваемыми. Если честно, тут все так запутанно, что было бы глупо рассказывать, как все происходит на самом деле. Ну нет на все это какого-то четко сформулированного ответа, все размыто... Пусть так и остается, ладно?

— Вы всегда подчеркиваете, что авторская песня — это ступенька к большой поэзии. Был у вас дивный проект на очень высокой ноте — на стихи Пушкина. Но не нахальство ли это — замахнуться на нашего, знаете ли, самого Александра Сергеевича?

— Может, и нахальство. Хотя пушкинский альбом не первый на этой, как вы выразились, высокой ноте. Много лет назад, в 2002-м, мы с Леней Марголиным записали альбом на стихи Бродского «Ни страны, ни погоста». Этот альбом восхитил Михаила Козакова, который даже написал статью для какой-то газеты о том, как ему это вообще казалось дикостью, — он, мол, всю жизнь читает Бродского, а тут какой-то Митяев вздумал Бродского петь. А потом прослушал диск и буквально загорелся им и, даже попав в больницу, все слушал и слушал, ругая сам себя: «Что я, институтка, чтобы весь день Митяева слушать». В итоге Михаил Михайлович включил песни из этого альбома в свой спектакль о Бродском «Ниоткуда с любовью», который он поставил в театре «Школа современной пьесы». Так вот, к чему это я... Прошедшим летом Министерство культуры Италии вручило нам с Леонидом Марголиным премию имени Иосифа Бродского. Мы летали на церемонию, нас тепло поздравляли итальянцы: у них в стране эта премия — заметное и важное событие, они очень ценят все, что связывает итальянскую и русскую культуры. А у нас об этом никто ничего не знает — ни один телеканал, ни Министерство культуры нашей отечественной ничего об этом не хочет слышать. Обычная история. Выводы, как говорится, делайте сами.

— Что ж, делаю: нет пророков в своем отечестве. А еще думаю, что челябинский мальчишка ни о подобной премии, ни о такой популярности в народе никогда и не мечтал. Как же все у вас так получилось?

— Да это, в общем-то, не моя заслуга. Не сочтите за скромность. Как-то моего старшего сына спросили, почему он не пишет песни, как отец. А он ответил: «У отца — дар. У меня такого нет». И я понимаю, что это и в самом деле дар...

— То есть вам способность писать такие стихи и песни просто подарили?

— Ну, конечно! Я иногда слушаю какую-нибудь свою песню и думаю: ну здорово, я никогда б не смог этого написать сам! Чистосердечно признаюсь.

— Получается, что Олег Митяев всю жизнь неким ретранслятором работает? Не обидно?

— А чего обижаться, если я ретранслирую то, что и сам чувствую? Наверное, этот ретранслятор мог бы быть более тонким, и я тогда мог бы писать лучше гораздо, но — слава тебе господи! — все есть как есть. Иначе это был бы совершенно другой человек, гораздо сильнее страдающий от несовершенства этого мира, а значит, и более несчастный.

— На юбилейных концертах, проходящих в эти дни, песни виновника торжества поют знаменитые гости. Не кажется ли вам, что в исполнении Кобзона или Валерии под оркестр — это уже не совсем Митяев?

— Если бы я занимался шоу-бизнесом, может, я и запретил бы другим исполнителям петь свои песни. Но мое челябинское детство не может не радоваться и не восхищаться такому исполнению моих песен. Ну, считайте, что это понты такие. Не могу я отказать себе в удовольствии услышать, как Иосиф Давыдович Кобзон поет мою песню в сопровождении хора МВД. Поет прекрасно и по-своему. И это здорово, что все мы здесь...

— Гости сами выбирают, что петь?

— Конечно. А смысл петь то, что тебе самому не близко? Я уж сколько раз просил Валерию что-то другое исполнить, а она все про родильный дом поет как заведенная. С другой стороны, если б я сам троих родил, может, тоже других бы песен не переносил?

— На трудные времена, в которых мы все в очередной раз вдруг оказались, не сетует сейчас только ленивый. А вы все поете о том, как «не пускать уныние на порог души». А кроме общих пожеланий есть какие-то конкретные рецепты, как все-таки не впасть в грех уныния?

— Кто-то — не помню ни кто, ни где — написал про меня, что мол, и утро-то у него доброе, и прошлое — светлое, и стоит только немного покрепиться, как будет лето. Типа, просто куплеты записного оптимиста. Ну, такой вот я... Песня, о которой вы упомянули, называется «Покаянная» — она из того же разряда. И не стану я давать никаких рецептов — у каждого свое отношение и к этой жизни, и к этому миру. Бабушка одна хорошо сказала: хлеб есть, войны нет, чего ж вы переживаете? Вот так все просто на самом деле.

