¬ √алерее классической фотографии проходит выставка ¬алери€ ‘аминского «ћай сорок п€того Ѕерлин тчк». ѕолсотни снимков, сделанных не по редакционному заданию, а по велению сердца — непарадна€ летопись последних дней самой страшной войны.

Ќа фронтах ¬еликой ќтечественной фотокорреспонденты и кинооператоры были такими же солдатами, как и те, что держали в руках автомат или винтовку, закладывали снар€ды в стволы танковых и артиллерийских орудий. ‘ото- и кинокамера тоже были оружием: психологическим в гораздо большей степени, чем идеологическим. —реди бесчисленных смертей, которыми оплачивались и поражени€ и победы, люд€м — и тем, кто на передовой в окопах, и тем, кто у станков в глубоком тылу — нужны несломленные и непокоренные герои. Ќеобходим, как воздух — а может, и больше?! — тот самый «возвышающий обман», который выше «тьмы низких истин». —нимавшие понимали это не хуже тех, кто отбирал потом «правильные» фото- и кинокадры. ј вот генералам «диванных войск», с бестрепетной легкостью рассуждающим о «цензуре Ќ ¬ƒ», «пропаганде» и «искусно состр€панной лжи», похоже, этого никогда не пон€ть.

ќднако непарадна€ сторона великой войны тоже фиксировалась. ¬ыставка «ћай сорок п€того Ѕерлин тчк» как раз ей и посв€щена. » замечательна она в первую очередь личностью автора. ¬алерий ‘аминский был не обычным фотокорреспондентом — снимал не дл€ фронтовой или центральной газеты, а дл€ архивов медицинской службы одного из фронтов.

— √лавное достоинство материалов, отсн€тых ¬алерием ‘аминским, — считает арт-директор √алереи классической фотографии ћарк  оберт, — в том, что их автор не был военным репортером, а значит, не был вписан в систему —овинформбюро. ≈го снимки не подвергались жесткой выборке, как это происходило с его более известными коллегами, начина€ от ≈вгени€ ’алде€ и до —ерге€ Ўиманского. Ёто, если можно так выразитьс€, не ангажированна€ съемка, пристрастна€ именно своим гуманизмом. ‘аминского интересовали люди, попавшие в м€сорубку войны, и ему не важно было, сколько кругов ада им пришлось пройти — все семь или только один.

≈го камера запечатлевала не рукопашные бои и танковые атаки, а медсанбатные и госпитальные будни — изматывающую и бесконечную череду операций и перев€зок, последние мгновени€ умирающих и первые ковыл€ющие шаги возвращающихс€ к жизни. ј когда в бесстрастной репортерской работе намечалась хот€ бы небольша€ передышка, он снимал и снимал ту жизнь, котора€ прорастала сквозь руины и пепел, как только передова€ уходила хот€ бы на пару километров к западу.

Ёто сегодн€, когда у каждого в руках если не полноценна€ фотокамера, то как минимум навороченный гаджет, когда каждый чих выкладываетс€ в соцсети на всеобщее лайкание, граница между приватным и общественным стерта до полной неразличимости. Ћовцам сетевых одобр€мсов трудно даже представить себе, что некогда она существовала и, более того, была незыблема. ¬алерий ‘аминский был из тех, кто чувствовал очень четко. —нимки, сделанные «по заданию» отправл€лись по инстанци€м, проход€ многочисленные ступени цензуры, а то, что снималось дл€ души, оседало в личном архиве.

 адры бесценные, хоть и не уникальные. ¬опреки убеждению, присущему, в основном, тем, кто не утруждает себ€ изучением семейных архивов. «атишье после бо€, посиделки в земл€нке или фото на фоне какой-нибудь разрушенной достопримечательности — такие кадры, хоть и не столь профессионально сн€тые, бережно хран€тс€ во многих семь€х. ј вот что, безусловно, можно считать редкостью, так это фотографии, на которых запечатлены не наши — немцы. ƒети, играющие среди развалин. ∆енщины, набирающие воду из колонки. —тарики в очереди за хлебом. ƒл€ ¬алери€ ‘аминского все люди — в первую очередь люди, каждый со своей судьбой. » попавшие в объектив его камеры фрагменты этих судеб дл€ него не просто документы эпохи, но отражени€ мироустройства, где смерть и жизнь идут рука об руку.

—обственно и судьба самого архива замечательного фотографа тоже рифмуетс€ этим неписаным законом. ѕосле смерти мастера он осталс€ на попечении его вдовы: негатив к негативу, все упаковано, подписано, пронумеровано.  огда же не стало и ее, наследники решили расстатьс€ с семейной реликвией. ќбращались в музеи — увы, безрезультатно: те могли прин€ть коллекцию только в дар, фонды на закупку экспонатов у государственных музеев, как правило, весьма и весьма скромны и не их в том вина. Ѕлагородна€ роль безвозмездных дарителей наследникам оказалась не по плечу, и они выставили архив на продажу через попул€рный сайт бесплатных объ€влений, не особо беспоко€сь о том, что он может попасть в не слишком надежные руки.   счастью, собрание было приобретено фотографом јртуром Ѕондарем, который опытным взгл€дом профессионала сразу оценил, какой «клад» ему досталс€. ќставить такое сокровище под спудом младший собрат ‘аминского по цеху счел невозможным. “ак родилась иде€ этой выставки.

ƒл€ ¬алери€ ‘аминского война закончилась в Ѕерлине. ќн оказалс€ там 22 апрел€ и целый мес€ц снимал поверженную столицу “ретьего –ейха. ƒл€ выставки в √алерее современной фотографии были отобраны 50 снимков. ѕобедный Ѕерлин ‘аминского похож и не похож на тот, который все мы знаем по знаменитым фотографи€м его коллег и кадрам кинохроники. —ходства и различи€ каждый вправе отыскивать дл€ себ€ сам.