В Cети активно обсуждают заявление журналистки Маши Гессен, которая на днях золотом по граниту высекла в «Фейсбуке»: «Для протокола. Несколько месяцев назад Театр наций обратился с предложением поставить спектакль по моей книге „Совершенная строгость“. Я с радостью согласилась. Так вот. Я больше не соглашаюсь. Не потому, что не хочу, чтобы был поставлен спектакль, а из соображений гигиены. Если Евгений Миронов снимается в агитационном ролике для Путина, значит, мы не будем сотрудничать».

Волна сетевого гнева, поднятая «гигиеничной» Гессен, ширится и растет. Уже слышатся призывы бойкотировать спектакли с участием актера, не посещать возглавляемый им Театр наций. А заодно и дать решительный отлуп другим артистам, режиссерам, музыкантам, спортсменам, которые агитируют за Путина.

Что на это можно сказать? Наверное, можно легко допустить, что Театр наций обойдется и без творений Маши Гессен — он возьмет к постановке, допустим, книгу Германа Гессе и, скорее всего, не прогадает. Призывы же бойкотировать спектакли с участием «отступников» кажутся мне и вовсе глупостью. Тогда придется отказаться от походов практически во все главные театры страны: от Малого и МХТ до Маринки, ведь их лидеры — Юрий Соломин, Олег Табаков и Валерий Гергиев — тоже поддержали Путина. А заодно надо будет забыть дорогу в Эрмитаж и Пушкинский музей, ведь их руководители Михаил Пиотровский и Ирина Антонова — тоже «за Путина». И в цирк теперь, получается, ни ногой, ведь популярные в народе братья Запашные — среди доверенных лиц кандидата в президенты. И футбольные баталии с участием Андрея Аршавина и Романа Павлюченко по этой логике окажутся под запретом. И лечиться у Лео Бокерии и Леонида Рошаля теперь тоже вроде получается не комильфо…

Но подобная «гражданская принципиальность», ежели она окажется не легкомысленным поветрием, а выстраданной позицией, которой не изменяют даже в предсмертном бреду, — не обернется ли она оскудением? И потом, оставим за людьми, в том числе и за известными, их право на личный политический выбор — у нас как-никак многопартийность. Давайте уже наконец придем к осознанию той простой мысли, что политические взгляды художника — обычно сами по себе, а его творчество — само по себе. Как мухи и котлеты…

Мне, к примеру, не близки монархические взгляды Никиты Михалкова, которые он прихотливо пытается скрестить с нашей неокрепшей демократией, а фигуру царя — «повенчать» с институтом президентства. Но это не заставит меня отречься от его блистательных фильмов «Неоконченная пьеса», «Пять вечеров», «Урга», которые навсегда вошли в мое духовное естество, в мой состав крови. Владимир Бортко выступает сегодня под красными знаменами коммунистов, на которых, увы, проступают усы кровавого тирана. Но это не заставит меня разлюбить его замечательные экранизации — «Собачье сердце» по Булгакову и «Идиот» по Достоевскому. И Михаила Прохорова, в одночасье ставшего за наш с вами счет миллиардером, а теперь надумавшего идти в президенты, я, как мне кажется, вижу до самого донышка. Но это не заставит меня отречься от песен Аллы Пугачевой, которая поддерживает амбициозного олигарха.

Возвращаясь же к Евгению Миронову, который потряс меня еще в своем раннем фильме «Любовь», а потом дарил радость сопереживания своим героям в «Мусульманине», «Моменте истины», в уже упоминавшемся «Идиоте», — я от него тоже не отрекусь. Пусть нынешний политический выбор актера и не всем близок. В том числе, как ни странно, и мне.

Но вот буду ли я лучше относиться к Сергею Безрукову только на том основании, что он отказался быть доверенным лицом Путина? Не знаю, не уверен. На том свете актеру (дай Бог ему долгой жизни) еще предстоит «повиниться» перед Пушкиным, Есениным, Высоцким, которых он самонадеянно отважился сыграть в посредственных, мягко скажем, фильмах. И поправит ли его творческую репутацию этот, согласен, смелый политический жест — это еще большой вопрос…