Голос

Андрей Житинкин, режиссер, народный артист РФ

— Спектакль «Большой Владимир» я ставил для итальянского фестиваля Arizonti, и в роли Маяковского видел именно Олега — поэта и музыканта, не имеющего к классическому рутинному театру никакого отношения. Мне было важно, что поэт играет поэта. Олег в этом отношении был сродни актерам-поэтам Таганки, которых Юрий Любимов занимал в каждом своем поэтическом спектакле. Митяев ничего не изображал, не искал внешнего сходства с Маяковским — при его фантастической органике никакие кепки и папиросы Олегу были не нужны. Обладая природным чувством ритма и проникновенным голосом, он стопроцентно передавал необходимую мне мелодику, и зал, не понимавший ни единого слова — никакого подстрочного перевода не было и в помине, а бегущая строка лишь передавала общий смысл происходящего на сцене, — был им просто заворожен. Мы пытались понять, почему жизнь Маяковского оборвалась так трагически, и вот это дыхание «почвы и судьбы» Олег передавал просто потрясающе. Штайн, который был председателем жюри этого фестиваля, буквально влюбился в наш спектакль, игра Олега произвела на него очень сильное впечатление. Так что из Италии мы увозили Гран-при...

Сегодня Олег Митяев — известный на всю страну исполнитель, каждый его концерт — своего рода моноспектакль. Он занял очень точную, ему одному доступную нишу — отсюда и безмерная любовь публики, и такой отклик на его песни. Но мне очень жаль, что его талант остался невостребованным ни театром, ни в особенности кино — актеры с такой органикой и такой харизмой там большая редкость.

 

Комментарии для сайта Cackle

Ведущий шоу «Страна талантов» поговорил с корреспондентом «Труда» о теплоте и душевности искусства

Алексей Мажаев, музыкальный критик
Труд
Алексей Воробьев рад юному пополнению «Страны талантов». Фото предоставлены телеканалом НТВ

На канале НТВ завершилось шоу «Страна талантов», на протяжении двух месяцев предоставлявшее площадку тем, кто посвятил себя народным музыкальным традициям. Фольклор вечен — но в какой степени он интересен...

Отечественный кинопрокат вошел в зону турбулентности
Леонид Павлючик, кинообозреватель «Труда»
Труд
Фото: Fabian Sommer/dpa, globallookpress.com

То, о чем в последние три месяца с тревогой говорили прокатчики, к сожалению, начало сбываться. В России стали в массовом порядке закрываться кинозалы. Тревожные вести приходят из Санкт-Петербурга, Нижнего...

Как царь тащил Россию вперед и что из этого вышло

Евгений ГУСЛЯРОВ, писатель
Труд
Фото: © Komsomolskaya Pravda. globallookpress.com

Петру Великому 9 июня исполнилось 350 лет. Могучая и противоречивая фигура, интерес к которой не ослабевает до сих пор. Впрочем, всякую великую суть легче всего объясняет деталь — в ней, как в зеркале,...

Разговор с главой Российского детского фонда, писателем Дмитрием Лихановым, вернувшимся из Мариуполя...

Ольга Щербакова
Труд
Дмитрий Лиханов и дети Мариуполя

Мы договорились с ним встретиться в кафе у метро. Тут всегда шумно, музыка, бурлит жизнь. И внутренне я даже обрадовалась, потому что разговор предстоял тяжелый. За окном хмурилось небо, народ торопился успеть...

Главред RT Маргарита Симоньян предрекла возвращение Ивана Урганта и свой уход из эфира

Сергей Беднов
Труд
Для спокойствия объясним откровения Маргариты Симоновны минутной слабостью: женщина. Имеет право. Фото: Максим Константинов, globallookpress.com

На прошлой неделе в своем Telegram-канале Симоньян оставила запись: «Нет никаких сомнений, что Ургант вернется. И в страну, и в эфир. А мы — уйдем. За ненадобностью. Точнее, в связи...

В Каннах пахнет скандалами и сюрпризами

Мария Моисеева
Труд
Один из главных кинофорумов мира открывается 17 мая. Фото: Terence Baelen/Keystone Press Agency, globallookpress.com

Стартующий 17 мая 75-й Каннский кинофестиваль в этом году пройдет в привычном живом формате. На Лазурном Берегу высадится вся элита мирового кино. Не будет только официальной делегации из России. Да и вообще...

Культура 00:16 / 27 Мая 2022 9176
Опять двойка...

На голубые экраны возвращается экс-ревизорро Елена Летучая. И опять с ревизиями

Сергей Беднов
Труд
Фото: Анатолий Ломохов, globallookpress.com

Телевидение понемногу возвращается к дооперационной сетке вещания. И хотя на главных кнопках еще нет ни КВН, ни Петросяна, скандальное шоу «На самом деле» уже в эфире. Но чтобы зритель не почувствовал...

Разговор с Юрием Соломиным накануне его дня рождения

Любовь Лебедина
Труд
В роли Доменико Сориано в спектакле «Филумена Мартурано». Фото предоставлено Малым театром

Завтра, 18 июня, у народного артиста СССР, Героя Труда России, полного кавалера ордена «За заслуги перед Отечеством» Юрия Соломина день рождения. Ему без одного дня 87, но как же трудно встроиться в его...

Проект «Живые мемории» - это просветительский киноальманах, где воспоминания выдающихся соотечественников читают наши известные современники

Сергей Николаев
Труд
Среди героев первого сезона был Иван Бунин. Фото: Юлия Зозуля/Keystone Press Agency, globallookpress.com

О том, что довелось пережить жене Достоевского, дочери Льва Толстого, композитору Рахманинову, инженеру и меценату Петру Перцову, Герою Советского Союза Павлу Зайцеву и другим ярким личностям, расскажут Инна Чурикова, Елизавета...

В девятый раз праздник на Владимирщине привез мировую классику в глубинку

Сергей Бирюков, Владимирская область – Москва
Труд
Бах в исполнении Бориса Андрианова у подножия Покровской церкви Клязьминского Городка. Фото автора

«Музыкальная экспедиция» — звучит не очень-то фестивально, скорее по-рабочему, трудовому. Но ведь и фестиваль этот особый — без залов с хрустальными люстрами и публики в «Бриони»....

Когда случилась спецоперация и когда интересы отечества потребовали от публичных фигур обозначить свою гражданскую позицию, попса дала слабину

Сергей Беднов
Труд
Даже если попсу не убирать из эфира полностью, а хотя бы ограничить ее присутствие, то чем заполнять образовавшиеся пустоты? Фото: Moscow-Live.ru

На протяжении нескольких десятилетий главным лозунгом наших ведущих каналов был такой: «Из всех искусств для нас важнейшим является попса!». Он хоть и не звучал голосом Малахова в межпрограммке, но как...

Не все начала в отношениях Европы и России положены Петром

Евгений Гусляров
Труд
Фрагмент портрета царевны Софьи кисти Алексея Антропова (1772 г.). Фото: Russian Look/globallookpress.com

Вот какая замечательная деталь есть в биографии царевны Софьи. Не все начала в отношениях Европы и России положены Петром. Русско-французские литературные связи, например, основаны царевной Софьей. Впрочем, начались эти отношения...

Литературный обзор

Олег Фочкин, книгочей
Труд
Фото: © West Coast Surfer, globallookpress.com

15 мая во всем мире отметят День семьи. По мне, так это самый важный праздник, ведь он касается самых близких и родных людей. Хотя редкая семейная жизнь обходится без драм и испытаний на прочность. Лиана Мориарти...

Литературный обзор

Олег ФОЧКИН, книгочей
Труд
Фото: © Gary Burchill,globallookpress.com

«К счастью путь лежит простой: / Мимо сосен, вдоль жасмина. / День течет, как мед густой, / Из бездонного кувшина» — этими стихами про тягучую, полную негромких радостей и удовольствий дачную жизнь открывался чудесный альбом-альманах Елены Лаврентьевой,...

Важно не то, на чем ты играешь, а как, убеждена музыкант-виртуоз, наставница и просто красавица Екатерина Мочалова

Сергей Бирюков
Труд
Екатерина Мочалова со своими главными любимицами – домрой и мандолиной. Фото: Даниил Рабовский. Из личного альбома артистки

Среди музыкальных чудес только что закончившегося XIV Международного фестиваля Юрия Башмета в Ярославле (спектакль «Волшебная флейта» с плеядой великолепных молодых певцов, ожившие голоса солдат Великой Отечественной в постановке...

Сроки завершения реконструкции знаменитого музея переносятся в третий раз, а стоимость работ вдвое превысила первоначальную

Виктория Рогозинская
Труд
Политехнический музей. Фото: © Komsomolskaya Pravda, globallookpress.com

Эти стены помнят голоса поэтов — Маяковского, Светлова, Вознесенского, Евтушенко, Ахмадулиной, Поженяна и многих других. Документальные кадры с их выступлениями в Политехническом кинорежиссер Марлен Хуциев сделал...







Подписаться

Еженедельная рассылка самых важных и интересных новостей от Труда. Без спама.

Подписаться
Спасибо!

Вы подписались на еженедельную рассылку от Труда. Мы пришлем Вам первый выпуск сегодня.

Порядок разделов

Для того, чтобы изменить порядок раделов, передвиньте их и установите в нужной последовательности

Сохранить
Спроси у юриста

Квалифицированные юристы помогут разобраться в правовых коллизиях вашей проблемы

Хотите получать уведомления о самых важных новостях от Труда?